«Дураков нет!»

Севастополь—самый трудолюбивый регион России

В стране активно обсуждается введение четырехдневной рабочей недели. Изначально с предложением выступила Федерация независимых профсоюзов России. А в июне лидер «Единой России», премьер-министр Дмитрий Медведев высказал аналогичную идею. Глава правительства отметил, что развитие экономики, информатизация и роботизация производства требуют меньшего количества необходимого полезного рабочего времени сотрудников. Тогда казалось, что это предложение как было озвучено, так и забудется. Но нет. Недавно глава Министерства здравоохранения РФ Вероника Скворцова на площадке Восточного экономического форума сообщила, что «если люди придерживаются здорового образа жизни, если им есть чем занять досуг и они внутренне наполнены, то введение четырехдневки было бы вполне положительным решением». В свою очередь депутаты Госдумы объявили о готовности уже в сентябре начать обсуждение разработки законопроекта о сокращении рабочей недели. «Слава Севастополя» решила спросить читателей, как к такому нововведению относятся наши земляки.

 

—Из жизненного опыта могу сказать: конечно хорошо было бы работать четыре дня, но дело в том, что не все люди организованные,—считает пенсионер Борис Ефимович.—Жизнь показывает, что тот, кто не работает, начинает болеть, раскисать. К тому же любой бизнесмен сделает все, чтобы человек за четыре дня выполнил бы весь объем работы, который положено сделать за пять дней. А не у всех людей хватит на это здоровья: у кого оно хуже, те начнут увольняться. Мы страна все-таки третьего мира, и экономика у нас не так развита, как в европейских странах. Я знаю своих сверстников, которые, уйдя с работы, совсем сникли.
В июне председатель правительства Дмитрий Медведев, выступая на 108-й Международной конференции труда в Женеве, анонсировал рабочую четырехдневку для россиян, аргументировав свое предложение так: «Технологический прогресс приводит к сокращению не только рабочих мест, но и рабочего времени, к расширению досуга. Весьма вероятно, что будущее—за четырехдневной рабочей неделей как основой социально-трудового контракта. Я напомню: сто лет назад Генри Форд решился на сокращение рабочей недели с 48 до 40 часов и получил впечатляющий рост производительности труда»,—заявил он. Премьер-министр также вспомнил опыт одной из новозеландских компаний, которая ввела четырехдневную рабочую неделю. Третий выходной оплачивался так же, как и остальные два. В итоге прирост производительности в пересчете на один час рабочего времени составил около 20 процентов, а уровень стресса сотрудников значительно снизился.
А вот наши читатели предрекают, что для России это преждевременное решение. И опасаются, что в госучреждениях вырастут очереди, а зарплата—сократится.
Действительно есть профессии, где людей могут заменить роботы. Вспоминается песня из фильма «Приключения Электроника»: «Вкалывают роботы, счастлив человек».
—Но нельзя всех равнять под одну гребенку,—говорит Константин Смирнов.—Существует множество профессий, где человека пока невозможно заменить. Страшно подумать, как будут работать госучреждения: МФЦ, УФМС, всевозможные департаменты… У нас, чтобы получить какой-нибудь документ, приходится побегать и отстоять многокилометровые очереди. А если эти учреждения перевести на 4-дневную рабочую неделю? Очереди увеличатся, а работодателям придется дополнительно нанимать персонал! К этому наша экономика, на мой взгляд, отнюдь не готова. Есть много специальностей, где людей вообще не хватает: это врачи, учителя, водители общественного транспорта. Да, обсуждается, что людям не уменьшат зарплату, но работодателям вряд ли понравится такой расклад. Оклад, допустим, не уменьшится, зато премии, к примеру, не будет—предприниматель не пойдет на убытки. Дураков нет!
Любопытно, но ряд федеральных экспертов вполне солидарны с нашими читателями. Как сообщил «Российской газете» завкафедрой менеджмента и предпринимательства факультета экономических и социальных наук РАНХиГС Евгений Ицаков, «это дополнительные издержки для бизнеса»: «К диджитализации и цифровизации инициатива никакого отношения не имеет. Нам нужен переход на новый уровень технологического уклада, чтобы говорить о том, что мы вводим четырехдневную неделю, потому что производительность труда высокая». Также он напомнил о том, что введение сокращенной рабочей недели в любом случае является признаком мягкой социальной политики: «Когда греки ввели четырехдневную рабочую неделю, закончили дефолтом страны. Когда французы ввели 35-часовую рабочую неделю, резко потеряли ВВП на душу населения».
Кстати, по негативному сценарию развивались события и в американском штате Юта. В 2008 году все сотрудники местного правительства стали работать по десять часов (с 7.00 до 18.00) четыре дня в неделю. Власти надеялись сэкономить на эксплуатационных расходах до трех миллионов долларов в год. Но в 2011 году заксобрание Юты отменило вето на пятидневную рабочую неделю, и большая часть администрации вернулась к привычному графику, хотя некоторые местные органы власти продолжили использовать альтернативное расписание. Выяснилось, что экономия в итоге не превысила одного миллиона долларов, тогда как закрытие госучреждений по пятницам доставило неудобства населению. Также не было доказано повышение производительности труда чиновников.
По итогам опроса российских граждан ВЦИОМ резюмировал: почти половина россиян (48%) не поддерживают предложение по возможному сокращению рабочей недели до четырёх дней. Среди тех, кто поддерживает, в основном жители Москвы и Санкт-Петербурга (36%), других городов-миллионников (34%), а также 25-34-летние граждане (39%). По словам генерального директора ВЦИОМ Валерия Федорова, перспектива радикального, на 20%, сокращения рабочей недели пока скорее пугает, чем привлекает россиян.
—Это будет разгильдяйство!—уверена наша постоянная читательница Анастасия Павловна Тутова.—Я еще помню те времена, когда у нас был только один выходной. Это, конечно, тяжело: успеть за один день переделать все домашние дела. Не знали, за что хвататься. А потом, когда ввели второй выходной, стало нормально и даже здорово. А вот третий выходной—перебор. Я категорически против: люди вообще разленятся.
Тем временем депутаты Госдумы готовы уже в сентябре начать обсуждение разработки законопроекта о сокращении рабочей недели, сообщил несколько дней назад первый замруководителя думской фракции «Единая Россия», член комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов Андрей Исаев.
«Инициативу о введении четырехдневной рабочей недели мы, безусловно, поддерживаем. Такой переход позволит людям получить больше времени для отдыха, которое они смогут провести с семьей, потратить на самообразование или заботу о своем здоровье, например пройти диспансеризацию»,—приводят слова Исаева в пресс-службе фракции.
Исаев также полагает, что сокращение рабочей недели будет способствовать уменьшению роста безработицы. А вот еще одна наша читательница Ольга Зиновьевна, считает, что в стране сначала нужно улучшить качество жизни, а потом уже обсуждать «прогрессивные» законы.
—Я против сокращения рабочей недели,—говорит Ольга Зиновьевна.—Я уверена, что платить нам тоже будут меньше. Зачем нам три дня выходных без денег, какой тут отдых? Насколько я информирована, молодежь тоже против такой идеи. К тому же люди за три дня расслабятся, а потом день нужен для того, чтобы войти в рабочий режим. И какому работодателю это нужно? Сначала необходимо зарплату довести до нормального уровня. Лучше бы депутаты почаще обсуждали, как повысить уровень жизни россиян.

Анна БРЫГИНА.

 

Мы предлагаем нашим читателям очередной «Вопрос в лоб»: «Берете ли вы больничный лист, когда болеете? Почему?»
Ответ на него можно дать в пятницу, 13 сентября, с 13 до 14 часов, позвонив по телефону 54-06-10, или прислать на электронный адрес редакции (slavasev@mail.ru) не позднее понедельника, 16 сентября.

Другие статьи этого номера