Второй музейный век

«Работа с людьми—как свет в окне...»

Севастопольский военно-исторический музей Черноморского флота отпраздновал солидный юбилей—150-летие.
Любой севастополец в юбилей музея, 26 сентября, совершенно бесплатно мог посмотреть уникальные экспозиции. Всего на сегодняшний день в музейных фондах хранится 37 тысяч экспонатов. В том числе личные вещи П. Нахимова, В. Корнилова, ящик с инструментами Н. Пирогова, модели кораблей, полотна Ф. Рубо. В музее хранятся картина И. Айвазовского из коллекции императора Александра I, сабля командующего турецкой эскадрой Осман-паши, которая когда-то была подарена великими князьями. Кроме того, сотрудники музея гордятся своей библиотекой.

 

—У нас действительно уникальные фонды,—говорит заведующий научной библиотекой музея Вячеслав Швец.—В них хранится около 10 тысяч экземпляров и в том числе—редкие книги. Есть на самом деле бесценные вещи: например рукопись офицера времен Крымской войны. Он описывал все, что происходит на фронте! Очень часто сами авторы дарят нам свои книги, мы просим обязательно поставить автограф.
Корреспонденты «Славы» стали свидетелями такого подарка уже через пять минут разговора с заведующим библиотекой. Периодически пополняются фонды и военными мемуарами. Так как библиотека не публичная, а военная, то «просто так» прийти и посмотреть на книги не получится. Сначала нужно сделать запрос. Разрешение на изучение материалов выдается, например, исследователям, историкам или писателям.
Но самым мистическим экспонатом сотрудники музея считают несчастливую саблю—она приносила несчастье всем, кто ею обладал. Именно с этой саблей в свой последний бой отправился Владимир Корнилов. Адмиралу оружие досталось после смерти ученика, лейтенанта Железнова. Лейтенант купил саблю на Кавказе, хотя торговец пытался его отговорить.
По словам директора музея Владимира Клюева, торговец сказал Железнову: «Мне просто нужны деньги, поэтому я так дешево ее продаю, но в нашем ауле все, кто уходил с этой саблей в бой, живыми не возвращались». Лейтенант ответил, что ему чужды предрассудки, и привез эту саблю в Севастополь. К слову, наша газета очень подробно рассказывала своим читателям эту удивительную эпопею.
Интересна и история самого здания. Вообще Военно-исторический музей был открыт в сентябре 1869 года на улице Екатерининской в доме одного из руководителей первой обороны Севастополя генерала Тотлебена. Комитет по сбору средств на открытие музея возглавил редактор военной газеты «Русский инвалид» генерал-лейтенант Меньков. В декабре этого же года российский император Александр II издал указ о передаче севастопольскому музею имения в деревне Эмир Таврической губернии Бердянского уезда площадью 1936 десятин. Патроном музея и находившихся в его ведении благотворительных учреждений стал великий князь Александр Михайлович. При музее в 1874 году были построены приют для инвалидов, школа на 40 учеников (преобразованная позже в ремесленное училище), Ксеньинская церковно-приходская школа, школа соломоплетения для девочек.
А в октябре 1895 года было завершено строительство нового здания для музея по проекту академика Кочетова. На строительство было затрачено 150 тыс. рублей. Здание возвели в строгом классическом стиле, с чугунными и бронзовыми украшениями. На главном фасаде архитекторы выложили «севастопольский знак»: крест и число 349, означающее количество дней обороны. Боковые фасады украсили чугунными арматурами, изображающими части парусных кораблей, пушки, прикрытые бронзовыми знаменами.
В период второй обороны Севастополя музей продолжал работать и пополняться экспонатами, которые приносили защитники города. Часть наиболее ценных была эвакуирована в Баку, затем в Ульяновск. Оставленную часть экспозиции из-за того, что здание музея было частично разрушено, перевели в картинную галерею. После освобождения Севастополя от фашистов выяснилось, что здание разрушено на 60%. По сути, уцелел только фасад. Восстановили его через четыре года.
Кстати, чугунные пушки тоже вывозили из города во время Великой Отечественной войны. На ящиках написали: «Севастополь. Музей обороны. Пушки». В пути верхняя часть таблички пропала, а посылку доставили на поле сражения. Когда солдаты увидели в ней устаревшие пушки, отправили их на завод. От переплавки орудия спас простой рабочий, который спрятал их и хранил до конца войны.
По словам Вячеслава Швеца, даже сами книжные шкафы в библиотеке музея могли бы быть экспонатами. Их, между прочим, в 1948 году сделали качественно, практически на века.

 

Анна Брыгина.

Фото Д. Метелкина.

 

 

Другие статьи этого номера