Мелодии осеннего сквера

Мелодии осеннего сквера

Удивительный скверик у Центрального рынка в пору бабьего лета… Его опушка залита теплом и светом ласкового солнца. По кругу тронутые красками осени листья деревьев бросают на асфальт ажурную тень. В погожий час дальнюю крайнюю скамью занимает аксакал. На нем костюм, сшитый из теплой мягкой ткани, голову венчает сувенирная кепка с золотым шитьем. Но не она выдает в нем морского волка, а молодцеватая выправка.

Чем еще привлекает прохожих (это видно) порядком поживший на свете человек? На ребристую скамью он бросает плоскую, как блин, подушку, поудобнее устраивается на ней. После этого откуда-то извлекает портативный магнитофон. Щелчок—не тихо и не громко из динамика льются щемящие мелодии песен военных лет. Словно на дворе не осень—очей очарованье, а 9 Мая—буйство весны, когда динамики сетевого радио лишь на день возвращают нас в один из важнейших периодов отечественной истории. Как эхо доносятся до нас «Священная война», «Синий платочек», «Землянка», «Где же вы теперь, друзья-однополчане»… Предлагаю читателям продолжить программу изо дня в день повторяющегося необычного концерта.
Одни замедляют шаг в аллеях сквера, другие на минутку занимают места на соседних скамьях, третьи заговаривают с седовласым обладателем магнитофона. Осмелился и я подойти к нему с включенным диктофоном.
—Вы кто будете?—опередил меня вопросом аксакал.
—Корреспондент, журналист…
—Корреспондент? Очень хорошо. Я вас проинструктирую…
—Пожалуйста, я вас с интересом послушаю.
—Во-первых, как относишься к новому губернатору?
—Простите, пожалуйста,—включил я заднюю скорость.—Прежде всего я хотел выразить благодарность за устраиваемые вами в скверике замечательные концерты. Как родилась эта идея?
—Я записал фронтовые песни вначале для себя. Слушая их, вспоминаю 1942 год, когда меня призвали в морскую пехоту. Прошел я ускоренный курс обучения в Военно-морском артиллерийском училище. Воевал как против немецко-фашистских захватчиков, так и против империалистической Японии. В мирное время на Кавказском побережье обучал артиллеристов наших африканских союзников. Полтора десятка лет служил на Тихом океане, три года—на Балтике, остальное время—на Черном море. Службе в частях Военно-Морского Флота отдал тридцать лет. Будучи в отставке, вел общественную работу в ветеранских организациях. И сейчас не сторонюсь их. В предстоящем ноябре готовлюсь отметить 95-летие.
Мой собеседник представился:
—Капитал 1 ранга в отставке Бари Каюмович Сагитов—сын башкирского народа.
Наша беседа прервалась на минуту-другую, когда к нам подошла женщина с девочкой-школьницей. Бари Каюмович представил и их:
—Дочь Людмила Бариевна и правнучка Даша.
У ветерана есть еще внук и внучка-старшеклассница. Внук—военный моряк.
—Даша—третьеклассница,—сказал Бари Каюмович.—Она считает своей обязанностью учиться в гимназии только на 5, так как прадедушка, то есть я, в свое время десятилетку окончил с золотой медалью, а Военно-морское училище в Риге—с красным дипломом.
Если у Бари Каюмовича и есть огорчения, то их вызывает множество паркующихся во дворе легковых машин:
—С трудом, но можно мириться с шумом их работающих двигателей, выхлопными газами. Но как в исключительных случаях проехать машинам «скорой помощи», пожарной технике?
Кто ответит на поставленные ветераном вопросы?
…Бари Сагитов может слушать любимые песни в своей уютной квартире или сидя на скамеечке у дома. Но с магнитофоном он идет в скверик, к которому примыкают и рынок, и остановка общественного транспорта, и многолюдная улица. Бари Каюмович прав: о войне можно рассказывать и так, включив портативный магнитофон.

А. КАЛЬКО.
Фото автора.

Другие статьи этого номера