Капитан, трижды обогнувший земной шар

К 90-летию со дня рождения Владимира Синельникова.
Владимир Ефимович Синельников—капитан дальнего плавания, единственный среди капитанов научного флота Академии наук УССР, совершивший три кругосветных плавания, лауреат Государственной премии СССР. Судьба заслуженного капитана связана с послевоенным строительством портов в СССР и за рубежом, командованием крупнейшими судами научного флота.

Капитан, трижды  обогнувший земной шар

Капитан дальнего плавания Владимир Ефимович Синельников пришел в Морской гидрофизический институт АН УССР на НИС «Михаил Ломоносов» уже опытным мореплавателем. Он, отработав после окончания средней мореходки в Черномортехфлоте треста дноуглубительных работ Черного моря 12 лет, прошел там трудовой путь от третьего штурмана до капитана. Владимир Ефимович три года участвовал в строительстве порта Ходейда (Йеменская Арабская Республика) на Красном море, два года вел дноуглубительные работы во Вьетнаме. Его безупречная работа в этом тресте была отмечена медалями «Дружба» Демократической Республики Вьетнам и «За трудовую доблесть» СССР.
На «Ломоносове» Владимир Ефимович прослужил от третьего штурмана до старпома и в 1970 году, после окончания Одесского высшего инженерного морского училища, его назначили на должность старпома НИС «Академик Вернадский». Так Синельников стал моим непосредственным начальником на «Вернадском», где я работал четвертым помощником капитана.
А наше знакомство с Владимиром Ефимовичем состоялось несколько раньше, когда мы оба, будучи курсантами-заочниками, в одной группе сдавали в Одессе (в ОВИМУ) госэкзамены и защищали дипломы по специальности «инженер-судоводитель». В то же время в ОВИМУ на младшем курсе учился его сын Слава. Надо было видеть, какую заботу проявлял Синельников-старший о своём наследнике! Отец был рад и горд тем, что его единственный сын тоже выбрал профессию судоводителя.
Работая подчиненным Синельникова, я получил возможность поближе узнать его. Высокий, светловолосый, спокойный, уравновешенный во всех делах и поступках, Владимир Ефимович обладал феноменальной памятью. Он превосходно знал русскую литературу, помнил наизусть многие стихотворения Пушкина, Лермонтова, Есенина, обладал удивительной способностью интересного рассказчика, серьезного и смешного.
Он мог умело разрядить любую конфликтную ситуацию, издевок над людьми не любил, а шутки, им придуманные, были незлобивы. Помню, как в одном из рейсов, в Генуе, свой 40-летний юбилей я отмечал в кругу «товарищей по оружию» в его каюте (каюта старпома была значительно просторнее, чем каюты младшего комсостава). Так вот, когда дело дошло до морской травли, старпом предложил еще один тост: «Давайте выпьем за именинника. Ему сорок лет, а он уже четвертый штурман!» Все покатились со смеху и… именинник тоже.
Безупречное знание английского языка восхищало его сослуживцев и иностранцев. С секстаном он всегда работал точнее и быстрее всех штурманов, не потерял навыков даже когда стал капитаном, а судно уже было оснащено современной навигационной спутниковой системой.
Старпом как-то сразу завоевал авторитет среди экипажа и научных сотрудников. Много значили его дружба и деловые отношения с главным механиком судна Петром Ермоловичем. Многолетним опытом на судах установлено: когда старпом и «дед» между собой в ладах, это залог успеха во многих делах морского коллектива.
И когда встал вопрос, кому вести в первое кругосветное плавание «Академик Вернадский», то начальство решило—Синельникову. И он справился с этой непростой задачей.
6 февраля 1974 года недалеко от мыса Кап-Блан в Атлантике после полуночи возник пожар на иностранном судне «Морской лев» водоизмещением 4200 тонн. Капитан немедленно принял решение спасать терпящих бедствие моряков. Более шести часов продолжалась схватка с огнем, в которой победил экипаж «Вернадского». 23 моряка были спасены. Всю команду аварийного судна приютили на «Вернадском», оказали медицинскую помощь, а «Морской лев» был нами отбуксирован в Дакар. Экипаж тогда наградили почётной грамотой Президиума АН УССР, а отличившихся моряков—медалями «За спасение утопающих».
В той же Атлантике глубокой ночью в непогоду мы по решению капитана Синельникова сняли своей шлюпкой больного старпома-норвежца с грузового судна «Мамийоко» (Республика Сьерра-Леоне, порт приписки—Фритаун). На судне больному оказали медицинскую помощь еще до госпитализации, следуя в Лас-Пальмас.
С 1974-го по 1976 год Владимир Ефимович возглавлял второе кругосветное плавание «Академика Вернадского». Оно было продолжительнее и сложнее первого. Некоторые исследования проводились в Антарктике и в «ревущих сороковых», но в основном—в Индийском и Тихом океанах. На острове Окинава (Япония) мы достойно представили судно и научные лаборатории на международной выставке «Океан-ЭКСПО-75» и получили высокую оценку от устроителей.
А первое кругосветное плавание В. Синельников совершил на НИС «Михаил Ломоносов» в должности 2-го помощника капитана с 29 апреля 1966-го по 28 мая 1967 года. Не каждый капитан имеет в своем активе даже одну кругосветку, а Владимир Ефимович обошел вокруг света трижды!
Когда капитана спрашивали, что обусловило успех его кругосветных рейсов на «Вернадском», он отвечал коротко: «Собственный опыт, помноженный на опыт моих помощников, механиков и всего экипажа». Если речь шла о помощниках, то капитан, улыбаясь, произносил: «Я всегда придерживался старого испытанного капитанского правила: лучше иметь помощника с известными недостатками, чем с неизвестными достоинствами».
В 1981 году В. Синельников поднялся на капитанский мостик нового НИС «Академик Алексей Крылов» водоизмещением 10 тысяч тонн, принадлежащего Черноморскому филиалу ЦНИИ им. академика А.Н. Крылова.
К этому времени у меня уже были пятилетний старпомовский стаж, опыт самостоятельного капитанского плавания. А на моей форменной тужурке уже три года красовался нагрудный знак капитана дальнего плавания. Администрация МГИ решила тогда временно (на один рейс) назначить меня на должность капитана «Вернадского». Ленинский райком КПСС утвердил это решение. Но тогдашний первый секретарь горкома партии сердито топнул ногой: «Нет, не подходит по пятой графе своей анкеты».
Тогда я немедля оставил престижный «Вернадский», перевелся к своему капитану и проработал с ним душа в душу ещё десять лет.
Специфика работы на «Академике Алексее Крылове» была иной, но задача судоводителей оставалась прежней: крути штурвал да безопасно вози! А через пять лет коллектив создателей этого уникального судна, в том числе и В. Синельников, был удостоен звания лауреатов Государственной премии СССР. Так мой капитан стал среди здравствовавших в то время коллег единственным, кто был удостоен такого высокого и почетного звания. Позже его наградили медалью «Ветеран труда», а после первой кругосветки—«За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина».
Никто из участников экспедиций на Крайний Север не забудет, как мастерство и опыт нашего капитана спасли судно, а с ним и 140 человек от неминуемой гибели. В октябре 1991 года, следуя по маршруту Мурманск—Гамбург, в Норвежском море мы были настигнуты ужасным штормом. В полученной радиограмме он был назван неистовым, что редко встречается на языке метеосводок. На вторые сутки сила ураганного ветра достигла 31 метра в секунду. Попутная 9-балльная волна, обрушиваясь на кормовую палубу, крушила на ней все и сбивала теплоход с курса. Гороподобные волны вздымались выше мачт. Судно водоизмещением 10 тысяч тонн в этой беснующейся стихии бросало, словно щепку. Неожиданно вышла из строя правая рулевая машина. Судно перестало слушаться левого руля, его почти мгновенно ветром развернуло лагом к волне с креном 30 градусов на правый борт.
Капитан не растерялся и, маневрируя двумя главными двигателями, сумел развернуть «Крылова» носом против волны и ветра, вывел его из опасного гибельного положения. Главный механик И. Черкашин со своими специалистами, спустившись в румпельное отделение, доложил капитану: «Вырвало прокладку в соединении гидропровода рулевой машины. Все масло вытекло из системы. Приступаем к устранению неисправностей». А размахи в оконечности судна ощущались с удвоенной силой. Людей иногда отрывало от палубы и сбивало с ног непрерывными ударами волн о корпус судна.
Время тянулось мучительно медленно. Наконец «дед» доложил: «Неисправность устранена, проверьте работу руля». И руль заработал! Поворот на обратный курс потребовал от капитана отваги и мастерства и был выполнен безукоризненно! Радио Гамбурга сообщило печальную весть: неистовый шторм опрокинул норвежскую буровую платформу в Северном море, и с ней погибли 43 человека. Наверное, это о таких, как Синельников, сказано во французской пословице «Мой Бог, мой дом, мой капитан!»
В 63 года он стал капитаном-наставником и долго еще передавал накопленный богатейший опыт новому поколению судоводителей. С уходом его с «Крылова» наши морские пути разошлись, но духовная связь никогда не прерывалась. 22 года я работал рядом с этим удивительным человеком, 15 лет из них—его старпомом. Мы многому научились у этого мудрого, начитанного и простого в общении человека—мы, капитаны дальнего плавания: Ф. Бакеев, А. Коноплёв, И. Кизилов, Н. Потапов, О. Тюменев, автор этих строк и другие…
А Синельников-младший, став капитаном дальнего плавания, безаварийно отработал на различных судах Черноморского пароходства до его реформирования.
Владимир Синельников долгое время работал в фирме «Судостроение» капитаном теплохода «Герои Севастополя». В одном из рейсов он организовал спасение пассажиров и команды терпящего бедствие в Черном море судна «Память «Меркурия».
Одна из его последних наград—медаль «300 лет Российскому флоту». Когда у Владимира Ефимовича спрашивали, в чем секрет его трудового долголетия, он улыбался: «Наверное, в любви к профессии!» Судьба подарила моему капитану счастливую возможность побывать в более чем 60 странах мира. В некоторых он жил и работал по два-три года (Вьетнам, Йемен). По портам Сингапур, Стамбул, Аден, Коломбо, Гибралтар, Лас-Пальмас капитан наблюдал в динамике развитие стран в течение 20-30 лет. Более 50 лет посвятил морю заслуженный капитан…
Болезнь подкралась, как всегда, неожиданно. Но до конца своей жизни он стоял на капитанском мостике! 28 июля 2019 года ему исполнилось бы 90…
Экипажи двух бывших научно-исследовательских судов ждут и надеются, что настанет время и однажды в океан выйдет новое судно—«Капитан Синельников», а на доме по адресу: улица Ерошенко, 12, появится мемориальная доска с именем заслуженного капитана.

 

А. ТУМАРОВ, капитан дальнего плавания.

На снимках: В.Е. Синельников, капитан, лауреат Госпремии СССР; НИС «Академик Алексей Крылов».

Другие статьи этого номера