Накипело!

Накипело!

В начале октября в Саратове случилась трагедия: девятилетняя Лиза пропала по дороге в школу. Девочку искал практически весь город, но ее тело было найдено только на следующий день в одном из гаражей. Сотрудники полиции оперативно задержали преступника, ему уже предъявлено обвинение. Но после этого события в обществе снова всколыхнулась волна обсуждения по поводу отмены моратория на смертную казнь. Десятки тысяч людей подписали петицию в Интернете. Отмену моратория поддержали и некоторые депутаты Саратовской области. Правда, в Кремле пока не готовы обсуждать этот вопрос. Кстати, и мама погибшей девочки высказалась против смертной казни. А вот севастопольцы, позвонившие нам, чтобы ответить на «Вопрос в лоб» «Поддерживаете ли вы отмену моратория на смертную казнь?», все, кроме одного, высказались, что пора мораторий отменять. И звонков было немало.

 

—Откровенно скажу: редакция задала тяжелый вопрос, исходя из моего менталитета. В Российском государстве смертная казнь была практически всегда, и она выполнялась по-разному,—говорит Алим Абасович Алиев.—Петр I, предположительно, отдал приказ убить в тюрьме своего сына Алексея, Екатерина II четвертовала Пугачева… Во времена Сталина смертная казнь была распространена слишком широко. Полагаю, что для серийных убийц, террористических организаций не должно быть моратория на смертную казнь—это будет справедливо. Но думаю, что нужен референдум, на котором необходимо решать этот вопрос.
В России мораторий на смертную казнь был введен в 1997 году. Последний раз она была применена в 1996-м. При этом на сегодняшний день вернуть в России смертную казнь нельзя никакими способами, кроме как принятием новой Конституции (так как вторая глава Основного Закона государства не подлежит изменению). Тема, конечно, для россиян серьезная и страшная: слишком насыщена была отечественная история массовой смертной казнью. Во времена Сталина существовало огромное количество пунктов, по которым выносилась высшая мера наказания. Да и противники смертной казни всегда приводят такой аргумент: прежде чем, например, был наказан маньяк Чикатило, расстреляли совершенно не тех. Впрочем, сторонники отмены моратория тоже не какие-то жестокие люди, скорее наоборот, и предлагают они ввести смертную казнь только в особых случаях.
—Вы знаете, я за отмену моратория на смертную казнь, и со мной соглашаются все мои знакомые,—говорит Валентина Ивановна.—Чтобы не было маньяков, чтобы не было коррупционеров. Эти люди свою шкуру очень ценят, а безнаказанность их совсем расслабляет. А был бы закон, то хотя бы оглядывались. Тогда, может быть, мы и от коррупции избавились бы. Конечно, нужно будет подойти к делу со всей ответственностью, составить закон так, чтобы никто не смог подставить невиновных.
Тем, что реальных преступников, коррупционеров, убийц у нас наказывают слишком маленькими сроками, а то и вовсе освобождают от ответственности, возмущены практически все россияне. Чем больше денег и власти, тем меньше ответственности. К примеру, фигурантка из военного ведомства Васильева фактически не понесла наказания, а многие коррупционеры просто уезжают за рубеж. А за убийство нескольких человек суд порой определяет относительно небольшие сроки. И это, конечно, не может не возмущать.
—Я—за смертную казнь!—говорит Татьяна Владимировна.—Эти подонки убивают людей, насилуют детей, глумятся над стариками, а потом мы всех их еще и кормим в тюрьме. Зачем? Такие ведь никогда в жизни не изменятся. Я посмотрела статистику: 82% освободившихся из мест заключения снова туда возвращаются. А это явно о чем-то говорит.
«В особо серьезных случаях, необходимо применять смертную казнь»,—считает Валентина Аникеева.
«Страшно за детей»,—признается Ирина Викторовна.
Житель Северной стороны Михаил считает, что «мораторий на сметную казнь придумали олигархи, чтобы спокойно грабить население». А Валентина Климентьевна призывает обратить внимание на опыт Сингапура:
—Когда читаешь новости о том, какие огромные взятки берут так называемые «слуги народа», например губернатор Сахалина Хорошавин или полицейский Захарченко, сразу хочется отменить мораторий. Борьба с коррупцией в нашей стране в реальности практически не ведется. В Китае, например, за взятки в особо крупных размерах применяется смертная казнь. Опыт Сингапура, который называют «экономическим чудом», доказывает, что при желании государство вполне эффективно может справиться с коррупцией. А в России злоупотребление чиновников своими полномочиями, масштабы хищений уже не просто возмущают, мы уже достигли практически какой-то точки невозврата. Огромные деньги переводятся в оффшоры, а сами преступники спокойно уезжают за рубеж, чтобы ни в чем себе не отказывать.
Олег Игнатьев прислал в редакцию письмо: «Да, поддерживаю однозначно введение исключительной меры наказания. Зачем нам смотреть на погрязшую в псевдолиберально-демократических ценностях Европу? У меня один родственник служит в российской полиции, а двоюродный брат—в МВД Беларуси. Что они говорят? Сколько случаев убийств сотрудников правоохранительных органов в РФ, а в итоге преступникам светит ст. 317 УК РФ—наказание в виде лишения свободы на срок от 12 до 20 лет. А в Беларуси любой упырь знает, что за убийство милиционера может схлопотать «вышку». Вот, некоторое время назад в Подмосковье дерзко и нагло застрелили женщину-следователя подполковника МВД. Несколько дней назад зарезали полковника СКР возле приемной Следственного комитета. Мой двоюродный брат всегда говорит, что какой бы ни был в Беларуси отпетый преступник, никто не хочет лишать жизни милиционера, чтобы в итоге ему «лоб зеленкой мазали»! А за надругательство над детьми и их убийство (недавно потрясло всю страну убийство девятилетней девочки в Саратове) даже разговора быть не может никакого! Тем более все уже давно написано в Ветхом Завете: «Око за око, зуб за зуб!»
Еще одно письмо лично принес в редакцию ветеран В. Коротков: «Смертная казнь необходима. США кричат о демократии, а смертную казнь не отменили. Основные статьи: измена Родине, распространение наркотиков, педофилия, подрыв экономики, вывоз денег за рубеж (кроме лечения). Пожизненное—не сидеть в кафеле, а работать на урановых рудниках (при отказе работать—расстрел), не нужно за счет налогоплательщиков кормить убийц и маньяков. Шизофреников, совершивших тяжкие преступления, нужно содержать не в лечебных учреждениях, а в тюрьме, без права на УДО. За попытку убийства полицейского—расстрел, за исключением случаев неоправданной жестокости к участникам мирных демонстраций. Педофилия—принудительная стерилизация».
И только один-единственный наш респондент высказался против смертной казни. «А чем мы тогда будем отличаться от убийц, если введем смертную казнь? Я за то, чтобы таким преступникам давали пожизненные сроки. Да, есть в России образцово-показательная тюрьма для таких людей—«Снежинка» в Приморском крае,—говорит Мария.—Построена она по шведскому проекту, и, на первый взгляд, там все устроено комфортно: в камерах есть радиоприемники и телевизоры. Но нет никаких перспектив выйти на свободу. Каждый день—одно и то же. Это ведь ад. И это, на мой взгляд, самое страшное наказание, страшнее расстрела».
Возможно, референдум за отмену моратория в России пока не будет проведен. Но эта волна негодования и обсуждений однозначно—сигнал для наших чиновников: пора что-то менять.

Анна БРЫГИНА.

 

Мы предлагаем нашим читателям очередной «Вопрос в лоб»: «Россия готова выдавать паспорта РФ медикам из-за рубежа. Помогут ли мигранты решить кадровый вопрос в медицине?»
Ответ на него вы можете дать в пятницу, 25 октября, с 13 до 14 часов по телефону 54-06-10 или прислать на электронный адрес редакции (slavasev@mail.ru) не позднее понедельника, 28 октября.

Другие статьи этого номера