В школу больше ни ногой

В школу больше ни ногой

В России выросло количество школьников, получающих среднее образование по дистанционной и семейной формам обучения. Последние исследования показали, что в этом учебном году за парты не село уже более ста тысяч российских учеников. При этом еще два года назад альтернативные формы образования, в основном по состоянию здоровья, выбирали лишь 8,5 тысячи школьников. В Севастополе такой формат обучения, так называемый хоумскулинг, тоже набирает популярность. Впрочем, учителя в неформальной беседе с корреспондентом «Славы Севастополя» сообщили, что они не в восторге от такой формы обучения: некоторые дети, по их словам, не справившись с итоговой аттестацией, возвращаются в традиционные школы.

 

—В прошлом году двух своих детей я забрала из школы и перевела на дистанционное обучение,—говорит многодетная мама Рита Клименко (в 2015 году Клименко получили звание «Семья года» и их лично поздравил президент РФ Владимир Путин).—Мы выбрали московскую интернет-школу, дети каждый день занимаются, смотрят видеоуроки, делают задания. Им все нравится. Оценки улучшились, да и интерес к обучению повысился. Я, правда, периодически пытаюсь контролировать, беспокоюсь, что они что-то могут упустить, но пока процесс идет нормально. При этом еще один сын учится в 10-м классе обычной школы и ему обучение на дому не подходит. Я считаю, что нужно ориентироваться по ребенку и на семейном совете решать, что подходит конкретно каждому.
Ситуацией с семейным образованием в нашей стране уже озаботились в Госдуме. В начале сентября на заседании комиссии по науке и образованию председатель комитета Госдумы по образованию Вячеслав Никонов предложил регулировать этот процесс законодательно. По прогнозам других экспертов, сегодняшние сто тысяч школьников на дистанционном обучении—только начало. Ожидается, что каждый год количество родителей, выбирающих альтернативные формы обучения для своих детей, будет увеличиваться чуть ли не в два раза. При этом семейное и дистанционное образование не нужно путать с домашним образованием, на которое ребенок направляется по итогам врачебной комиссии, строго по показаниям и на определенный срок. В таком случае либо учителя приходят домой к ученику, либо школьник посещает индивидуальные занятия в школе. А вот на семейном или дистанционном образовании ребенок может обучаться хоть весь школьный период.
Как показывает практика, чаще всего образование вне школы выбирают родители, недовольные качеством обучения, и те, кто имеет возможность оплачивать репетиторов или изучать программу с ребенком самостоятельно. Кроме того, данные формы образования в старших классах нередко используют и талантливые ребята, участвующие в значимых олимпиадах: у них просто не хватает времени на очное посещение всех уроков.
Председатель Общества по защите прав потребителей образовательных услуг Виктор Панин в беседе с корреспондентом «МК» заявил, что «родители голосуют ногами» за альтернативные формы обучения не от хорошей жизни: «Эта ситуация абсолютно ожидаемая и понятная, и действительно, если ничего не менять в нашей системе образования, то переводить на семейное и дистанционное обучение своих детей будет все больше родителей. Естественно, родители делают это не от хорошей жизни. Причина в том, что, несмотря на громкие заявления чиновников и победы наших школьников в различных олимпиадах, качество образования в стране стремительно падает. Ситуация в большинстве школ сейчас такова, что родителям приходится нанимать репетиторов чуть ли не по всем предметам, чтобы ребенок тянул программу. Естественно, взрослые, которые могут позволить себе платить или заниматься с ребенком самостоятельно, предпочитают отказаться от традиционной формы обучения, чтобы не тратить время впустую. Дело в том, что в последние годы школа все больше превращается из источника получения знаний в источник контроля знаний. С самого начала учебного года детей забрасывают бесконечными контрольными и проверочными, при этом на полноценное обучение времени уже не остается. Сто тысяч ребят на дистанционном и семейном обучении—это серьезный звонок для тех, кто управляет образованием, что пришла пора задуматься над происходящим».
В Севастополе, хотя семейное образование также набирает популярность, к такой форме обучения родители и педагоги все-таки пока относятся настороженно. А некоторые все еще считают, что подобный формат выбирают родители проблемных детей, которые просто не в состоянии каждый день посещать школу и нормально усваивать школьную программу. Впрочем, понять современных детей тоже можно: в последнее время севастопольские школы вряд ли можно назвать недоукомплектованными: число учеников в классах зачастую превышает санитарные нормы. Бесконечный шум, суета, занятия до 2-3 часов дня плюс домашние задания подходят не каждому. К тому же в Севастополе нет достаточного выбора частных учебных заведений.
—Когда мы с дочерью решили перевестись на семейное обучение, учителя нам говорили, что мы не справимся и что это очень дорого,—признается мама десятиклассницы Марина.—Сначала было страшно вступать на неизведанную тропу, но вот второй год ребенок учится на дому, и мы вполне довольны. Действительно, дочь физически не выдерживала школьную нагрузку, да и так называемая социализация для нас выходила боком, ребенку пришлось пережить и унижения, и издевательства со стороны одноклассников. А нормальной, не травмирующей социализации нам вполне хватает: у нас большая семья, дочь ходит на занятия в несколько кружков, у нее есть друзья.
На вопрос , сколько денег уходит на семейное образование, Марина ответила неожиданно: «Нисколько. У нас нет денег на репетиторов, дочь способная, занимается сама по учебникам, смотрит вебинары в Интернете. Наверное, я бы не стала советовать уходить из школы родителям учеников начальных классов—там ответственность большая для родителей, нужно все правильно организовать».
В свою очередь севастопольские учителя в неформальной беседе сообщили, что некоторые дети и их родители не справились с семейным обучением и вернулись в обычную школу. Правда, этих школьников пришлось оставить на второй год. Кстати, не слишком способным ученикам формат обычной школы все-таки подойдет больше при условии регулярного посещения учебного заведения. Во-первых, какие-то знания все-таки усвоятся, во-вторых, любой понимающий учитель пойдет навстречу и хоть тройку, но поставит. А вот «завалить» аттестацию на семейном обучении вполне реально. К тому же так как ученика исключают из «контингента» школы, то и все плюсы школьной жизни автоматически исчезают.
Как ни странно, впервые о семейном образовании заговорили еще во времена СССР. Когда в 1986 году в Советском Союзе Игорь Чапковский забрал своего сына из школы, его с супругой могли лишить родительских прав. В СССР посещение учебных заведений для здоровых детей было обязательным. Однако в стране уже началась «перестройка», и власти не стали предпринимать никаких репрессий. Чапковским удалось самостоятельно дать среднее образование сыну и младшей дочери, а затем они стали инициаторами движения за домашнее обучение в России, основав проект «Семейное образование».
А между тем хоумскулинг набирает всё большую популярность как в США, так и в Европе. Считается, что каждый десятый школьник в США—хоумскулер. В каких-то штатах от хоумскулеров требуют представлять учебные планы и сдавать стандартизированные тесты, где-то достаточно сообщить о намерении учиться дома, где-то вообще не нужно связываться с образовательными органами. В некоторых штатах семьям хоумскулеров выделяют денежные пособия на дополнительные занятия и учебники. На дому учились многие американские президенты: Джордж Вашингтон, Теодор Рузвельт, Авраам Линкольн.
Кстати, еще несколько лет назад в Москве родители могли получать такие же суммы, какие выплачивались бы школе на одного ученика; в последнее время подобные выплаты составляли от 63 до 123 тысяч рублей в год в зависимости от класса. Позже их отменили.
В Великобритании в 1924 году Александр Нилл основал частную школу под названием «Саммерхилл». Главной идеей стало то, что школа должна подстраиваться под ребёнка, а не наоборот. В «Саммерхилле» ученики сами выбирали, чему учиться. Им не ставили оценки и не отчитывали за прогулы.
В Канаде, чтобы перейти на семейное обучение, родители пишут заявление о своих намерениях в местное отделение министерства образования. В каждой провинции есть свои нюансы, но на государственном уровне отношение к хоумскулерам весьма лояльное. Возможен и хоумскулинг, и радикальный анскулинг, и прочие свободные формы образования с минимальным контактом со школой. Оценка и контроль знаний происходят по-разному. Семьи имеют право как регулярно проходить аттестации, так и не отчитываться вообще.
А вот в Германии и Швеции, как это ни удивительно, среднее образование можно получать исключительно в школе. Исключения—только для ребят с серьёзными заболеваниями. Родителям, нарушающим предписания, грозит штраф, а в некоторых случаях—даже тюрьма.
В общем, о том, насколько эффективно обучение на дому, единого мнения у экспертов нет. Его критики традиционно обращают внимание на несколько слабых сторон. Например, что семье не всегда легко обеспечить ребенку смену видов деятельности и на недостаточную социализацию таких детей. Хоумскулеры, естественно, не согласны. Тем более что некоторые родители объединяются и нанимают профессиональных репетиторов, создавая некое подобие частных учебных заведений. Благодаря активному общению хоумскулеров между собой ученики имеют возможность объединяться в достаточно большие группы для посещения экскурсий. В любом случае, несмотря на минусы такого образования, плюсы тоже очевидны: у каждого ученика должен быть выбор. Образование из-под палки, как выяснилось, совсем не эффективно и уж точно знаний не прибавляет.

 

Анна Брыгина.

Другие статьи этого номера