Марьин парк

Марьин парк

Пытаться искать Марьин парк на интерактивной карте Севастополя—пустая затея. Его там нет. Тем не менее этот зеленый оазис между высотками в районе ул. Маринеско, 4-а, в реальности существует. Полтора десятка лет назад ветеран Вооруженных Сил, полковник запаса, военный архитектор, мастер спорта Александр Грушко «отвоевал» эту территорию у возникшей внутри жилого массива стихийной стоянки автомашин, высадив первые деревья. В дальнейшем там появился «волшебный камень желаний» с надписью «Прикоснись», и парк обрел свое название—Марьин, в честь младшей дочери Александра.

 

—Когда впервые увидел этот пустырь, захотелось его обустроить,—рассказывает Александр Дмитриевич.—Я был в разных странах Европы и видел, как там все сделано во дворах. В общем, за державу стало обидно. Собрал жителей-активистов, предложил посадить березы, туи, кипарисы. Меня внимательно выслушали, но в итоге все делать пришлось самому. Многие относятся с сочувствием, но поработать на благо общества желание изъявляют единицы: здесь скала через 10 см, то есть грунт 4-й категории… В общем, как только демобилизовался, сделал площадку, потихоньку начал сажать деревья. Сейчас их в парке 111.
—И во сколько вам обошлась эта красота?
—Пятнадцать с лишним лет…
Согласитесь, такой ответ не часто услышишь. Ведь большинство из нас измеряет свой труд деньгами, а Александр Грушко—потраченным временем. У него в приоритете не материальные блага, а духовные.
Дадим же слово Александру Грушко. Вот на чем он акцентировал внимание:
—Хотел сделать образцово-показательный двор, чтобы все красиво было. Пытался найти понимание у окружающих, но у людей такая психология… В основном подходят с предложением: «Косишь—и нам покоси!» Бывает, воюю с несознательными гражданами, портящими растения, с любителями животных, которые в парке выгуливают и кормят своих питомцев. Люди не понимают, что беззащитные растения нужно ценить за то, что они выполняют важные функции. А когда детишки здесь в прятки играют, и у меня душа радуется! Раньше только ленивый на этом пустыре мусор не бросал, а теперь по утрам, когда пройдет дождь или выпадет роса, здесь стоит такой аромат хвои…
Я все делаю своими руками: растения сажаю, окапываю, лечу, подстригаю… Делаю это каждый день! В 5 утра—на пробежку, а с 7 часов уже в парке. Воду с 9-го этажа ношу, поливаю. На это уходит 100-180 литров, то есть целая бочка. Поливаю в зависимости от необходимости—где-то 2 раза в неделю.
Для меня каждое посаженное растение—как ребенок. Вы только представьте, как нелегко березу на камнях вырастить! Но находятся такие люди, которые пытаются весной с нее сок добыть или веточку отломать, чтобы вместо веера обмахиваться. Начнешь их совестить, а они в ответ: «А тебе что, жалко?»
У меня за каждое дерево душа болит, особенно когда кто-то ветку обламывает. Вот у той березы, например, сок брали, а я не заметил, пропустил. И дерево начало болеть. Я его потом лечил, и оно продолжает жить.
Меня эта земля научила, как надо сажать растения, чтобы был результат. Хотелось, чтобы и люди понимали, что все это не просто так дается. При посадке надо учитывать даже лунный цикл—деревья сажают на убывающую луну, чтобы лучше развивалась корневая система.
В парк даже представители ГБУ «Парки и скверы» приезжали, интересовались, зачем я такие большие лунки делаю. А ведь в нашем климатическом районе обязательно нужно делать лунки, чтобы роса вниз спадала и капли воды шли по корневой системе к стволу. А от обычного полива из бранспойта толку мало. Вода скатывается без толку, и эффективность посадки—от силы 7%, остальное гибнет и списывается по акту. Я себе такой роскоши позволить не могу.
Сейчас самое главное заключается в том, что городские власти выступают за благоустройство общественного пространства. И здесь очень важно, чтобы инициатива была отдана людям, чтобы севастопольцы не были безучастными наблюдателями происходящего, а сами что-то делали. Если отдать инициативу ТОСам и общественным активистам, они будут сами сажать растения, а потом контролировать, болеть душой и переживать за свое дело. Но не так, как сейчас нередко происходит: приехал кто-то с «материка», посадил растения, освоил деньги и уехал, а дальше—хоть трава не расти. Ведь почему Севастополь изначально был зеленым городом? Потому что сажали растения и потом за ними ухаживали сами севастопольцы.
Эстетика внешнего вида лечит душу и способствует хорошим делам. Это как на корабле: в каютах удобно и комфортно, но все равно все выходят на палубу и любуются морем, закатом, наслаждаются плеском волн. Образно выражаясь, общественное пространство—это тот же плеск волн, то место, где нельзя гадить.
Я хотел, чтобы так было и у меня во дворе. Сделал «английский забор» из растений, чтобы дети на дорогу не выбегали. Но когда эту дорогу ремонтировали, рабочие выкопали все 80 метров моего подстриженного «английского забора», уничтожили его на корню. Тогда, чтобы 70% всех выкопанных туй не погибли, я отдал их детскому садику «Акварель».
А когда ремонтировали теплопункт, я предложил его украсить граффити. Сделал эскиз, который и был воплощен на новом арт-объекте. Потом приезжали руководители городского хозяйства, обещали благоустроить территорию, сделать обратную засыпку, но этим сейчас приходится заниматься снова мне. Ходить по кабинетам бесполезно. От одного из чиновников я однажды даже услышал, что Марьин парк вообще лучше уничтожить, чем обслуживать. Поэтому я прошу город принять уже готовый сквер на баланс!
Высказав наболевшее, Александр Грушко на минуту задумался и продолжил:
—Моей дочке Марии уже шестой год, камень исполнения желаний я в день ее рождения поставил… Люди должны во что-то верить.
—А она верит?
—В светлое? Пока верит. А когда я вижу, как в городе все это делается, руки опускаются. Правила землепользования есть в Алуште, Ялте, а в Севастополе их нет до сих пор. В Севастополе должны быть правила землепользования и застройки, чтобы люди, согласно Градостроительному кодексу, пользовали землю во время строительства и после него, чтобы знали, кто за это отвечает, какие деревья сажают. Ведь многоквартирные дома отличаются от индивидуального жилья: в палисадниках нельзя сажать юкку, розы, кактусы, потому что это травмоопасно… Прежде чем за что-то браться, надо изучить теорию. Территорию надо осваивать системно. И я хочу быть если уж не понятым, то хотя бы услышанным. Только если любишь свой город, в нем по-настоящему комфортно жить.

 

Елена ИВАНОВА.

Фото Д. Метелкина.

 

Р.S. Надо полагать, у Александра Дмитриевича есть шанс быть услышанным. В сентябре текущего года в Севастополе в четвертый раз был проведен конкурс инициатив по благоустройству придомовых территорий, по результатам которого определено 50 дворов, где в следующем году будут реализовываться проекты.
«На наш взгляд, это очень удачная практика, когда общественная инициатива, общественная идея становятся государственной задачей и реализовываются под контролем инициативной группы. За несколько лет проведения конкурса приведено в порядок более двухсот севастопольских дворов по проектам жителей. На реализацию проектов в 2020 году предусмотрена субсидия в размере 75 миллионов рублей»,—отметил и.о. директора департамента по территориальному развитию Сергей Бездольный.
Врио губернатора Михаил Развожаев поручил опубликовать каталоги с выполненными проектами по благоустройству на официальном сайте правительства.

Елена Иванова

Корреспондент ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера