Любовь, голуби и огонек свечи

Любовь, голуби и огонек свечи

В минувшую субботу в достаточно заполненном зале Балаклавского центра культуры и досуга на экране вспыхнули кульминационные эпизоды культовых в отечественном кинематографе картин: «Змеелов», «Мужики!..», «Одиноким предоставляется общежитие» и, конечно же, «Любовь и голуби». Любитель кино уже знает, о ком пойдет речь в этих заметках. Верно! Как только в зале снова зажгли свет, на сцену вышел исполнитель главных ролей в этих полюбившихся зрителям лентах народный артист РСФСР Александр Михайлов.

 

Было бы интересно из его уст услышать о работе над созданием запомнившихся образов, о партнерах по съемочным площадкам: Гундаревой, Гурченко, Дорошиной, Глебове, Юрском… Но Александр Яковлевич предпочел поведать публике, пожалуй, о самом главном—о том, что питает его творчество.
Родился артист и крепко встал на ноги за Уралом—это Забайкалье, Владивосток… Не достигнув совершеннолетия, юный Саша работал на селе прицепщиком. Отсюда у него неугасающая боль за судьбу современной деревни. В период правления государством известных руководителей недавнего прошлого, сказал Александр Михайлов, окончательно сгинуло не менее 20 тысяч деревень. В настоящее время в пределах 10 тысяч находятся на грани выживания.
«Если бы мне выпал случай встретиться с первыми лицами страны,—сказал Александр Яковлевич,—произнес бы всего два слова: «Спасите деревню». Была бы моя воля, в назидание людям воздвиг бы на Красной площади памятник деревне. В самом деле, она того заслужила: как родина выдающихся людей, как колыбель русской культуры, как не заглохший еще окончательно источник доброты и высокой нравственности. Какие крупные мегаполисы вокруг ни подпирают небо, а без деревни они—ничто».
Мы помним и никогда не забудем Михаила Евдокимова. Вспоминая его, недоумеваем: почему, зачем талантливейшего артиста понесло во власть? Амбиции? Честолюбие? Мода? Относительно решения друга у Александра Михайлова есть свой ответ. В родном алтайском селе на первые заработанные деньги артист Михаил Евдокимов одел улицы в асфальт. Чуть позже построил стадион. В дом кумира устремился поток земляков всех сословий. Не устояла алтайская знаменитость под напором ходоков-крестьян: «Миша, устали мы от всех…»
Почти полтора десятка лет Александр Михайлов несет взваленную на свои плечи ношу—обязанности президента фестиваля под почитаемым на малой родине именем Михаила Евдокимова. Он проходит в первые августовские дни. «В нынешнем году,—не без гордости сказал Александр Яковлевич,—мы приняли три с лишним десятка команд. Программа обширнейшая: и песни, и танцы, и выступления спортсменов, и состязания ремесленников. Село утонуло в людском море—не менее 27 тысяч зрителей».
Еще одно глубокое впечатление детства и отрочества: репродукция знаменитой картины Ивана Айвазовского «Девятый вал». От ее вида парень буквально ошалел. Наконец, проник к капитану сухогруза у пристани Владивостокского порта: «Без моря жить не могу». Морской волк долго вглядывался в глаза гостя. Поверил: «В трюмные матросы пойдешь?»
Александр Михайлов строил планы о поступлении в Ленинградское высшее военно-морское училище. Но случилась гибель сразу четырех обледеневших сейнеров. Не дома, а в порту ждала мать корабль сына. Бросилась в глаза произошедшая в течение последних дней перемена—седая прядь волос на голове: «Сынок, или море, или я».
И Александр собрал документы для поступления в ремесленное училище. В его аудиториях и лабораториях он освоил профессию электросварщика. Парень обрел еще несколько рабочих специальностей.
Поворотной в биографии Александра Яковлевича стала встреча с приехавшим во Владивосток на гастроли артистом Валерием Приемыховым. Их разговор длился всю ночь…
В Балаклавском центре культуры и досуга детский кукольный театр «Саквояж» возглавляет Людмила Суханова. К концу 70-х годов минувшего века ее учеба в театральном училище подошла к защите диплома. «Мы ждали выходных, чтобы снова, как и много других саратовцев, пойти «на Михайлова». Он был занят в главных ролях большей части спектаклей репертуара Саратовского академического театра имени Карла Маркса. Глубоко впечатлял зрителя его князь Мышкин—персонаж известного произведения Федора Достоевского».
Если снова говорить об Александре Михайлове как о киноартисте, то отмечаешь потрясающий факт. Почти все герои знаковых в его творчестве картин, как говорится, одной группы крови с исполнителем, его повторение. Похоже, Александр Яковлевич не взялся бы воплощать на экране людей, чуждых ему по духу.
С вдохновением Александр Михайлов декламировал стихи, исполнял песни гражданского звучания. В едином порыве зал встал, когда зазвучали слова: «О героях иных времен…»—песня из этапного в кинематографии фильма «Офицеры». С исполнителем главной роли в этой картине Александр Михайлов крепко дружит на ниве идей «Бессмертного полка». Зал хлопал и пел вместе с ним песню «Калина красная», фонограмму которой подарила артисту почитаемая в нашем городе Вика Цыганова. Она чаще выступает у нас на площади Нахимова, чем на ведущих телеканалах. Вот и Александр Яковлевич объявил вход на его творческий вечер в Балаклаве свободным. Не хочется озвучивать имя так называемой звезды, которая выглядывает из утюга, стоит только его включить, а вот ее отказ петь приведу дословно: «Бесплатно пусть вам кто-то другой поет». Вокалисты звездного круга сами объявили себя «королями». Сколько же их? Мы не видели их ни в рядах «Бессмертного полка», ни в пиковые моменты отечественной истории в Севастополе на площади Нахимова, ни в Донецке.
Щемяще проникновенно прозвучали произведения морской тематики, например «Там за туманами…» Уверен: Александр Яковлевич открыл глаза многим в зале на поэтический дар выдающегося артиста Валентина Гафта.
Александр Михайлов выступал у микрофона, установленного в центре сцены. На столике сбоку горела свеча. Дважды или трижды актер подходил к ней и погружал руку в пламя. Словно в зале подмораживало. Александр Яковлевич—из староверов, остается верен традициям предков. Не от них ли очистительный огонь?
Всех единомышленников, названных Александром Михайловым, не запомнил. Но один из них приехал из Симферополя, чтобы прочитать свои стихотворения и спеть под гитару собственные песни,—это заслуженный артист Республики Крым Константин Фролов.
Полтора десятка лет назад к круглой дате легендарного брига «Меркурий» Симферопольским академическим драматическим театром имени М. Горького была осуществлена постановка спектакля по книге ныне ушедшей от нас севастопольской писательницы Валентины Фроловой «Ветры Босфора». Константином Фроловым к постановке (в ее названии—слова отважного командира: «Намерен вас атаковать…») написан романс «Я не посмел». В настоящее время маэстро участвует в конкурсе на гимн Военно-Морского Флота России. Еще в 2005 году Константин Фролов создал песню о Севастополе
Орел двуглавый
Воспарит над нами…
Покуда Севастополь
Будет русским,
Россия не изведает стыда.
Это произведение предназначалось не только для исполнения дома. Оно прозвучало даже в Киеве, представьте себе: в клубе одного из силовых ведомств. Может, в столице Украины сейчас и вспоминают это пророчество?
В Балаклаве на долю Александра Михайлова и Константина Фролова выпал крупный успех. Благодарные зрители преподнесли гостям букеты цветов и памятные подарки. Александр Михайлов сказал, что в прошлом он не упускал возможности посетить Севастополь, Балаклаву, и высказал убеждение, что эта встреча повторится еще не раз.

 

А. КАЛЬКО.

На снимке: Александр Михайлов.

Фото автора.

Другие статьи этого номера