Бьет—не любит

Бьет—не любит

Наша страна—одна из немногих, где пока еще нет закона, который систематизировал бы действия всех государственных органов в направлении профилактики семейно-бытового насилия.

 

Избивал жену, даже когда она была беременной

Вот недавний случай, о котором писали СМИ и очень подробно рассказывала наша газета (см. номер «Славы» за 12 октября с.г.): в Крыму военный довел жену до самоубийства. Мужчина считает себя невиновным, хотя регулярно ссорился с женой и избивал её.
Сержанта запаса Максима Рыбникова приговорили к четырём годам лишения свободы за доведение до самоубийства его молодой жены, которая покончила с собой во время отдыха супружеской пары в Крыму. Приговор вынесли в Томском гарнизонном военном суде, о чем сообщил представитель ВСУ СК РФ по Черноморскому флоту Александр Куратов.
Как установили следователи 550-го военного следственного отдела СК РФ по Евпатории, с будущей супругой сержант познакомился в 2014 году, в декабре 2015 года пара расписалась, однако еще с лета у молодой четы начали возникать конфликты, которые позже перешли в потасовки. Как подтверждают многочисленные свидетели, Рыбников избивал свою жену даже тогда, когда она была беременной.
В результате после рождения ребенка женщина впала в депрессию и покончила с собой 11 августа 2016 года, когда семья отдыхала в посёлке Мирном под Евпаторией. Сержант себя виновным в гибели жены не считал—напротив, заявил, что они с супругой всего лишь «иногда ругались», но он её не избивал. Его версия ожидаемо разошлась с показаниями свидетелей по делу.
Томский гарнизонный военный суд, куда дело было передано по ходатайству Рыбникова, признал сержанта запаса виновным по двум статьям: за избиение беременной женщины и за доведение до самоубийства. Максим Рыбников отправится отбывать срок в колонии-поселении.

Прорехи в законе

Тот факт, что дело дошло до суда и муж-тиран понесет наказание,—скорее исключение из обычной практики. Ведь такого понятия, как «домашнее насилие», в российском законодательстве нет. Есть юридическое определение истязания, побоев, избиения, угрозы убийством, однако домашнее насилие нигде не фигурирует. Домашнее насилие с точки зрения законодательства РФ в 2019 году перестало рассматриваться как уголовно наказуемое деяние при условии, что оно не повлекло за собой серьезных травм или временной утраты трудоспособности. Если муж однократно избил жену, тогда ему грозит только административная ответственность. В случае повторного обращения жертвы в правоохранительные органы встанет уже вопрос о привлечении обидчика к уголовной ответственности по ст. 116.1 УК РФ («Побои»).
По некоторым данным, с домашним насилием сталкивается каждый четвертый в семье. Между тем принять меры безопасности, в том числе прибегнуть к защите законодательства, пострадавшим не под силу. Даже на адвоката, что не редкость, у жертвы насилия нет денег. А ведь еще недавно до принятия поправки в Уголовном кодексе семейным тиранам грозило до 2 лет лишения свободы. Сегодня максимальный денежный штраф за побои составляет 30 тысяч рублей.
Многие жертвы домашнего насилия (а среди них большинство—женщины) молчат. Они боятся того, что их проблема выйдет за рамки семьи, что об избиении узнают родственники, сослуживцы, и воспринимают побои как собственный позор. С подобными стереотипами давно активно борются во всем мире: создаются многочисленные общественные организации, которые призывают противодействовать домашнему тирану. Ведь каковы бы ни были причины того, почему жертвы избиения со стороны мужа, сына, родителей терпят побои, результат всегда один—сломанная судьба или, что еще хуже, смерть.

«Бардак, но кому-то надо наводить порядок»

Депутаты от «Единой России» Оксана Пушкина и Ирина Роднина разрабатывают законопроект об основах системы профилактики семейно-бытового насилия в России. Среди его ключевых новаций—защитные предписания в отношении жертв насилия. Предполагается, что защитное предписание будет запрещать обвиненному в семейно-бытовом насилии преследовать пострадавшего, предпринимать попытки выяснить место его пребывания, а также приобретать и использовать любой вид оружия. На время действия защитного предписания обвиненный в домашнем насилии ставится на профилактический учет в органах внутренних дел, говорится в проекте документа.
—Новый закон о профилактике домашнего насилия нужен,—убеждена депутат Госдумы, телеведущая Оксана Пушкина.—Мы—одна из немногих стран, где нет закона, который бы систематизировал все действия всех органов в направлении профилактики семейно-бытового насилия. Страны вовсе не дураки: если принимаются законы, то, совершенно очевидно, на то есть причина,—считает депутат. По её словам, в настоящее время в стране практически нет кризисных центров, где жертвы домашнего насилия должны подавать заявление и получать психологическую помощь, а законом прописывается целая их система. Пушкина добавляет:
—Наш законопроект не о детях, потому что, по нашей установке, дети сегодня защищены: у них есть свои защитные механизмы—служба опеки, инспекция по делам несовершеннолетних и так далее. Мы сегодня говорим только о жертвах домашнего насилия. И вот здесь у нас полный бардак. Кому-то надо наводить порядок. Кто-то должен взять на себя ответственность.

Подготовила Оксана НЕПОМНЯЩИХ.

Оксана Непомнящих

Обозреватель ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера