Война у каждого своя…

Война у каждого своя...

20 октября 2019-го Владимир Сергиенко ушел к тем бойцам, имена которых искал всю свою жизнь. 
Родился Владимир Емельянович 20 декабря 1935 года в селе Камары (ныне—Оборонное).
Писать сейчас не могу. Читайте то, что написал в 2018-м.

Рыцарь из-под Балаклавы. Полвека в поиске

20 декабря 2015 года Владимиру Сергиенко исполнилось 80 лет. Сам юбиляр считает свой возраст знаком для активизации работы. А работа у него непростая.
Для шестилетнего деревенского мальчишки слова взрослых о гремящей где-то войне казались просто сказками. Но впервые реально прикоснуться к горю близких людей ему пришлось, когда в деревню Камары (позже—Оборонное) под Балаклавой пришла полуторка с убитыми солдатами. На всю жизнь запомнились залитые кровью тела у братской могилы, торчащие из ватников фонтанчики ваты—следы пуль и осколков, прошивших солдат. Это был уже 1941 год. В соседский домишко попала авиационная бомба—первые жертвы войны среди мирного населения маленькой деревушки были захоронены здесь же, на околице. Гибли под обстрелами и бомбежками соседи. Приходили похоронки на их родственников…
В годы войны горячий металл, нашпиговавший севастопольскую землю, миновал Вову Сергиенко. Но уже в мирный день в руках ребенка разорвался артиллерийский снаряд. Даже теоретически шансов выжить не было… Но детское сердечко билось, и истекающего кровью мальчика пытались по разбитой дороге на ветхой телеге довезти до госпиталя. Хирург извлекал осколок за осколком, резал, шил и снова резал. Мальчик лишился правой руки, на месте левой осталось то, что врачам удалось сохранить. Слух восстановился лишь частично.
Но он выжил всем смертям назло. Уже потом были школа и жажда знаний. Письмо левой рукой сперва удавалось с трудом, но изуродованные пальцы держали перо и заставляли его творить чудеса. С годами почерк стал каллиграфическим, любой писарь позавидовал бы. Начал рисовать карандашом, потом перешел к акварели. Приемная комиссия Московского заочного народного университета имени Н.К. Крупской не могла поверить, что представленные работы выполнены стоящим перед ними худощавым юношей… Студенческие годы на заочном отделении рисунка и живописи пролетели быстро. Наступили будни в родном городе.
К тому моменту Владимир уже наладил контакт с районным военкоматом. По крупицам стал собирать Владимир Сергиенко историю военных действий при обороне и освобождении Севастополя. Наверное, он одним из первых в городе начал систематизировать находки на полях недавней войны. То тут, то там в лесах и на склонах гор, среди полей и виноградников дожди вымывали останки советских воинов. С оружием и боеприпасами, в форме и при документах.
Увы, власти такими находками мало интересовались. Государственной программы захоронения защитников Севастополя тогда не было, нет ее и сейчас. Тщательно собирал Владимир Емельянович сколь-нибудь доступную информацию. Все, что видел, записывал четким почерком в тетради.
Первая по-настоящему крупная удача пришла к начинающему поисковику, когда удалось прочитать записку в смертном медальоне одного из воинов. Фамилия Нечесов сейчас включена в Книгу Памяти. Позже были обнаружены имена Вылезжанина и Алексея Григорьевича Киселева. В начале войны маленькие черные или темно-коричневые бакелитовые тубусы были у всех военнослужащих. В них хранился крошечный листочек бумаги с фамилией, именем, местом призыва на службу, адресом родных. Герметично закрытый на резьбе пенал мог сохранить информацию о своем владельце, но не надолго. Шли годы… Бумага при попадании влаги или воздуха истлевала за пару лет. Все реже удавалось прочитать имена защитников Севастополя. Усложнял работу поисковиков и приказ времен конца обороны Севастополя об изъятии документов и медальонов у всех идущих на передовую. А передовой был уже весь город… Медальон советского воина был редкой находкой поисковика, ведь свою лепту внесли мародеры, промышлявшие кольцами и зубами из драгметаллов. Найденные останки они выбрасывали, медальоны уничтожали.
Более 50 лет своей жизни отдал Владимир Емельянович Сергиенко поисковой работе, увековечению памяти защитников Родины. Он смог найти единомышленников и среди молодежи. Сейчас та молодежь уже седая. Но на смену им пришли новые поколения. Под его руководством создан музей Приморской армии. Он долгое время ютился в ветхом клубе села Оборонного, пока дожди окончательно не пролились сквозь кровлю и пол не прогнил. Основная экспозиция перекочевала в клуб села Хмельницкого. За годы работы поисковики обнаружили и захоронили в братских могилах останки более тысячи защитников Севастополя, брошенных на полях сражений в 1941-1942 годах. Владимир Емельянович и его соратники вернули из небытия десятки и десятки имен без вести пропавших воинов.
Являясь членом редколлегии Книги Памяти, Владимир Сергиенко вел активную переписку с архивами и военкоматами страны, старался найти родственников тех, чьи имена удалось прочесть. В дело пошли и личные вещи бойцов, найденные при останках: ложки, ножи, расчески, котелки, шкатулки-табакерки, портсигары, нелегальные самодельные именные жетоны. Автору этих строк неоднократно доводилось выезжать вместе с Владимиром Сергиенко и его поисковиками на раскопки, на ликвидацию найденных взрывоопасных предметов, на перезахоронение найденных останков воинов.
В работе он всегда собранный, внимательный, предельно уважительный, но и требовательный ко всем участникам поискового движения. Работа эта не только нелегкая, но и небезопасная. А невнимательность поисковика может обернуться серьезными неприятностями. Показатель продуманности и четкости всей работы отрядов под его руководством—отсутствие за всю историю поискового движения даже малейшего ЧП. Казалось бы, что человек, хлебнувший горя от снаряда, за версту не подойдет к мине или гранате. Владимир Сергиенко отлично знает все советские и германские боеприпасы времен войны. Он безошибочно различает любой предмет, таящий опасность. И с деминерами его связывает многолетнее тесное сотрудничество. Благодаря информации поисковиков саперы ежегодно вывозят с полей и лесных тропинок сотни взрывоопасных предметов на спецполигон для уничтожения. И земля Севастополя становится чище.

Рыцарский титул

Председатель Севастопольской историко-культурной просветительной ассоциации «Морское собрание» Владимир Стефановский в 2007 году направил письмо почетному председателю Ассамблеи кавалеров ордена Святого Константина, летчику-космонавту СССР Алексею Леонову, в котором писал: «В Севастополе тысячи забытых имен извлечены из темноты забвения на свет, погребены останки по христианскому обычаю усилиями добровольческих поисковых отрядов под руководством Владимира Емельяновича Сергиенко». Переписка длилась год. Оказывается, и в этом деле есть много проблем и проволочек для принятия решения. Но Морское собрание было настойчиво. И вот пришел ответ. Первым в Украине орденом Святого Константина Великого был награжден ветеран поискового движения Балаклавы и Севастополя Владимир Сергиенко. Вручали награду Владимир Стефановский, представитель Севастопольского Морского собрания в Москве капитан 1 ранга Сергей Кубынин, завсектором Морского собрания по связям с соотечественниками, писатель Николай Черкашин.
Золотой орден Святого Константина Великого—древнейшая награда планеты. Он учрежден в 330 году первым христианским монархом Константином, основателем Византии. Среди кавалеров ордена—царь Петр Первый, генералиссимус Александр Суворов, меценаты Павел Третьяков и Савва Мамонтов. В Союз кавалеров ордена входят 12 стран: Швейцария, Германия, Австрия, Финляндия, США, Греция, Канада, ЮАР, Венгрия, Швеция, Чехия, Россия. Среди наших современников кавалерами ордена являются Зураб Церетели, Иосиф Кобзон, Юрий Лужков, Александр Лебедь, Илья Глазунов, Юрий Любимов, Аркадий Вольский. Рыцарский союз кавалеров ордена Константина Великого ставит перед собой задачи помощи культуре, просветительству, поддержки талантов.
Севастополец, балаклавский поисковик Владимир Сергиенко стал первым гражданином Украины, удостоенным столь высокой награды. Церемония награждения прошла 13 ноября 2010 года в Севастопольском Морском собрании с участием журналистов, представителей госадминистрации и депутатского корпуса.
Владимир Сергиенко скромно ответил на поздравительные речи, разделив высокую честь стать кавалером ордена со своими соратниками-поисковиками. Церемония, задуманная как празднество, в то же время дала повод для серьезной дискуссии о судьбе поискового движения. А орден от кавалера приняла на хранение ответственная севастопольская компания. Ну не в избе ж его хранить.
Рыцарь ордена Святого Константина Великого, заслуженный работник культуры Украины Владимир Емельянович Сергиенко удостоен многих грамот и дипломов, значков, знаков и даже юбилейных медалей, признаны его заслуги перед городом и районом. А жил он долгие годы в покосившемся глинобитном домишке в селе Оборонном, куда общественным транспортом, в общем-то, и не добраться. В дождь не каждая машина поднимется по косогору к калитке старого дворика. В комнатке—полумрак, окна заставлены книгами и тетрадями, рисунками и письмами. Наконец решилась квартирная проблема ветерана. Есть теперь у него в городской квартире рабочий стол (не обеденный, а рабочий!). Готов Сергиенко писать, писать и еще раз писать. А Владимиру Емельяновичу ждать некогда—он опять в работе. Если не он и его товарищи, то кто? Если не сегодня, то когда?

(Декабрь 2015 года. Балаклава).

Ветерану-поисковику вручили медаль и… лопату

В Музее героической обороны и освобождения Севастополя прошла необычная встреча. При небольшом стечении гостей чествовали заслуженного ветерана-поисковика, человека-легенду.
Приказом министра обороны Российской Федерации 16 мая 2017 года № 287 Сергиенко Владимир Емельянович награжден медалью «За заслуги в увековечении памяти защитников Отечества». От имени начальника управления МО РФ по увековечению памяти погибших защитников Отечества 20 июля 2017 года награду севастопольскому ветерану поискового движения вручил военком Севастополя полковник Алексей Астахов. Он отметил, что знаком с поисковиком относительно недавно. Но встреча с ним и его коллегами в селе Оборонном при захоронении останков защитников Севастополя произвела на Алексея Алексеевича незабываемое впечатление: «У него просто горят глаза, когда он говорит о своей работе. Сергиенко так убедительно отстаивает свою точку зрения, что отказать ему никто не может. И в деле увековечения памяти погибших защитников Отечества ему равных нет. Он работает самоотверженно и искренне. С него нужно брать пример».
Руководитель Севастопольского регионального отделения ОО «Поисковое движение России» Александр Неменко поздравил своего учителя и подарил ему пахнущий типографской краской экземпляр своей новой книги об обороне города «Первый штурм Севастополя». При работе над ней автор использовал в том числе и материалы из немецких архивов. Они еще нигде не публиковались, и читатель впервые сможет их увидеть на страницах книги.
От имени Балаклавской общественной поисковой организации «Подвиг», которую возглавляет Сергиенко, он поблагодарил все службы и организации за консолидацию усилий, за помощь поисковикам в их нелегкой работе.
Сегодня «Подвиг» в полном составе входит в Севастопольское региональное отделение общероссийского общественного движения «Поисковое движение России» и работает рука об руку с другими отрядами. Благодаря 25-летней работе над восьмитомником Книги Памяти поисковое движение получило новый импульс в своей работе. Теперь в Оборонном необходимо установить гранитные плиты с именами защитников и освободителей Севастополя, похороненных на братском кладбище в этом селе. Имена многих из них (около трех тысяч) сегодня известны. Их удалось установить с помощью архивных материалов Министерства обороны. Родственники погибших воинов теперь смогут поклониться праху своих отцов, братьев, дедов, прадедов.
Владимир Емельянович показал собравшимся огромную папку с ксерокопиями фотографий воинов, захороненных в селе Оборонном: «Всего около 800 портретов защитников Севастополя. Фотографии есть, а музея, где бы их можно было разместить, нет. Здание старого клуба, где раньше ютился музей,—в аварийном состоянии. А вся экспозиция должна размещаться рядом с братской могилой, куда приезжают родственники советских воинов. Так, на могилу старшего сержанта из Краснодара приехали 19 родственников. И среди них—мама защитника города».
Еще один именной список показал Владимир Емельянович: «В этом списке имена 83 человек. Они числятся погибшими и захороненными на Федюхинском плацдарме. Но там нет ни одной могилы. Редакция Книги Памяти учтет эти списки и внесет корректировку в следующий, девятый том. Здесь имена и фамилии, звания и дата гибели и четко указано место захоронения—село Оборонное».
А еще один именной список 153 советских воинов пока существует только в рукописном виде. Его левой рукой составил своим каллиграфическим почерком Владимир Емельянович и передал своей ближайшей помощнице, внучке Виктории, для компьютерного набора и подготовки к публикации.
Но и на этом сюрпризы от Владимира Сергиенко не закончились. Еще одна увесистая папка передана им в редакцию Книги Памяти. В ней—документы, с которых только недавно был снят гриф «Совершенно секретно». В документах 1850 фамилий советских воинов—защитников Севастополя, и в Книге Памяти они, скорее всего, не числятся. Для работы над девятым томом этот материал—бесценное сокровище.
В течение многих лет активным помощником поисковиков Владимира Сергиенко является ветеран-подводник, член Союза писателей России капитан 2 ранга Владимир Стефановский. Свое краткое поздравление он начал так: «Для меня и для многих моих товарищей Сергиенко уже не первый год является совестью города. Он—Гражданин города с большой буквы. Ему хватило одной руки, чтобы тысячи имен вернуть из небытия к свету. Он проделал огромную работу, на которую не осмелился никто из всех тех, кто должен был ею заниматься. Но еще больше ему предстоит сделать». Владимир Стефановский вновь напомнил о потере для археологии и рекреации участка горно-лесистого ландшафта в районе стрельбища и улицы Благодатной. А там под новейшей жилой застройкой, продолжающейся и сегодня, остались неисследованными окопы линии обороны Севастополя, останки воинов. В.В. Стефановский и впредь готов помогать поисковикам в их нелегком деле. Как символ предстоящей работы Владимир Владимирович подарил Владимиру Емельяновичу шанцевый инструмент поисковика—штыковую лопату. А к ней приложил свою первую книгу «Прочный корпус». Ветеран-поисковик признал лопату основным оружием поисковых отрядов горно-полевой разведки, пообещал использовать её по назначению с высокой эффективностью. А книгу «Прочный корпус» Сергиенко еще в рукописи читал, восторгался ею и рекомендовал всем поисковикам.
В заключение торжественной встречи Владимир Емельянович рассказал о ближайших планах поисковиков отряда «Подвиг». Но затронул и очень важные вопросы увековечения памяти русских воинов, павших при первой обороне Севастополя. Он обратил внимание, что на памятнике павшим в Чернореченском сражении у села Хмельницкого есть имена только двух генералов. А как же офицеры и рядовой состав? Почему рядом на Федюхиных высотах реконструкторы имитируют боевые схватки с саблями и пиками, с ружьями и пушками, скачут на лошадях, строятся в походные колонны и боевые порядки, а вспомнить защитников Севастополя никто не догадался? А они же здесь рядом лежат. И имена их были когда-то известны.
По словам директора Музея героической обороны и освобождения Севастополя Николая Мусиенко, музеем проделана большая работа: «Но еще больше предстоит сделать по отработке нормативно-правовой базы и сохранению памятников. Планируется реставрация многих из них. Задача не на один день, но мы с ней справимся».
Задача очень сложная. И справиться с ней можно только сообща. Общественность в её решении играет не последнюю роль. Наверное, и чиновники всех уровней должны проникнуться её важностью. А что касается поисковиков, то их не нужно уговаривать. Они свое дело знают и выполняют с полной отдачей.

(2017 год. Севастополь).

Кто возродит музей Приморской армии?

Летом 1944 года, сразу после освобождения Севастополя от немецко-румынских захватчиков, в селе Камары началось строительство цеха по переработке и фасовке табака. Цех—звучит громко. Это был сарай, но каменный и с добротной крышей. Цемента, конечно, не было. Это был стратегический стройматериал, и специальным постановлением он выделялся только для военных нужд, но никак не для гражданских. Силами учащихся ФЗУ был отрыт внушительный котлован более чем 2 метра глубиной. Фундамент клали на глиняном растворе, затем уложили железнодорожные рельсы для перекрытия и поставили стены. Камень брали от разрушенных домов. Тесаного почти не было, в дело шел и дикий камень со склонов гор. Старательно выкладывали внешнюю и внутреннюю стороны стены, а пространство между ними бутовали чем придется.
При такой технологии стены получились толстыми и теплыми, подвал был глубоким и вместительным. В нем хранились расфасованный табак и сырье. Поверх рельсов постелили деревянные полы. Здесь была контора и проходила фасовка табака. Сложили добротную печь, которая позволяла даже зимой сохранять тепло в помещении.
Шли годы. «Золотая балка» свернула производство табака. Здание передали под сельский клуб. Для села (уже Оборонного) клуб был единственным очагом культуры, где проходили и общие собрания, и вечера отдыха. Молодежь своими силами построила сцену. Было это уже в 1959 году. А заведовать клубом назначили выпускника Московского заочного народного университета искусств Владимира Сергиенко. Шел ему тогда 24-й год. Родился, вырос и жил он на соседней улице в этом селе. Владимир Емельянович сумел поднять на высоту культурную работу в клубе. Но к тому моменту он уже наладил тесную связь с Балаклавским военкоматом и вел поисковую работу. Вокруг него сплотилась дружная группа односельчан, поисковики со всего Севастополя тянулись в Оборонное. Каждый год на склонах окрестных холмов дожди вымывали останки советских воинов, на полях и в виноградниках белели кости. Поисковики организовывали их захоронение в братской могиле на окраине села. Параллельно велся поиск родственников воинов. Чудом оставшимися пальцами поврежденной взрывом артснаряда левой руки Сергиенко вел переписку с родственниками защитников и освободителей Севастополя, каллиграфическим почерком вписывал имена и фамилии в тетради и журналы. Так постепенно возникала экспозиция музея Приморской армии, которая держала оборону в годы войны на этих рубежах. Экспозиция обрастала письмами и фотографиями, личными вещами солдат и матросов, командиров и рядовых.
Вспоминает севастополец Леонид Снарский: «А ведь в этом музее я был в 1983 году с молодыми работницами Севастопольской швейной фабрики им. Нины Ониловой. Прекрасный был музей: море фотографий и очень много экспонатов, которые можно было подержать в руках. Помню, как горели глаза у людей, когда они прикасались к святыням. Давайте подумаем, как помочь в восстановлении этого поистине народного музея. Экспонаты, напоминающие о Великой Отечественной войне, не должны пылиться на полках хранилищ! Хранилищ у нас много—музея нет!»
Севастополец-краевед Сергей Михайлов знает о местах боев под Балаклавой многое: «Души воинов-защитников, души воинов-освободителей смотрят на этот беспредел с вершины скалы Аю-Кая, где в апреле 1944 года располагался командный пункт Приморской армии. Смотрят на захоронения своих собратьев! Еще не смогло уничтожить время следы кровопролитной войны, не стерло время и память комсомольцев, которые установили памятный знак на скале. Смотрят они на село Оборонное (Камары) со скал Камары-Исар! Смотрят на нас, нынешних, и герои, отстаивавшие Севастополь в Балаклавском сражении в октябре 1854 года, и видят, как некоторые наши современники пытаются стереть народную память о героизме, задвинуть ее подальше! Не думают они, что могут оставить вот такой след в душах людей, как на танковой дороге, по которой шли фашистские машины на Севастополь, где камни стерты и перемолоты в прах! Почти три четверти века несет севастопольская земля эти шрамы! И не понять руководителям, что шрамы войны так же глубоки у поколений, помнящих своих героев, своих родных и близких!»
Балаклавская учительница Галина Трусколяская (Петрова) рассказывает: «В 1982-1987 годах я водила своих учеников в музей села Оборонного, которым руководил В.Е. Сергиенко, поднимались с ним на Пятипалую гору. Все напоминало о Великой Отечественной войне, по дороге встречались патроны, каски, старая солдатская обувь. Владимир Емельянович—светлейший человек… Вся его жизнь—стремление увековечить подвиг советского солдата».
Воспоминания Зои Леоновой—крик души: «Я работала в этом клубе в 1980 году. Вместе с Владимиром Сергиенко мы подготовили вечер памяти погибших героев. На нем присутствовали родственники защитников из Азербайджана, Грузии… Мы зачитывали письма-треугольники военных лет. Это мероприятие прошло на высшем уровне, и о нем писала «Комсомольская правда». Сколько же лет решается эта важная проблема о выделении места для музея, и все без толку. Володя уже в возрасте, серьезно болен. Всё продолжает биться за свой музей. Где вы, те, за которых полегли эти тысячи воинов? Услышьте наконец «глас вопиющего в пустыне». Помогите сохранить вечную память о доблестных защитниках, погибших под Сапун-горой и до сих пор не перезахороненных. Позор для всего Севастополя!»
Рассказывает Виктория Смешко (Шевчук): «Помню, ещё в детстве приезжала в Оборонное к бабушке и дедушке из Балаклавы. Очень любила приезжать на праздники. Владимир Емельянович был хозяином клуба и в праздники устраивал там концерты. Выступали на концертах и взрослые, и дети. Было жюри, которое оценивало каждого выступавшего и присуждало места победителям. И в конце на столе раскладывались призы, которыми награждались победители и все участники. Тогда уже в клубе был музей, посвящённый войне. И мы, дети, в округе Оборонного находили и собирали оставшиеся от войны различные артефакты и несли Владимиру Емельяновичу. Тогда ещё был создан проект большущего мемориального комплекса, который должен был быть размещен в Оборонном. Но по каким-то причинам так и не был построен. И вот сейчас хотя бы создали эти памятные доски, и всё это благодаря Владимиру Емельяновичу Сергиенко. Спасибо вам большое, дядя Володя, земной вам поклон. Дай вам Бог крепкого здоровья и долгих лет жизни!»
Табачный подвал пустовал, деревянные полы от года к году ветшали и проваливались. Ремонтом заниматься никто не хотел. В конце концов клуб закрыли, а музей в 2001 году перевели в село Хмельницкое. В помещении клуба Хмельницкого экспонаты музея находились до 2012 года. Но в какой-то момент, когда возникла реальная угроза разграбления музея в ночное время, Владимиру Сергиенко пришлось все экспонаты эвакуировать в город, где они и хранятся сейчас в надежном месте. В коробках и ящиках находится более 5 тысяч писем и воспоминаний очевидцев войны, более тысячи фотографий воинов. Все эти экспонаты и реликвии сегодня бездействуют, выставить их на обозрение широкой аудитории сейчас не представляется возможным. Просто нет помещения и площади.
В селе Оборонном 17 декабря 2017 года установлены гранитные плиты с именами 3535 воинов, погибших в боях на подступах к Севастополю. Владимир Сергиенко более 59 лет отдал тому, чтобы собрать по крупицам информацию о павших, найти их имена и фотографии, родственников. Он своей рукой многократно правил и тиражировал списки, рассылал их в архивы и военкоматы. Всю жизнь поисковую работу вел на общественных началах. Для инвалида 1-й группы работа была нелегкой. Но Емельянович никогда не роптал. Работал, стиснув зубы.
Воинское кладбище в Оборонном расположено рядом с помещением бывшего сельского клуба. Было бы логично отремонтировать это здание и разместить в нем экспозицию музея Приморской армии. Требуется не так уж много сил и средств. Нужно засыпать подвал грунтом, чтобы не было сырости, настелить новый пол. По мнению Владимира Сергиенко, стены этого здания прочные. Даже в период сильного землетрясения, когда некоторые стены в домах Оборонного треснули, клубные остались без повреждений. И крыша пока не протекает. Есть подсобное помещение библиотеки и кинопроекционная будка. Вплотную к зданию клуба когда-то было пристроено сельское общежитие. Оно и сейчас заселено. В Оборонное часто приезжают родственники советских воинов со всех концов России, из ближнего и дальнего зарубежья. Но посетить музей они не могут, как и увидеть фотографии своих близких.
Владимира Емельяновича и на 83-м году жизни не оставляет надежда на то, что музей Приморской армии будет восстановлен. Остается найти, кто поможет поисковику реализовать мечту!
…Весенним утром 3 мая 2018 года Владимир Емельянович принял участие в траурном митинге по случаю открытия гранитных мемориальных плит на братском кладбище в селе Оборонном. Прозвучал воинский салют, были приспущены флаги, прошла минута памяти. А Сергиенко уже снова в поиске. Ему так много еще нужно сделать. А время не ждет.

(Май 2018 года. Балаклава).

В. ИЛЛАРИОНОВ.
(«Поисковик от Бога. Владимир Сергиенко».
Глава из книги «Люди твои, Севастополь»).

От редакции.
3 октября 2018 года, т.е. чуть более года назад, после очередной публикации в «Славе» об этом удивительном человеке (№ 177, 2-я стр.) коллектив редакции выступил с инициативой о присвоении Владимиру Емельяновичу Сергиенко звания «Почетный гражданин Севастополя». Увы, с официозом опоздали. Но в сердцах севастопольцев Владимир Емельянович был, есть и навсегда остается одним из самых почетных и достойнейших граждан города-героя…

Светлая ему память!

Другие статьи этого номера