Пути-дороги Федора Конюхова

Пути-дороги Федора Конюхова

В очередной раз наш город посетил Федор Конюхов—писатель, художник, протоиерей… Широчайшую известность Федор Филиппович приобрел как неутомимый путешественник. Им, например, покорены самые высокие вершины всех континентов планеты, совершен ряд многомесячных плаваний по морям и океанам (чаще в одиночку) на утлых плавсредствах. Любимец миллионов бросает вызов сверхдальним расстояниям на собачьей упряжке, на воздушном шаре, на гребной лодчонке, на лыжах и в наши дни—за штурвалом самолета и планера. Свыше 150 дней длилось автономное океанское путешествие Федора Конюхова. После возвращения домой Севастополь—не первый, но и далеко не последний пункт поездки по стране неутомимого планетарного путника. Были ли размещены по городу рекламные щиты с сообщением о предстоящей встрече со знаменитостью? Скорее всего, они отсутствовали, так как до последнего дня никто не мог внятно сказать ни о месте, ни о времени ее проведения. Тем не менее Севастопольский центр культуры и искусства люди заполнили до отказа, включая балконы под потолком и проходы в зрительном зале.

 

Федор Конюхов:
—В Крым летел на самолете. Мне дали коридор со стороны Черного моря на комфортной для обозрения высоте 300 метров. Полуостров с его горами, покрытыми густо-зелеными лесами, и причудливыми бухтами поразительной голубизны необыкновенно красив. Крым—это и большая история, которая побуждает к творчеству. Для детишек я написал книги о Суворове, о Нахимове. Расскажу еще о Корнилове, Истомине.
Фёдор Филиппович переместился на край сцены. За его спиной вспыхнул экран, и на нем ожили эпизоды масштабной подготовки к предпринятой Федором Конюховым в 2016 году одиночной экспедиции из Австралии вокруг Земли в гондоле десятитонного воздушного шара. Его старту предшествовал огромный многолетний труд. Воздушный шар—сложнейшее технологическое сооружение. Но это не самолет. Шару дано взмыть ввысь и приземлиться или приводниться—как получится. По разработанным направлениям он пойдет, влекомый воздушными потоками, на избранном «этаже» атмосферы. А их, потоки, нужно досконально знать.
Кабина воздухоплавателя, если судить по кадрам кинофильма, комфортна. Полет проходил в основном на высоте десяти километров при низкой температуре, достигавшей 60 градусов мороза. Полет длился 11 суток с минутами, всего было пройдено 35 тысяч километров. Максимально воздушный шар поднимался от земли на 11 километров 200 метров.
Как уже сказано, Федор Конюхов начинал маршрут на Австралийском континенте и там же финишировал. Австралию заслуженно называют самым крупным на планете островом. Но это только кажется, что трудно пролететь мимо. Учитывая пройденное вокруг «шарика» расстояние и то, что воздушный шар—не самолет, специалисты признали подлинным чудом посадку нашего земляка в заданном районе. Не промазал!
Как только в зале снова зажглись дежурные лампочки, Федор Филиппович и ведущий вечера, севастопольский писатель Платон Беседин, заняли свои места за столиком в центре сцены. Гость попросил хозяев помещения усилить освещение зала, чтобы лучше видеть лица, глаза пришедших на вечер севастопольцев. Пришел черед их вопросов и ответов Федора Конюхова.

Вопрос из зала:
—Федор Филиппович, назовите, пожалуйста, самый драматичный момент перелета трехлетней давности.

От автора:
Нештатных ситуаций наберется на целую книгу. Три четверти маршрута воздушного шара пролегало над океаном. Требовалось ни на минуту не упускать из виду ни показаний многочисленных приборов, ни горелки. Все одиннадцать суток полета путешественник не сомкнул глаз, разве что на считанные секунды. Для самоконтроля его рука сжимала достаточно увесистый гаечный ключ. Шлепнулся он со звоном на пол, значит, позволил себе лишку. Иначе либо рухнешь в безбрежные студеные воды, либо окажешься в губительных объятиях стратосферы.
В заключительных кадрах фильма запечатлен эпизод жесткой посадки гондолы воздушного шара в австралийской пустыне. Редкая случайность, когда приземление удается мягким, тем более в условиях упругого ветра. При помощи набежавшей толпы друзей Федор Филиппович оставлял гондолу со ссадиной на пол-лица. Ох и покувыркался же воздухоплаватель в своем убежище, когда не погашенный до конца купол волочил его по кочкам!..

Федор Конюхов:
—Так сложилось, что вдали от земной тверди, в заоблачной высоте, путешественнику не миновать экстремальных ситуаций. Но не острые ощущения влекут человека, в том числе и меня, шагнуть в неведомое. Ставятся совершенно прагматичные цели и задачи. Скажем, ткань воздушного шара выдерживает температуру 135 градусов Цельсия. Три года назад этого вполне хватило. Но в настоящее время задумана одиночная экспедиция на стратостате в ближний космос. При редких встречах с Валентиной Терешковой спрашивал: «Дано ли мне, коль космонавтом не стал, увидеть выпуклость Земли? Достаточно ли для этого высоты ближнего космоса?» «Увидишь, Федор, самые дальние горизонты»—услышал в ответ. Стратостат зависнет над планетой на время минимум двух ее оборотов вокруг своей оси. Для этого пламя в горелках должно быть жарче. Ткань, которая удовлетворяла нас вчера, может оплавиться. Прежние наши партнеры, испанцы и подключившиеся к ним французы, работают над тем, чтобы оболочка стратостата выдерживала температуру несколько выше 135 градусов.

От автора:
На сей раз Федор Конюхов, преодолев 1700 километров, прилетел на Крымский полуостров не на рейсовом лайнере, а на построенном при его непосредственном участии необычном самолете. Для преодоления сверхдальнего расстояния с промежуточными посадками в Воронеже, Ростове-на-Дону, на Кубани, в Феодосии, наконец, в Евпатории машине не потребовалось ни капли авиационного топлива. Вращение винта обеспечивали солнечные батареи. Новинку Федор Филиппович называет летающей лабораторией.
Летающая лаборатория—предшественница задуманного самолета, на котором неугомонный в поиске человек намерен дважды без посадки облететь земной шар. Днем будут включены солнечные батареи, ночью—аккумуляторы. В планах Федора Филипповича—дальний полет на планере.
Прежде чем приступить к проектированию летательных аппаратов, партнеры путешественника—биологи, математики, инженеры, представители других специальностей—внимательно и всесторонне изучили возможности альбатроса. В частности исследовались способности птицы, ни разу не взмахнув крыльями, покрывать гигантские расстояния, предельно долго находиться под облаками.

Вопрос из зала:

Федор Конюхов:
—Три года назад воздушный шар, на котором я совершал «кругосветку», оказался перед лицом грозового фронта. От него не отвернуть, разве что добавить километр-полтора высоты. В этом месте воздушный шар поднялся на рекордные в той экспедиции одиннадцать километров 200 метров. С дыханием—порядок: выручает кислородная маска. Но по не защищенному специальным обмундированием телу пошли иголки. Тревожный признак! Кровь грозила «закипеть». Обстановка позволила вовремя вернуться на десятикилометровый «этаж», где шар оказался в коридоре грозовых облаков: далеко за спиной они высекали молнии.

От автора:
—Вспомним русскую поговорку: «Призывай Бога на помощь, а святого Николу—в путь». С 1993 года, собираясь в дальнее-предальнее путешествие, хоть по суху, хоть по воде, хоть в заоблачных высотах, Федор Конюхов первой в заветное местечко багажа помещает серийную, выполненную в металле иконку Чудотворца Мирликийского. Разминувшись с грозовым фронтом, Федор Филиппович молитвенно поблагодарил небесного покровителя путешествующего люда.
В одном из последних номеров «Комсомольская правда» напишет: «Конюхов завел обычай: перед началом очередной «кругосветки» возводит часовню. Не изменил этой традиции и на этот раз. В прошлом году он начал строить часовню (в честь флотоводца святого Федора Ушакова) в Орловке». Село, заметим, расположено в границах Большого Севастополя.

Вопрос из зала:

—Слышали, что вы погружались на место гибели линкора «Новороссийск»…

Федор Конюхов:
—В настоящее время размышляю о трагической судьбе броненосца «Петропавловск». В 1904 году он подорвался на японской мине у Порт-Артура. На нем погибли отважные сыны России, в том числе адмирал Степан Макаров, и выдающийся художник Василий Верещагин. Возможно, потребуется моя помощь в организации экспедиции наших водолазов к покоящемуся на морском дне кораблю. Конечно, и «Новороссийск» грешно забывать.

Вопрос из зала:
—Общение с вами, Федор Филиппович,—большой подарок не только для меня, но и для моих еще не появившихся на свет детей и внуков. Когда-нибудь я с гордостью расскажу им о сегодняшней встрече с вами. Прежде чем задать свой вопрос, поделюсь своими наблюдениями. Любо-дорого наблюдать веселые свадьбы. Горько, однако, полгода спустя становиться свидетелем распада едва не половины в недавнем прошлом счастливых пар. Вы, Федор Филиппович, случается, долгими месяцами находитесь в рискованных экспедициях. Как вам и вашей жене, Ирине Анатольевне, удается сохранить семью?

Федор Конюхов:
—Однажды мной овладело желание отметить круглую дату заключения брака. По-моему, речь шла о его 30-летии. Но супруга открыла свой счет времени. Оказывается, треть этого времени или всю его половину я находился вне дома. Но все равно мы были вместе. У нас общие заботы и о путешествиях, и о детях, и о внуках. У нас четверо внука и две внучки. После женитьбы старшего внука ждем правнуков. С их появлением с прадедушек и прабабушек снимаются все грехи. К этому следует стремиться.

Вопрос из зала:
—Завершая очередное путешествие, вы радуетесь или сожалеете?

Федор Конюхов:
—В небе я скучаю по морю, по родным моему сердцу дельфинам, на воде улавливаю стремление снова штурмовать высоты. На планете все красивое. Так Бог создал. Дважды бывал в Сомали. Какие замечательные там люди! Помидорами угощали. По вкусу, аромату они похожи на украинские. Не пиратами сомалийцы родились—некоторых из них разбойниками сделали созданные кем-то условия жизни.
Неоднократно меня пытались вовлечь в политику. Но чем я могу быть полезным во власти? И Владимир Владимирович Путин при встрече сказал: «Федор Филиппович, путешествуйте, это—ваше».

От автора:
Таких людей, как Федор Конюхов, нужно привлекать к общению с детьми. Надо было видеть, как мальчишки и девчонки буквально гроздьями облепили сцену. Они подходили к установленным в зале микрофонам.

Вопрос из зала:
—Видели ли вы в океане китов?—спросил по виду учащийся младших классов.

Федор Конюхов:
—Видел, видел бесчисленное количество раз. Я их люблю, чувствую, и они меня любят. Я решительно заступился за томившихся в Находке в тесных загородках дельфинов, белух, косаток. Их отпускают на волю. Хотя бы новых не ловили…

От автора:
Всю жизнь Федор Конюхов учится то вождению судов, то штурманскому делу, то управлению самолетом, то живописи. И своих юных слушателей он увещевает: «Учитесь, ребята, всему полезному».
Из зала поступали не только вопросы. Звучали заявления различного содержания. «Мы с волнением наблюдаем за вашими путешествиями. Молимся за вас и слышим ваши молитвы за всю Землю. Радует созданная вами многонациональная команда, которая на суше обеспечивает реализацию сложных проектов. В такой команде единомышленников, патриотов, знающих специалистов нуждается и Севастополь».

Федор Конюхов:
—Чем я могу вам помочь? Севастопольцы—мужественные. У вас все получится. Буду усердно молиться за вас.

 

А. КАЛЬКО.

На снимках: Ф. Конюхов встречается с севастопольцами; только смелым покоряются моря.

Фото автора.

Другие статьи этого номера