Нескорая «скорая»: время парамедиков еще не настало

В Севастополе открылся сквер имени героя-подводника Астана Кесаева

Задавались ли вы вопросом: кто приезжает на вызов «скорой помощи»? Врач, специалист высокой квалификации или же медик статусом пониже? Если нет, то, скорее всего, вам очень повезло, потому что оказанная помощь была квалифицированной. Но, к сожалению, так бывает не всегда. «Реформирование «Скорой помощи» предполагает, что в состав бригад будут входить преимущественно фельдшеры. Нужны ли «Скорой помощи» врачи? Довольны ли вы работой этой службы?»—на эти вопросы мы предложили ответить нашим читателям.

 

Ну как же без врачей?

—Реформа «Скорой помощи» назрела, но при этом не следует забывать о том, что в Севастополе проживает много людей «третьего возраста» с различными заболеваниями, которые нуждаются в помощи квалифицированных врачей и фельдшеров,—говорит Ольга Васильевна Фененко.—К сожалению, абсолютно довольных работой нашей «Скорой» среди моих знакомых нет. Надо налаживать работу с пациентами. Врачи там нужны, в том числе и старшие, оголять службу «Скорой медицинской помощи» нельзя. Если уж так необходимо сокращать врачей, то делать это надо постепенно. И вообще проблемы с медицинским обслуживанием населения надо решать комплексно.
—Врачи на «Скорой помощи» жизненно необходимы, —считает Алла Никифоровна.—Когда у моего сына случилась прободная язва, на «скорой» был врач, который сразу поставил диагноз, и сына спасли. А так могли бы его потерять.
—Когда моему сыну стало плохо (он задыхался), на вызов приехала фельдшер,—в свою очередь делится личным опытом Светлана Михайловна.—Осмотрев сына, она сказала, что у него мочекаменная болезнь, и порекомендовала идти в поликлинику сдавать анализы. Естественно, по состоянию здоровья сын сделать этого не мог. Ему становилось все хуже и хуже, пришлось повторно вызывать «скорую». В этот раз приехала врачебная бригада, врач вызвала на подмогу еще и реанимационную бригаду. Сказали, что сын может до утра не дожить, еле откачали. Так вот, если мне еще раз придется вызывать «скорую» и ко мне приедет фельдшер, даже на порог не пущу! Горьким опытом научена…
—Я инвалид 2-й группы, «скорую помощь» приходится часто вызывать,—говорит Игорь Витальевич.—И раз на раз не приходится. Однажды действительно спасли, когда из-за спазма сосуда случился приступ. А в другой раз посоветовали просто горячего чайку попить, чтобы легче стало. На нашей «Скорой» есть грамотные специалисты, сразу понимающие, в чем дело. Но есть и другие, которые вместо диагноза выдвигают разные версии типа «у вас стреляющие тромбы» или «а может, у вас это вялотекущая пневмония, раз вы задыхаетесь?» К таким «специалистам» отношусь с опаской.
—Врачи на «Скорой» нужны, так как уровень знаний молодых фельдшеров—выпускников медицинских училищ настолько низок, что многие не могут даже сделать внутривенно укол или поставить капельницу,—продолжает разговор Игорь Владимирович.—В любом случае врач быстрее поставит правильный диагноз и назначит необходимое лечение. Но с каждым годом врачей на «Скорой» остается все меньше и меньше. Высококлассные специалисты уходят со службы, массово увольняются, и городским властям пора бы разобраться, почему это происходит. Население города увеличивается, особенно летом, и стоит ли удивляться тому, что оставшиеся бригады не успевают на вызовы? Месяц назад, например, по этой причине в Балаклаве погиб травмированный на стройке 35-летний рабочий, к которому «скорая» ехала 40 минут… Такого быть не должно!
«Всей семьей голосуем за необходимость присутствия доктора при вызове «скорой помощи»,—пишет в электронном послании В. Москаленко.
—Мне почти 90 лет, и когда на вызов приезжает малограмотный фельдшер, это ужасно! —говорит Галина Васильевна.—Померить давление я и сама могу. Нам, людям старшего поколения, врач на «Скорой» жизненно необходим!
—Ну как же наша «Скорая» будет без врачей?—недоумевает Людмила Андреевна Яровенко.—У меня к мужу участковый терапевт три дня подряд приходила, да так инфаркт и не установила. А врач на «скорой» сразу правильный диагноз поставила. За последние 30 лет, как я болею, много специалистов на нашей «Скорой» повидала. В основном это опытные, ответственные работники. Пожалуйста, оставьте нам врачей на «Скорой помощи»! Это немыслимо—оставлять «Скорую медицинскую помощь» без знающих специалистов.
«Реформирование «Скорой помощи», где предполагается замена врачей на фельдшеров, считаю адекватным и вполне нормальным,—пишет Олег Игнатьев.—Так, согласно приказу Минздрава № 541 от 23 июля 2010 года, фельдшер «осуществляет оказание лечебно-профилактической и санитарно-профилактической помощи, первой неотложной медицинской помощи при острых заболеваниях и несчастных случаях. Диагностирует типичные случаи наиболее часто встречающихся заболеваний и назначает лечение, используя при этом современные методы терапии и профилактики заболеваний, выписывает рецепты…» И чем, скажите, так сильно отличается фельдшер от врача? Для «Скорой помощи», где не нужно делать сложнейших операций и ставить «профессорские» диагнозы, вполне достаточно квалифицированного, грамотного фельдшера.
Я никогда не забуду, как, находясь с родителями в отдаленном гарнизоне на Камчатке, где служил офицером мой отец, заболел. У меня, семилетнего ребенка, случился приступ аппендицита, и за 40 км вокруг никого из врачей, кроме гарнизонного фельдшера, не было, только сопки, лес и снег. И вот наш гарнизонный фельдшер сделал мне операцию по удалению аппендицита… А иначе—хана, не довезли бы меня до ближайшей больницы за 40 км в город Петропавловск-Камчатский.
Поэтому лично у меня фельдшер, который учится в медколледже четыре года (в отличие от медсестры, обучающейся два года и несколько месяцев), ассоциируется с искренним и уважительным отношением к этой ответственной и серьезной профессии. Низкий поклон вам, фельдшера!»

За границей лучше?

—Мой родственник стажировался в американских клиниках,—рассказывает Александр Сергеевич.—По его словам, благодаря отлично продуманному алгоритму работы экстренная помощь там существенно отличается от работы «Скорой помощи» в России. Продумано все, начиная от расположения оборудования и лекарств. Принцип работы после поступления пациента в клинику «один больной—один врач» также позволяет значительно сократить потери времени. Вряд ли в российские условия стоит переносить весь американский опыт, но многое можно было бы взять на вооружение, тем более что врачи на «Скорой» заменяются средним медицинским персоналом.
Стоит отметить, что в России и США подход к решению задач экстренной медицинской помощи очень разный. В США задача «скорой помощи»—максимально быстро доставить пациента в клинику. Желательно живым. Диагноз не ставят, лечение не назначают. В зависимости от степени квалификации персонала могут быть проведены некоторые срочные обследования, оказана экстренная неотложная помощь в соответствии с действующими протоколами и ровно в том объеме, чтобы больной продержался до прибытия в клинику.
Европейская модель «Скорой помощи» включает как врачебные, так и парамедицинские бригады. Когда больному необходима серьезная помощь на месте, к нему выезжает врачебная бригада, а когда достаточно минимальной первой помощи, на вызов едут парамедики и с максимальной скоростью везут пациента в госпиталь. Слабое место у такой модели—не всегда можно точно заранее определить, нужна пациенту помощь на месте или нет.
Российская «Скорая помощь» действует иначе: заболевшего везут в больницу только в тех случаях, когда без госпитализации не обойтись. «Неотложка», прикрепленная к поликлинике, в принципе ориентирована на оказание необходимой помощи на дому, а не на госпитализацию. В составе «скорой» есть реанимационные, экстренные консультативные, неврологические, кардиологические, психиатрические бригады… В российскую «скорую» должны входить водитель, врач и фельдшер или медсестра.
В США, как правило, водителем является один из парамедиков, а в бригаду входят всего 2 человека.
По нормативам российская «скорая» должна добираться до больного за 15-20 минут, в зависимости от населенного пункта. Американская приезжает в 5-7 раз быстрее. И дело не только в количестве работающих бригад, но и в культуре дорожного движения.
Состояние машин «скорой помощи» тоже отличается: у значительной части российских автомобилей оно такое, что специалисты удивляются, как они еще ездят. Часто фельдшера и санитары сами моют автомобили, а водители занимаются ремонтом. Да и содержимое аптечки зависит от того, сколько в местном бюджете денег.
Периодически финансовые ведомства пытаются сократить расходы на здравоохранение, в частности на «Скорую медицинскую помощь», и это болезненно воспринимается обществом. Реформирование «Скорой медицинской помощи» продолжается. Уже сейчас в состав бригад входят преимущественно фельдшера, и, возможно, в ближайшем будущем на вызов вместо врачей будут приезжать парамедики или окончившие специальные курсы волонтеры, как это происходит за рубежом.
Впрочем, провести такие изменения в системе «Скорой помощи», по мнению специалистов, будет не так просто. В России нет «класса» парамедиков ни на законодательном, ни на нормативном уровне. И с фельдшерами, как и с врачами, проблема—дефицит кадров. Поэтому все эксперименты и проваливаются. Нужны радикальные изменения не только по составу бригад, но и по всей цепочке оказания экстренной, амбулаторной помощи. Нужны соответствующие клинические рекомендации (протоколы), образовательные программы, нужно менять функциональные (профессиональные) стандарты.
И еще одно мнение, уже с медицинского форума: «Россия—это не остальной мир. Задачи у российской «Скорой» другие. У нас 80-90% медицинской помощи оказывается на дому. Соответственно, «Скорая помощь» занимается не транспортировкой и эвакуацией, как во всем мире, а непосредственно реанимацией и лечением».
Словом, время парамедиков в России еще не настало. А вот сколько времени российская «Скорая» сможет работать по-старому—это уже совсем другой вопрос.

Елена ИВАНОВА.

 

Предлагаем нашим читателям очередной «Вопрос в лоб»:
«В следующий четверг, 19 декабря, газете «Слава Севастополя» исполнится 102 года. Что бы вы хотели пожелать старейшему изданию? Над чем поработать? Какими, на ваш взгляд, должны быть современные СМИ?»

Ответ можно дать в пятницу, 13 декабря, с 13 до 14 часов по телефону 54-31-95 или прислать на электронный адрес редакции (slavasev@mail.ru) не позднее понедельника, 16 декабря.

Елена Иванова

Корреспондент ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера