Берёза на пушкинской тропе

Гости незваные: четыре дня «дяди Европы» в Крыму

Александр Пушкин всегда с нами. Вместе со всей страной мы вспоминаем поэта в дни его рождения и гибели на дуэли. В прошлом году у нас проводились первые чтения «Пушкинской тропой», посвященные пребыванию на севастопольской земле гения русской поэзии. Нынче они прошли во второй раз.

 

Программа мероприятия составлялась представителями главного управления культуры города, регионального отделения Союза писателей России и Центральной городской библиотеки имени Л.Н. Толстого.
В назначенный день участники и гости чтений выехали в Орлиное. Здесь в рамках проводившихся у нас в 2003 году Дней русской культуры у административного здания местного муниципального образования была установлена стела. На ее полированном граните выбит лаконичный текст о совершенной в Байдарах (прежнее название Орлиного) 5(17)-6(18) сентября 1820 года остановке на ночлег семьи генерала Н.Н. Раевского. В ее кругу совершил путешествие по благословенной Тавриде и Александр Пушкин. У памятного места гостей встретила местная поэтесса Елена Ульянова.
Всем было любопытно взглянуть на говорливый родник Кара-Агач. Он расположен в непосредственной близости, на улице Ласпинской. С большой уверенностью можно сказать, что в этом месте Байдар поэт и его спутники утолили жажду. Иного источника воды рядом нет.
Невероятно, но в эти осенние дни вода Кара-Агача направлена в иную сторону. На площадке кипит работа по капитальной реконструкции сквера. По заказу государственного бюджетного учреждения Севастополя «Парки и скверы» ее осуществляет руководимое Дмитрием Ягуновым ООО «Лидер». На обновление объекта выделено шесть миллионов рублей. Этих средств достаточно на установку скамеек, известного набора оборудования детской площадки, на замену покрытия территории. Доминантой здесь станет памятник А.С. Пушкину. Бригадир строителей Ашот Жамхарян показал гостям чертежи, по которым выполняются работы. Они идут по графику. Есть уверенность в том, что открытие обновленного сквера, как и намечено, состоится в конце ноября нынешнего года.
Отдохнув в Байдарах, члены семьи Н.Н. Раевского и А.С. Пушкин направились на Феолент, в древний Георгиевский монастырь. В нашем достаточно вместительном маршрутном такси вспыхнула дискуссия, по какому маршруту двигались путешественники. Вдоль русла речки Сухой местами видны петли серпантина старой, спрямленной в наши дни дороги на Южный берег Крыма. Конечно, 199 лет назад наши предшественники на лошадях не миновали Камары (нынешнее Оборонное), может, и Балаклаву. С Камарами согласились, а вот относительно Балаклавы возник спор. Хотя как можно было отказать в желании взглянуть на башни генуэзской крепости, тем более что промежуточная остановка со следующим ночлегом была определена (обратите внимание!) в Балаклавском Георгиевском монастыре.
Наше скорое в ходу маршрутное такси катило мимо Оборонного, мимо Балаклавы—тем более, на Ялтинское кольцо, далее—к «огурцу» (транспортной развязке) на 5-м километре Балаклавского шоссе. Оттуда до Георгиевского монастыря рукой подать. В охотку можно и пешочком прогуляться.
У Георгиевского монастыря Александр Пушкин, по его признанию, «думал стихами». «Тут же,—писал поэт,—видел я баснословные развалины храма Дианы». Еще одно его признание: «Георгиевский монастырь и его крутая лестница к морю оставили во мне сильное впечатление». Под их воздействием написано Александром Сергеевичем этапное в его творческом наследии стихотворение «К чему холодные сомненья?» Ему был предпослан подзаголовок «С морского берега Тавриды».
Едва ли не пару недель назад в Париже состоялись проводы в последний путь славного сына французского народа Жака Ширака. Бывшего мэра Парижа, бывшего премьер-министра и президента Франции в свое время попросили назвать три известные личности, чьи портреты могли бы украсить его рабочий кабинет. Жак Ширак произнес имена одного из королей, своего великого предшественника Шарля де Голля и нашего Александра Пушкина. Великий француз не только знал и любил произведения Александра Сергеевича, он перевел на родной язык роман в стихах «Евгений Онегин».
Само провидение послало нам гения русской поэзии. Отсюда вопрос: как могли мы жить, не отметив хотя бы знаком у нас место, одухотворенное, воспетое Александром Пушкиным? Мало того, в наши дни севастопольцу, члену Союза писателей России Владимиру Стефановскому потребовалось более десяти лет, чтобы добиться установки у Георгиевского монастыря готового пушкинского знака с мраморным барельефом поэта, выполненным почетным гражданином Севастополя, скульптором Станиславом Чижом. На Стефановского возводилась грубая, циничная напраслина, согласовывали и отзывали свои подписи люди недалекие и лживые, только бы остановить реализацию замысла. Сегодня без памятного пушкинского знака на Феоленте, может, не было бы и разбитого здесь замечательного сквера. Об этом говорила в кругу участников и гостей чтений руководитель регионального отделения Союза писателей России Татьяна Воронина. У пушкинского знака Татьяна Шорохова, Александр Федосеев, Николай Ильченко читали свои стихи, посвященные поэту.
Чтения продолжились в ротонде Центральной городской библиотеки имени Л.Н. Толстого. С подготовленными докладами выступили экскурсовод, автор глубоких статей на страницах «Славы Севастополя» и других изданий об Александре Пушкине и его потомках Светлана Мирошниченко, сотрудница ЦГБ имени Л.Н. Толстого Алевтина Богодухова, а также гости: заведующая отделом музея А.С. Пушкина в Гурзуфе Татьяна Джакаева, сотрудница Бахчисарайской районной библиотеки имени А.С. Пушкина Лидия Шелкунова… Итоги конференции подвела сотрудница главного управления культуры города Татьяна Андреева.
В сентябре будущего года исполнится 200 лет со дня посещения Александром Пушкиным дальних и ближайших окрестностей Севастополя. Здорово, что к юбилею мы идем пушкинской тропой, учрежденной и вписанной в календарь мероприятий в области культуры. Нынче ощутимо стремление обогатить ее маршрут за счет того же Оборонного, но обязательно включить в него Шайтан-Мердвень (Чертову лестницу). При подъеме к Байдарам Александра Сергеевича глубоко поразил «первый предмет… берёза, северная берёза». Возможно, и с потомством этого замечательного дерева предстоит волнующая встреча.

А. КАЛЬКО.

На снимках: такой вид мыса и Георгиевского монастыря открылся Александру Пушкину в 1820 году
(художник—Е. Корнеев. 1804 г.).

Другие статьи этого номера