Смерть на входе: что известно об убийстве офицера СКР в Москве

Психически нездоровый мужчина напал с ножом на полковника во время приема граждан

Житель Санкт-Петербурга нанес смертельное ножевое ранение полковнику Владиславу Капустину. Таким образом мужчина пытался отомстить за отказ сотрудников Следственного комитета принять его заявление. В ближайшее время подозреваемого проверят на вменяемость, но уже известно, что он состоит на учете у психиатра. Оказалось, что мужчина не раз проявлял агрессию в отношении своих соседей. Психиатры объясняют, что сейчас в России нет действенных механизмов защиты граждан от потенциально опасных психически нездоровых людей.

С ножом и опасен

На проходной здания Следственного комитета России (СКР) в Техническом переулке Москвы 39-летний житель Санкт-Петербурга Сергей Григорьев нанес ножевое ранение сотруднику ведомства, отвечавшему за работу с обращениями граждан. Преступление было совершено средь бела дня на глазах у многочисленных посетителей.
Очевидцы преступления рассказали СМИ, что Владислав Капустин вышел из здания, чтобы пообщаться с людьми. Под окнами СК стояла женщина с плакатом—она призывала обратить внимание на дело ее сына. Офицер подошел к ней, пообещал во всем разобраться и обязательно помочь. Когда он хотел вернуться в корпус, Сергей Григорьев вонзил в него самодельный нож.
Мужчина пытался избавиться от орудия убийства и покинуть место преступления, но столкнулся с проезжавшим мимо автомобилем. Это обстоятельство позволило правоохранителям быстро задержать его.
Получившего тяжелое ранение в область сердца полковника юстиции Владислава Капустина на машине «скорой помощи» доставили в НИИ им. Склифосовского. Однако врачи оказались бессильны, и сотрудник СКР скончался в медучреждении, не приходя в сознание.
—Возбуждено уголовное дело по ст. 317 УК РФ («Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа»). С нападавшим работают следователи, проводится его допрос,—говорится в сообщении СКР.
По данным следствия, задержанный состоит на учете в психоневрологическом диспансере. На допросе он сразу повел себя неадекватно, и поэтому его отправили на психолого-психиатрическую экспертизу.
—Сотрудники всего ведомства скорбят вместе с родными и близкими нашего погибшего товарища. Следственный комитет окажет всю необходимую помощь и поддержку семье Владислава Капустина,—заявили в ведомстве.

Рассерженный боксер

Во время задержания Григорьев объяснил свой поступок тем, что его жалобу на бездействие правоохранительных органов не хотели принимать к рассмотрению. По некоторым данным, он бесплодно добивался возвращения своего жилья и неоднократно обращался с заявлением в органы власти.
У мужчины были серьезные проблемы с непогашенными кредитами, долгами по «коммуналке» и налогами, банки и ТСЖ предъявили ему десять исков.
Стоит отметить, что Григорьев угрожал правоохранителям и раньше в соцсети на странице психоневрологического диспансера № 9 Невского района, где наблюдался.
Петербургским СМИ удалось пообщаться с матерью задержанного. Она рассказала, что ее сын постоянно обращался в Следственный комитет с просьбой разобраться по поводу продажи квартиры. По ее словам, мужчину ввели в заблуждение, из-за чего он лишился доли своего имущества. Матери также пришлось продать свою часть квартиры.
По сведениям «Невских новостей», в своей квартире в Рабфаковском переулке подозреваемый не появлялся уже несколько лет. Соседи Сергея Григорьева рассказали, что мужчина является то ли мастером спорта по боксу, то ли кандидатом в мастера. При диагнозе «шизофрения» у него было не менее пяти госпитализаций, в том числе принудительных.
Кроме того, подозреваемый был замечен в порче имущества соседей: врывался с топором к ним в гости, ломал двери. На него поступали заявления в полицию, и соседи его боялись.
Комментируя инцидент, руководитель отдела медицинской психологии ФГБНУ «Научный центр психического здоровья» Сергей Ениколопов рассказал «Известиям», что признать человека психически нездоровым и опасным для общества очень сложно: это можно сделать только через суд при свидетельстве психиатра и участкового полицейского.
Эксперт напомнил, что в ходе реформы здравоохранения введен стандарт, по которому больных выписывают из психиатрических стационаров после месяца лечения. Дальше они наблюдаются амбулаторно.
—Кто-то будет получать и принимать лекарства, а кто-то—нет, потому что не считает себя больным,—пояснил Сергей Ениколопов.—Кроме того, люди боятся стигмы. Кто из нас хотел бы, чтобы соседи и знакомые знали, что наш родственник—сумасшедший?
По словам психолога, сейчас мы все в опасности: таких неадекватных людей на улице может быть много. Чтобы изменить ситуацию, нужно тщательно проанализировать подобные случаи, опыт других стран в отношении психически нездоровых людей и на этой основе рассмотреть возможность изменить законодательство.

Е. Сидоренко.

Другие статьи этого номера