Гости незваные: четыре дня «дяди Европы» в Крыму

Гости незваные: четыре дня «дяди Европы» в Крыму

150 лет назад в Крыму и в Севастополе побывали принц и принцесса Уэльские. О том, что увидел будущий король Англии, стало известно благодаря дневнику одной из фрейлин из свиты принцессы, а также 20 уникальным фотографиям 1869 года. Связывая день вчерашний с сегодняшним, лишь убедимся, что англичане лукавят, будто не знают, чей Крым. Он был, есть и будет российским.

 

Гости незваные: четыре дня «дяди Европы» в Крыму…Минуло почти пятнадцать лет с момента окончания первой обороны города 1854-1855 гг., как силы флота союзников (Англии, Франции, Турции и Сардинии) блокировали Севастопольскую бухту и бросили на полуостров свой десант. Рассчитывали, что захватят город за неделю, однако недооценили стойкость русских. Моряки Черноморского флота и мирные жители выдержали 11-месячную осаду. Союзники провели шесть массированных артиллерийских бомбардировок Севастополя с суши и моря, однако смогли вытеснить русских разве что с Южной стороны на Северную. Одним из итогов Крымской кампании (без утраты земель) стал запрет на базирование военного флота России в Черном море.
Пройдет немного времени, всего пару лет, и Россия откажется признавать статьи Парижского мирного договора, запрещающие ей иметь на Черном море военный флот, и возродит былое могущество. Но тогда, в 1869 году, заметки о Крыме вновь оказались на страницах британской прессы. Поводом стал высочайший визит в Крым принца и принцессы Уэльских.
Будущий король Великобритании и Ирландии Эдуард VII имел прозвище «дядя Европы», так как приходился дядей нескольким европейским монархам, царствовавшим в одно время с ним, включая Николая II и Вильгельма II. (Он был наследником долго, до 59-летнего возраста. Царствование началось в 1901 году).
Принц Уэльский был женат на Александре, принцессе Датской, сестре русской императрицы Марии Фёдоровны. От этого брака родилось шестеро детей. Поездка, которую решили совершить принц Альберт Эдуард и принцесса Александра, была достаточно многоплановой. Цель—познакомить будущего наследника британской короны со стратегически важными странами Востока—Египтом и Турцией. В 1869 году принц Уэльский, будущий английский король Эдуард VII, прибыл в Стамбул с официальным визитом. А от берегов Турции до берегов Крыма, как говорится, рукой подать. О том, что наследники британского престола увидели в Крыму, стало известно из дневника Терезы Грей, состоящей в королевской свите.
Дневник был издан в Лондоне в том же году. В небольшом сочинении картинам из жизни полуострова после Крымской войны 1853-1856 годов было отведено особое место.
Тереза Грей не была известной фигурой на английской политической или же литературной сцене, сведения о ней скудны. Известно, что свое сочинение миссис Грей посвятила принцессе Уэльской. На страницах дневника знатная дама неоднократно упоминала о том, что весьма часто сопровождала принцессу на всех мероприятиях, обедала с ней и следовала в одной карете. Это позволяет предполагать, что Тереза была не только фрейлиной, но и особо доверенным лицом принцессы.
Члены королевской семьи совершали вояж на английском фрегате «Ариадна». После посещения Греции, Италии, Египта, Турции наконец был взят курс на Крым. Всего лишь четыре дня было выделено в этом вояже далекому полуострову. Но именно посещение данного места, с которым у членов королевской семьи были связаны чувства боли и утраты, стало незабываемым.
Итак, королевская яхта «Ариадна» бросила якорь в Севастопольской бухте. Миссис Грей взволнованно описала в дневнике свои переживания от знакомства с Севастополем. Высоких гостей встречали генерал-губернатор Новороссийского края генерал Коцебу, генерал Жуковский (Тереза Грей называет его губернатором «Крымской Татарии»), барон Остен-Сакен и другие не менее важные лица, которые специально прибыли из Симферополя для того, чтобы приветствовать принца и принцессу Уэльских в Крыму. Присутствовал на встрече и английский консул в Одессе господин Стивенс. Местная администрация предложила свою помощь в осмотре исторических мест, связанных с недавними событиями Крымской войны, на что высокая чета ответила согласием.
Свита наследника британской короны посетила русское кладбище, Северную сторону Севастополя, долины Альмы, Качи и Бельбека—места самых ожесточенных сражений Крымской кампании. В сопровождении почетного эскорта, состоявшего из татарских всадников, принц и свита ехали верхом, а принцесса и миссис Грей следовали за ними в маленькой карете. Всюду их сопровождало эхо минувшей войны, вся земля была изранена артиллерийским огнем. Дорога оказалась крайне утомительной, особенно для принцессы Уэльской, которая вскоре ожидала своего пятого за семь лет супружеской жизни ребенка.
Тереза пишет, что среди приближенных принца находились ветераны Крымской войны, бывавшие в этих местах. По дороге они показывали своим соотечественникам наиболее памятные и интересные исторические объекты. С горечью миссис Грей описывает разрушенный Севастополь, который не смог оправиться от последствий длительной осады.
Осматривая город, английская путешественница обращала внимание на то, что везде были видны следы артиллерийского обстрела. Город шесть раз подвергался небывалой бомбардировке. В результате некогда мощная русская военно-морская крепость превратилась в мертвое царство руин. Мало что осталось от прекрасного приморского города, который до войны приезжие описывали с восторгом. Севастополь теперь называли русской Помпеей.
Среди многочисленных развалин были видны расшатанные дверные проемы и пролеты ступеней, ведущие в никуда. На заросших травой улицах не было ни души. Причиненные артиллерийским обстрелом разрушения не могли не поразить англичанку, вызвав чувство стыда. Ведь своим опустошенным видом Севастополь во многом был «обязан» ее соотечественникам.
Так как в Крым принц и принцесса Уэльские прибыли, чтобы осмотреть, в каком состоянии находятся захоронения английских воинов, то и в дневнике фрейлины появились записи о посещении некрополей. Находясь под впечатлением от увиденного, молодая женщина печально размышляла о судьбе далеких от родины захоронений. Известно, что перед тем, как покинуть полуостров в 1856 году, англичане тщательным образом переписали все могилы и братские захоронения, которые они оставляли в Крыму, нанеся на карту их расположение. (В период боевых действий на полуострове потери английской армии составили около 23 тысяч человек. В 1882 году в трех километрах от Севастополя по старому Ялтинскому шоссе на средства Великобритании было устроено английское военное кладбище. В годы Великой Отечественной войны кладбище было сильно разрушено).
Во время кратковременного визита принц и принцесса Уэльские побывали в Балаклаве, где во время Крымской войны их соотечественники устроили «маленький Лондон» с 11 магазинами и увеселительными заведениями. Именно там, недалеко от города, во время шторма 14 ноября 1854 года затонул печально известный английский корабль «Принц». Английские гости увидели следы от знаменитой железной дороги, построенной их соотечественниками в 1855 году, ведущей от Балаклавы к самым подступам к Севастополю.
Отвлекаясь от печальной цели своего посещения, англичане часто превращались в простых любопытных туристов. Так, Георгиевский монастырь вызвал у путешественников массу эмоций. Они долгое время стояли на вершине грозного седого утеса, наслаждаясь прекрасным морским пейзажем. Также Тереза Грей с восторгом писала о красоте Байдарской долины и о знаменитых воротах на Байдарском перевале, который она назвала Форосским проходом.
Наследник британской короны с большим любопытством и удовольствием осмотрел Южный берег Крыма. Англичане направились в Ливадию, которая с 1861 года являлась летней резиденцией российской императрицы Марии Александровны. После разрушенного и безлюдного Севастополя миссис Грей наслаждалась видом прекрасных горных ландшафтов и хорошо возделанных полей и виноградников, которые живописно сбегали прямо к берегу моря. После посещения Алупки английские путешественники отправились к морю, где их уже ждала «Ариадна»…

Оксана НЕПОМНЯЩИХ.

Другие статьи этого номера