Военврач: 60 лет под присягой

Военврач: 60 лет под присягой

Родился Георгий Перепёлкин в феврале 1942 года пятым ребенком в крестьянской семье в деревне Казачьи Выселки Крапивненского района Тульской области, рядом с Ясной Поляной, бывшим имением Л.Н. Толстого.

 

Георгий со слов матери знал о нелегком своем появлении на свет: «Дом родителей оказался на нейтральной полосе между двумя войсками. Западнее деревни стояли немцы, восточнее—Красная Армия. Мама, Акулина Кузьминична, рожала меня, пятого ребенка, трое суток на 39-м году. После первого неудачного дня родов старшая сестра села на лошадь, взяла в руки палку с белой наволочкой, как знамя, и поехала к позициям Красной Армии в поисках врача. Но доктора в той части не оказалось, и сестра поехала к немцам. С ними она объяснялась по-немецки, так как в школе учила язык. Просила помочь умирающей при родах женщине.
Немцы пообещали прислать на следующий день фельдшера. В тот день никаких боевых действий на этом участке фронта не было. Утром следующего дня сестра привезла на лошади немецкого фельдшера. Когда подъехали к дому, услышали писк родившегося ребенка. Фельдшер оказал матери помощь, его накормили, дали четверть самогонки и шмат сала. Сестра отвезла его обратно за линию фронта. Ещё два дня на фронте стояла тишина. На третий день началось наступление советских войск под Москвой. Немцев отогнали на запад».
Мама Егорки (так мальчика называли в семье) работала свинаркой в колхозе и в 1939 году участвовала в сельскохозяйственной выставке в Москве. Георгий уже в 1956 году узнал, что за аналогичные достижения в те годы давали звание Героя Социалистического Труда. Отец был организатором и председателем колхоза. В конце 1941 года его забрали на фронт, там он погиб ещё до рождения младшего сына. Брат в 1944 году воевал в Германии, победу встретил в Берлине. После войны окончил военное училище артиллерии, но во время учений получил травму колена и перешел на службу в военкомат в Белозерск.
В 1949 году семья переехала в поселок Южный под Тулой. Там на одной из шахт работал старший брат. Мать как колхозница получила пенсию восемь рублей и работала уборщицей в школе. Видя бедственное положение семьи, брат в 1956 году забрал Георгия к себе в город Белозерск Вологодской области, где Георгий отучился до 10-го класса. Намеревался поступать в Тульский политехнический институт, но брат настоял на поступлении в Военно-медицинскую академию. Все экзамены Георгий сдал успешно и поступил на военно-морской факультет Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова в Ленинграде.
Готовили на этом факультете и врачей для подводного флота. Учебу в академии он завершил с отличием в 1965 году, поэтому имел право выбора места дальнейшей службы. Попросил комиссию далеко не посылать, так как в Туле была больная мать. Предложили поехать в Крым. Лейтенант Перепелкин с радостью согласился на это и попал в… поселок с названием Крым в военно-морской базе Фокино в бухте Абрек Приморского края. Поселок располагался на равном удалении между Владивостоком и Находкой. Там Георгий прослужил шесть лет: три года—в поселке Тихоокеанском и три года—во Владивостоке по специальности радиолог и токсиколог.
А сразу после пятого курса 20 курсантов на самолете «Ту-104» отправили на стажировку на Тихоокеанский флот. Перепелкин попал на ходовые испытания одной из первых ракетных подводных лодок. Серийная лодка «С44» проекта 613 была переоборудована под несение двух контейнеров с ракетами. Вот с этими навесными контейнерами возле рубки лодка проходила полный цикл ходовых испытаний. Там, в Японском море, на глубине 100 метров Перепелкин был посвящен в подводники и пил из плафона забортную воду. Во время учебы Георгий проходил подготовку для службы на подводных лодках. Но с тех памятных ходовых испытаний считает себя полноценным подводником.
В 1970-м Георгия Перепёлкина перевели на Северный флот, где он продолжил службу в специальном лечебном отделении по обслуживанию подводников-атомщиков и военнослужащих ракетных частей. Там ему довелось вновь познакомиться с экипажем подводной лодки «К19». 4 июля 1961 года на ней произошла первая радиационная авария. Половину личного состава привезли в Институт биофизики, а половину—в Военно-медицинскую академию. Там Перепёлкин стал донором костного мозга (методом прямого переливания) для облученного офицера. После проверки совместимости донора заводили в палату к больному, толстой иглой прокалывали грудину, выкачивали 20 кубиков костного мозга и вводили таким же методом больному. В те годы другого лечения лучевой болезни не было.
Через 12 лет лодка, прозванная «Хиросимой», при возвращении с боевой службы загорелась. Февраль 1972 года в Северной Атлантике был щедр на штормы в 10-12 баллов. Лодка всплыла, но потеряла ход и беспомощно болталась на волнах. Спасатели старались взять её на буксир, но тросы рвались, как струны. Часть экипажа удалось эвакуировать с помощью вертолёта. С огромным трудом лодку привели в Североморск. При осмотре выяснилось, что 6-й, 7-й и 8-й отсеки выгорели полностью. Погибли в огне 26 членов экипажа. А в 10-м отсеке оказалось 12 человек личного состава.
В течение 24 суток, пока лодка балансировала на поверхности, моряки были без света, вентиляции, питания и воды. Они выглядели, как тюлени: лица, ноги и руки отекли. Хрипы, кашель, бронхиты. Пострадавших доставили в лечебное отделение госпиталя Северного флота. Там уже были организованы две палаты для экипажа «К19». Два месяца длилось лечение, шло оно крайне тяжело. Но всем, кроме двоих, удалось восстановиться до работоспособного состояния. Лечащим врачом этих ребят был Георгий Перепёлкин.
В лечебном отделении госпиталя была радиометрическая лаборатория, на её базе Перепёлкину пришлось создать кабинет радиоизотопной диагностики. Прошло четыре года службы Георгия Георгиевича на Севере. В 1974 году в Севастополе в госпитале открылось первое отделение радиоизотопной диагностики…
«Я, имея пятнадцатилетний опыт радиологической работы плюс опыт работы с радиоизотопами, подал свою кандидатуру на должность начальника отделения. И командование меня утвердило. Приехал в госпиталь, а помещения нет, техники нет. Всё нужно начинать «с нуля». Совершенно новое дело. Нужно подавать заявку на технику, а сколько ждать придется—неизвестно»,—вспоминает доктор Перепёлкин.
А тут еще год бюджетный заканчивается, денег на ремонт помещения нет. Начал Георгий искать помещение для отделения, подрядчиков для ремонта и строительства. Нашли только старый финский домик. Для работ выделили троих солдат. Все старые полы, простенки и печки выломали. Затем новые доски настелили, пластиком специальным покрыли. И к декабрю уже было готово помещение 66 квадратных метров для отделения радиоизотопной диагностики. Но не было техники и изотопов.
Поехал Перепелкин в Москву на учёбу. Там познакомился с нужными людьми, которые вывели на главного онколога Вооруженных Сил, распоряжающегося медицинской техникой. Семь раз за месяц встречался Перепёлкин с ним в надежде на получение венгерской лаборатории для своего отделения. Последняя встреча произошла в госпитале имени Бурденко, в коридоре перед началом партконференции. Пришлось онкологу взять телефонную трубку и молвить: «Этому настырному майору нужно отдать лабораторию!» А через восемь месяцев в отделение поступил первый больной. Такой скорости ввода в строй не знало ни одно медицинское учреждение!
В 70-е годы не было УЗИ. Радиоизотопной диагностике были доступны исследования щитовидной железы и её метастаз, печени, почек, легких, головного мозга, костей, поджелудочной железы. Все современные методы исследований были освоены в отделении и широко применялись. Конечно, и аппаратура была дорогая, и расходные материалы. Изотопы должны были доставляться каждый месяц. Уже первые диагнозы, поставленные с применением радиоизотопов, показали высокую точность метода. В 1981 году из Москвы приехала большая комиссия, проверяющая госпиталь. Отделение Перепёлкина единственное получило оценку «отлично».
Георгию Георгиевичу предложили возглавить отделение в 32-м Центральном госпитале ВМФ, но он по ряду причин отказался. И вскоре его назначили начальником создаваемого эндоскопического отделения госпиталя в Севастополе. Год пришлось учиться, осваивать новую технику и новые методики. И руководил он отделением 15 лет, до 1997 года, в качестве главного эндоскописта Черноморского флота.
Эндоскопическое отделение госпиталя ЧФ позволило внедрить в клиническую практику эндоскопическую диагностику желудочно-кишечного тракта, контроль качества лечения на всех его стадиях, эндоскопическое удаление новообразований желудка и кишечника. Кроме того, востребованной оказалась и такая процедура, как удаление инородных предметов из органов. Однажды из желудка матроса было извлечено шесть швейных иголок. Удалось освоить остановку кровотечений из язв желудка, удаление фибром голосовых связок, установку декомпрессионных зондов после полостных операций. Впервые в Севастополе в 1984 году была проведена операция по удалению полипа желудка. На базе отделения создана эндоскопическая служба ЧФ (в Поти, Феодосии, Донузлаве, Одессе, Николаеве, в поликлинике ЧФ, на госпитальном судне «Енисей»). Решались и кадровые вопросы: на базе отделения подготовлено 18 врачей-эндоскопистов и 16 медсестер этого профиля…
За десятилетия службы под присягой и годы работы в главном госпитале ЧФ полковник медицинской службы Георгий Георгиевич Перепёлкин в качестве врача-радиолога и эндоскописта высшей категории произвел обследование и лечение более ста тысяч военнослужащих и жителей города-героя Севастополя.
В 1997-м Георгий Перепёлкин вышел на пенсию. В здании Университета марксизма-ленинизма на улице Ленина организовал диагностический центр с кабинетами УЗИ и эндоскопии. В этом центре проработал десять лет и оказывал помощь больным и города, и флота. Потом вернулся в госпиталь флота и работал там до 2016 года. Но и теперь Перепёлкин не оставляет медицинское поприще, работает заведующим кабинетом эндоскопии в филиале № 1 госпиталя ЧФ в Омеге.
Важен рассказ человека о прожитых годах, но ещё важнее отзывы его сослуживцев. Вот что говорит о Перепёлкине полковник медицинской службы Василий Филиппович Кондаков: «Георгий Георгиевич—замечательный человек, высокопрофессиональный врач, ищущий специалист. Благодаря таким людям в медицине появляются новые направления, тысячи обреченных на страдания людей получают квалифицированную и эффективную помощь».
Председатель Севастопольской региональной общественной организации ветеранов (пенсионеров) труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов контр-адмирал Сергей Сергеевич Рыбак знаком с Перепёлкиным уже десятки лет и считает его одним из самых грамотных специалистов в деле здравоохранения: «Георгий Георгиевич—ответственный и внимательный врач, чуткий и надежный товарищ. Его стараниями многим ветеранам флота была оказана своевременная и эффективная помощь. Он—умелый руководитель вверенных ему структурных подразделений флотской медицины. А ещё он—опытный охотник, имеющий здоровое чувство юмора. Перепёлкин—гордость нашей ветеранской организации!»

 

В. Илларионов.

Фото из личного архива Г. Перепелкина.

Другие статьи этого номера