Как создавали и как разрушали исторический центр Севастополя

В небе, в море и на суше

Около двух десятков прославленных архитекторов, еще столько же молодых специалистов со всего СССР поднимали из руин Севастополь после войны. Ни в одном другом городе не было такой плотности новостроя и выдающихся зодчих, как здесь с 1948-го по 1953 год.

 

Город, бегущий по волнам

 

Сегодня, оглядываясь назад, нельзя не восхититься в очередной раз уникальной особенностью проекта центрального кольца, невероятной творческой свободой и конкуренцией среди архитекторов. Проекты готовились один за другим, работа кипела, каждый хотел оставить свой след в восстановлении города, в его истории. Здесь сделали себе имя совсем молодые супруги Мелик-Парсадановы из Баку, А.Л. Шеффер из Одессы, З.А. Серапионов из Узбекистана. Они успешно соперничали с признанными мастерами: А.И. Гегелло, В.Г. Гельфрейхом, Л.Н. Павловым, Л.М. Поляковым и многими другими.
Возможно, если бы не Леонид Михайлович Поляков, возглавлявший тогда армию проектировщиков и зодчих, Севастополь сегодня больше бы походил на московское Садовое кольцо с 6-этажными гигантскими «сталинками». Когда решалась судьба архитектурного облика нашего города и большинство склонялось к монументальному гигантизму, Поляков произнес: «Более скромные трехэтажные дома производят на меня приятное впечатление». Так будущее облика Севастополя было решено.
Стояла главная задача: максимально сохранить историческое наследие старого Севастополя. Несмотря на тотальное разрушение, целыми остались только семь многоэтажных домов. Многие постройки сохранились частично, и практически всё, что возможно было восстановить, было восстановлено.
Новые дома встраивались в общий ансамбль как драгоценные камни в колье Центральной горки. Ландшафт стал ведущей архитектурной линией, а дома—элементами, создающими общую эстетику.
Выбранный архитектурный почерк—это интеграция модерна с аристократическим средиземноморским стилем, что сделало город невероятно легким и воздушным, будто качающимся на волнах Черного моря. А глубокие лоджии и изысканные, но скромные архитектурные украшения и красные черепичные крыши создали микроклимат теплого домашнего уюта. Такой архитектуры, такого городского ансамбля нет нигде в мире.
Севастополь стал одним из последних мировых памятников архитектуры. К 50-м годам XX в. холодный расчет и прямая линия уже победили и перечеркнули классическую практику архитектурной школы. В СССР старая школа еще держалась за крепкую руку товарища Сталина, но прошло всего несколько лет—и все у нас изменилось.

Два «аквариума»

Всего 12 лет было суждено простоять архитектурному шедевру без изменений. В 1965 году начали ломать первый дом на центральном кольце, который пережил две обороны и крымское землетрясение 1927 года. Дом Гущина, имевший невероятное историческое значение для города и, возможно, единственный, построенный в стиле русского ампира, на проспекте Нахимова пустили под снос.
В 1854 году профессор Пирогов открыл в нем лазарет для безнадежных раненых. Этот дом в памяти людей надолго стал олицетворять скорбь. Наверняка сегодня, если бы его не снесли, на этом месте был бы музей.
Но здравый смысл и чувство прекрасного оказались побежденными хрущевским примитивизмом и желанием отчитаться перед партией за следование ее линии. Дом Гущина показался слабым звеном: всего один этаж с мезонином, требовавший ремонта… Впрочем, по признанию очевидцев, он не был в аварийном состоянии. Но для Севастопольского исполкома это было не столь важно. Гораздо важнее было построить стеклянный параллелепипед «Детского мира», который открылся в 1967 году.
Так в исторический центр были внесены первые непоправимые коррективы, но лиха беда начало…
В том же 1967 году был отремонтирован и частично перестроен Дом офицеров флота—здание, которое долго не могло прижиться на чужом фундаменте. На этом месте в 1783-м, в год основания города, была построена первая деревянная часовня во имя Николая Чудотворца. Затем ее заменили на каменную, а в 1854 году возвели адмиралтейский собор Св. Николая Угодника. Правда, освятить его удалось только в 1857-м, после окончания Крымской (Восточной) войны и обороны Севастополя 1854-1855 гг.
В 1930 году по решению КрымЦИКа церковь закрыли и переоборудовали под кинотеатр, спустя несколько лет с нее сняли купола, а затем изрядно побитый войной храм в 1945 году взорвали, а на его фундаменте построили первый Дом офицеров. Здание с античным портиком и квадратными колоннами открыло свои двери в 1947 году.
Дом офицеров часто ремонтировали, он, как уже было сказано выше, никак не мог прижиться на фундаменте храма. В 1966-1967 гг. к зданию пристроили стеклянный вестибюль, полностью скрыв каменные стены. Новая конструкция совершенно не вписывалась в ансамбль ул. Ленина, но отлично «рифмовалась» с идеологией того времени.
Последний раз ДОФ ремонтировали по инициативе недавно ушедшего из жизни экс-мэра столицы России Юрия Лужкова на средства Москвы в 1997 году.

Дом со шпилем

Интересный вид на Центральную горку открывался со стороны площади Восставших. За Большой Морской улица Суворова плавно уходила вверх и влево, расширяя перспективу и придавая городскому пейзажу естественную плавность. По мере приближения к перекрестку справа открывался уютный скверик, а над подпорной стеной между двумя домами по улицам Суворова и Большой Морской открывался вид на шеренгу фасадов домов на Советской, расширяя пространство и создавая удивительную, манящую перспективу.
С 1990 года центральным объектом на улице Суворова стал офисный центр с квадратной башней и шпилем с двуглавым орлом. В архитектуре «новодела» отдаленно угадывались балтийские мотивы, что-то датско-немецкое, но больше дом напоминает строение из детских кубиков.
Кому пришла в голову идея выстроить его на этом месте по проекту, явно диссонирующему с городской застройкой? Но это был первый настоящий бизнес-центр в Севастополе, ознаменовавший конец размеренной и спокойной советской эпохи. Для дельцов 90-х необходимо было новое жизненное пространство, и отвоевывалось оно в том числе и у исторического центра.
Практически всё, что было построено в центре Севастополя с 1990 года, оказалось апофеозом разрушения. Даже если кто-то пытался соответствовать какой-то архитектурной стилистике, ничего хорошего из этого не выходило. Но чаще на городскую эстетику никто даже не оглядывался. Одно из таких сооружений—торговый центр «Диалог».
Строительство дома № 23 на месте сквера началось в 2000-м. Но история этого аляповатого строительства так просто не закончилась. Над пресловутым «Диалогом» начали надстраивать еще несколько этажей, поднявшиеся выше крыш Большой Морской и купола Покровского собора напротив, что само по себе традиционно недопустимо. Застройщика обязали «привести параметры здания в соответствие с предметом охраны и высотности», и в ТЦ «Диалог» снесли 9-й и 10-й этаж, да и только…

Малые формы издевательства

Красота требует уважения и ответственности. Севастопольский центр—это достояние мировой архитектуры, которое разрушает чуть ли ни каждый второй, если у него появляется такая возможность. Всё, что пристроено к стенам домов, все входные группы магазинов и ресторанов требуют ревизии. За примерами далеко ходить не пришлось.
В доме № 10 на проспекте Нахимова, в фасадной его части, размещены три входные группы различных коммерческих организаций. Одна—со стеклянной дверью, вторая—с пластиковой, третья—с деревянной. Такой «лоскутный» стиль сложно назвать украшением города-героя. Как и еще одно маргинальное строение, притулившееся к опорной стене между домами № 7 и 9 на том же проспекте Нахимова. Отдающие синевой зеркальные стекла этого торгового центра жестко диссонируют с красивейшими зданиями рядом.
Практически в каждом доме, где ведется какая-либо коммерческая деятельность, есть что-то оскорбительное для городского ансамбля. И понятно, что сегодня программу единого стиля оформления центра нужно принимать на уровне регионального закона.

Народный экспромт

Концентрированное безразличие к облику города со стороны властей всех уровней в Севастополе на протяжении десятилетий в итоге превратило многие здания в трущобные комплексы за счет нелепых пристроек к квартирам и фасадам. Что уж говорить о 2-3-этажном центре, если некоторые умельцы умудрились «пристраиваться» даже на 15-м этаже… (высотка на улице Астана Кесаева).
Показать, как может изуродовать дом такая «инженерная мысль», нам помог один очень симпатичный проект. Двухэтажная угловая «сталинка» с башенкой и баллюстрадой украшает улицы Новоросийскую, Льва Толстова, Героев Севастополя и еще несколько мест. Разумеется, у каждого такого дома своя история. На снимке мы видим один такой дом в его несохраненном историческом облике на ул. Героев Севастополя, около остановки «Малахов курган»
И здесь, конечно, нужно вести разговор об очень непростом квартирном вопросе, когда в однокомнатных квартирах зачастую живет по три поколения севастопольцев, из-за чего люди вынуждены превращать балконы в комнаты и пристраивать целые квартиры. Но практика показывает, что большинство таких расширений произведено в квартирах, сдаваемых внаем, то есть с целью обогащения.

Что должно измениться?

Конечно, в идеале городское кольцо должно быть максимально приближено к своему первозданному виду, созданному в 1954 году. Разумеется, терракотовая черепица подошла бы Севастополю гораздо больше, чем шифер или кровельное железо. Но для начала было бы важно осмыслить тот объем работ, который предстоит освоить, сопоставить их сложность и стоимость.
В России всего несколько компаний имеют право на историческую реставрацию. Их работа стоит очень дорого, а график расписан на десятилетия вперед. Для реализации столь масштабного проекта нужна своя компания с правом на реставрационные работы.
И, наконец, укажем на важность понимания исторического значения Севастополя для российской и мировой культуры. Осознавать это должны абсолютно все, не только «понаехавшие».
В № 4 архитектурного журнала «AMIT» за 2018 год вышла статья «Послевоенная архитектура Севастополя», ее авторы—специалисты архитектурных вузов Москвы Н.Ю Васильев и Е.Б. Овсянникова. Последними словами из нее хочется завершить и наше расследование: «Далеко не все понимают, что нельзя уничтожать не только исторические здания, но и дворы между ними, и улицы-лестницы, что нельзя заменять каменные подпорные стены на бетонные, керамическую черепицу на металл, что нужно сберечь булыжные мостовые и обязательно убрать случайные пристройки и грубые вывески на фасадах домов и запретить окрашивать белый камень, подлинность которого, в отличие от гипсовой лепнины, штукатурки и других имитирующих камень материалов,—неподдельная ценность Севастополя и настоящий «бренд» всего Крыма».

 

Валерий Нек.

 

На снимке: дом Гущина.

Другие статьи этого номера