Копить или купить? Почему россияне не привыкли делать сбережения

Сведут минимумы: кому поможет  повышение МРОТ до прожиточного минимума

У 69% россиян сегодня нет сбережений, а доля тех, кто предпочитает хранить деньги под матрасом, начала расти. В национальных особенностях накоплений разбирался «Огонек».

 

Вышедший опрос аналитического центра НАФИ если не напугал, то уж точно взбудоражил: оказалось, что около 70% россиян вообще не имеют накоплений! Эксперты спешат успокоить: в принципе, это давно известно. Например, в апреле в отсутствии сбережений «Левада-центру» признавалось 65 процентов наших соотечественников. Как видно, данные социологов разнятся незначительно. Теперь из нового: оказывается, сумма наших сбережений упала вдвое! Если в 2013 г. россияне считали накоплениями минимум 218000 рублей, то в нынешнем понизили планку до 101000!
Или вот вроде бы позитивный показатель: выросло число сограждан, которые считают, что откладывать деньги хорошо именно сейчас (с 11% в 2016-м до 23% в 2019 году). Но и этот результат можно объяснять по-разному. Одна из таких трактовок: похоже, люди поняли, что экономические трудности—это надолго и что кредиты—уже непозволительная роскошь, а значит, надо копить.
Насколько социологическим опросам можно верить? Вопрос не праздный: наших соотечественников уже не раз ловили на нежелании честно рассказывать о своих деньгах. Респонденты зачастую преуменьшают свои заработки, траты и накопления—умышленно или нет.
—Все дело в субъективной оценке,—говорит социолог С. Гончаров из «Левада-центра».—Например, респонденты могут просто не считать накоплениями те деньги, что у них отложены. Тут главное—наблюдать за трендами. В принципе, доля тех, кто признается, что не имеет накоплений (те самые 60-70%), меняется незначительно, а значит, относительно верна. Но вообще подсчитывать финансы россиян—задача не из легких, хотя бы из-за большой доли теневого сектора в нашей жизни.
Но вернемся к результатам опроса. Основная интрига: почему мы ничего не копим? На первый взгляд ответ очевиден: в эпоху экономической турбулентности о сбережении денег думаешь в последнюю очередь, на еду бы хватило. Хватает?
—Даже по официальной статистике за последние пять лет реальные доходы населения сократились более чем на 20%. И естественно, что в этой непростой обстановке копить у людей не получается,—отвечает К. Ордов, профессор кафедры финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова.—В какой-то момент вместо того, чтобы на что-то копить, россияне просто стали брать кредиты—на то же самое. Отсюда—популярность микрофинансовых организаций, к ним обратились наименее обеспеченные слои. Более того, согласно исследованию Центробанка, рост ВВП в России за последние пять лет привязан именно к потребительскому кредитованию. Не будет кредитования—не будет и роста. В этом заключается вызов момента: у людей больше нет желания или возможности брать кредитные средства, не говоря уже о том, чтобы их обслуживать.
—На фоне невысокого уровня жизни у нас сложился определенный стиль финансового поведения,—считает А. Бурдяк, старший научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС.—Россияне откладывают в целом немного: на «черный день» например. И напротив, рост цен в последние годы подхлестывал нас тратить заработанное: казалось, что лучше что-то купить, чем копить. В этом есть своя логика. Как защитить накопления? Делать их меньше, но вкладывать в то, что семье нужно прямо сейчас: от вещей до образования.
Как в целом россияне относятся к накоплению денег? Вопрос философский. Некоторые специалисты считают, что мы просто… не умеем копить, и даже указывают на неразвитую финансовую культуру. Однако эксперты, опрошенные «Огоньком», опровергают этот распространенный миф: мы, мол, напротив, склонны к сбережениям, просто у нас нет ни надежных инструментов, ни поддержки со стороны государства.
—Возникает вопрос: ради чего сберегать? Чтобы потерять сбережения? Не интересно. Нарастить? Невозможно. Вот такой тупик,—говорит К. Ордов и предлагает вспомнить про сбережения граждан Советского Союза, обесценившиеся в 90-е: эти потери так и не были компенсированы, а заодно нанесли народу непоправимую психологическую травму.
—Полагаю, это было одной из причин подрыва доверия не только к банковскому сектору, но и к финансовому рынку в целом,—считает Ордов.—Финансовый рынок должен гарантировать, что, несмотря на политические катаклизмы и мировые кризисы, ты вернешь свои деньги. А этого не произошло. Мы просто потеряли шанс на «старые деньги».
С тем, что длительной истории накоплений у нас не получилось, согласна и А. Бурдяк из РАНХиГС:
—В советское время копили потому, что был дефицит товаров, ждали своей очереди на мебель или автомобиль. Но в 90-е годы все вклады схлопнулись, накопления, достаточные для покупки «Жигулей», превратились в несколько рублей,—вспоминает эксперт.—Сегодня налицо иная ситуация: на дворе—капитализм, однако про массовую сберегательную культуру говорить все еще не приходится (хотя, конечно, те же банковские вклады довольно распространены). Чтобы делать сбережения, надо иметь стабильные и достаточные доходы. Нужно, чтобы, регулярно сберегая какую-то часть своего дохода, человек не ущемлял себя в потреблении медицинских услуг, путешествиях, бытовой технике. А у людей сейчас есть сбережения, только чтобы заплатить за два месяца ипотеки!
По сути, подытоживают эксперты, мы стараемся жить по средствам, вот только средств у нас мало. Впрочем, даже с банковскими вкладами вопрос остается спорным—и это еще один вывод, который можно сделать из исследования НАФИ. Согласно социологам, растет число россиян, которые уверены: хранить накопленное лучше в наличности, по-видимому, дома, в кубышке. Судите сами: в 2015 году за этот вариант голосовало 25% опрошенных НАФИ, в 2017-м—31, а в 2019-м—уже 32… Парадокс в том, что и здесь есть повод для оптимизма.
—Уже сейчас на Западе в некоторых банках предлагают отрицательные процентные ставки. Боюсь, мы вступаем в новую глобальную экономическую эпоху, когда инвестиции будут невыгодны,—предостерегает К. Ордов.—В этих условиях хранить деньги в валюте под матрасом—неплохая стратегия. А в России—еще и довольно прагматичная. Бесконечные скандалы с ЦБ и санацией банков, неучтенные депозиты, замороженные вклады… Мы впереди планеты всей по безналичной оплате, по развитости соответствующих сервисов, и одновременно те, кто пережил 90-е, продолжают прятать деньги дома. Надежда только на молодежь, на тех, кто родился в 80-90-е годы, т.н. миллениалов: они привыкли к кредитам, к гаджетам для оплаты. И вот это поколение хорошо бы не потерять.

Другие статьи этого номера