Как встречали Новый год в дореволюционном Севастополе

Помогать людям  оставаться здоровыми

Новый год в дореволюционном Севастополе начинался, как обычно, балами, маскарадами, подарками и поздравлениями.
Со всех концов империи в Севастополь летели поздравления, а из города посылались телеграммы от первых его лиц и личного состава Черноморского флота государю императору и всей царствующей семье.

 

Общенародной елки в городе не было (т.е. на площадях елки не наряжали), а праздновали в специально отведенных помещениях. Престижной считалась елка Севастопольского Морского собрания, куда допускались дети «семейств господ и членов гостей собрания» в сопровождении родителей и непременно в маскарадных костюмах. Праздник елки проходил со 2 по 4 января, начинался в 11 часов дня. Билет для детей членов собрания стоил 30 копеек, для гостей—80. Дети декламировали стихи, пели песни, водили хороводы вокруг елки, а к концу вечера получали подарочные наборы, куда входили книга, игра и мешочек со сладостями.
Состоятельные севастопольцы могли привести своих детей на новогодний праздник в яхт-клуб, где билет стоил один рубль. Праздник начинался в шесть вечера, каждому ребенку вручался подарок, детей поили чаем с конфетами. За лучший маскарадный костюм выдавали денежное вознаграждение от 30 до 60 рублей.
Намного скромнее проходили праздники в гимназии
А. Ахновской, в помещении греческого и ремесленного училищ, а также воинского присутствия. Из подарков здесь было платьице для девочек, сорочка для мальчиков и сладости.
Так, например, 27 декабря 1908 года в помещении воинского присутствия на пожертвования состоятельных граждан города была устроена елка для бедных детей школы Покровского братства православных людей г. Севастополя. Детям были розданы сладости и игрушки. На празднике присутствовал 251 человек.
Проводились к Новому году и благотворительные мероприятия. Бедный люд после богослужений собирался у Народного дома на Базарной площади (ныне ул. Сенявина), где было роздано более 500 бесплатных обедов. Для этой цели были выделены средства в количестве 300 рублей из городской казны. В столовой Народного дома в течение рождественских праздников было роздано 200 обедов бедным на пожертвования различных лиц и из средств местного комитета попечительства о народной трезвости. В столовые-чайные попечительства было выдано 3426 порций чая. Старостой греческой церкви г. Неофитом были розданы вдовам и сиротам греческой колонии денежные пособия в размере 150 рублей.
Впервые в 1908 году в Севастополе на пожертвования градоначальника и полицмейстера состоялся новогодний праздник для детей городовых севастопольской полиции и тюремных надзирателей. Праздник проходил в помещении канцелярии севастопольского градоначальника, где были красиво задекорирован тропическими растениями зал и украшена гирляндами елка. Дети танцевали и резвились в сопровождении флотского оркестра. Затем ребятишек ждало угощение, состоящее из чая с печеньем и бутербродов. В конце праздника супруга градоначальника Мария Романовна вручила каждому ребенку по подарку и «особую торбочку со сладостями». Праздник, как сообщала газета «Крымский вестник», осчастливила своим посещением супруга господина севастопольского генерал-губернатора, главного командира Черноморского флота и портов Ольга Павловна Скрыдлова, которой был преподнесен букет цветов.
1 января в Севастопольском городском собрании состоялся маскарадный вечер для членов и гостей собрания.
За две недели до Нового года через газету «Крымский вестник» магазины рекламировали свои товары.
Электротехническая контора С.М. Бруно и Ко на Нахимовском проспекте, 13, рекламировала фарфоровые, никелевые, стальные и эмалированные предметы для домашнего хозяйства. В ассортименте предлагались лампы накаливания разных размеров и электрические фонарики высшего качества.
Винно-гастрономический магазин Б.Б. Койчу предлагал шоколадные конфеты, швейцарский кофе, анчоусы в соусе, паюсную икру, дичь и шампанское в ассортименте.
Колбасно-гастрономический магазин «Приморский» рекламировал рябчиков, свежую семгу и душистую дунайскую сельдь.
Магазин С.Ф. Сапетова предлагал финики, инжир, большой выбор пастилы, пряников, мармелада и вафель «Триумф».
Ресторан на Приморском бульваре предлагал 1 января, в день народного гулянья, отведать блины, устрицы и пиво одесского завода—10 коп. за бокал.
Однако оригинальнее всех выглядела реклама богемного магазина посуды и ламп Н.Д. Дьякова:
«Для подарков—
есть предметы:
Этажерки, кабареты,
Для цветов вазоны,
Есть приборы для куренья—
красота и загляденье!..
Для духов флаконы;
Люстры, лампы, абажуры
Для напитков гарнитуры…
Выбор просто чудо…
Всевозможные сервизы
И различные сюрпризы…
В магазине Л.М. Шульмана был огромный выбор елочной карамели.
В первый день нового года во всех севастопольских церквах прошли торжественные богослужения. А неделей ранее был издан приказ, предписывавший: «господам адмиралам, генералам, штаб- и обер-офицерам, сухопутного гарнизона флота и корпусов, медицинским и гражданским чинам морского и сухопутного ведомства собраться в 11 час. утра в парадной форме для слушания молебствия в храме Святого Владимира».
Традиционно в первый день нового года проходил церковный парад от ул. Екатерининской к Владимирскому собору на Центральном холме. Все корабли, стоявшие на севастопольском рейде, 1 января «расцветились флагами» и произвели салют, «согласно морскому уставу».

Так, к примеру, в 1911 году не было церковного парада из-за снежной бури. 28 декабря на город обрушился штормовой ветер. К утру он весь был засыпан снегом. Ветер валил с ног прохожих, срывая вывески с фасадов домов и даже с крыш. Шторм смыл кубики гранита с мостовой и часть базара.
Как отмечали журналисты, «севастопольцы скрючились и уныли, холодов страсть как не любят, они кутаются кто во что, жмутся и злятся!»
За две недели до Нового года подписывались приказы, касающиеся правопорядка в городе. Были усилены наряды полиции, а городовые, несмотря на погоду, должны были постоянно патрулировать улицы.
Для порядка и спокойствия севастопольцев был подписан отдельный приказ в отношении нижних чинов. Им не разрешалось в праздничные дни посещать театр Зимнего городского собрания. А в театре Народного дома и в цирке можно было находиться «за креслами до галереи, не ближе 7-го ряда».
Особое распоряжение касалось работы питейных заведений. Согласно постановлению городской думы, все казенные и частные лавки отпускали спиртные напитки с 12 до 15 часов в предпраздничные дни. В первый день нового года магазины должны быть закрыты. За торговлю вином в праздник владелец магазина мог попасть в тюрьму на пять суток. Также «за производство работ в праздник» могли оштрафовать владельца лавки на 15 рублей или арестовать на трое суток.
Были к Новому году и приятные приказы, которые касались поощрений и наград. Высочайшим приказом по Черноморскому флоту капитану 2 ранга Федоровичу был пожалован орден Св. Анны III ст., лейтенанту Пышнову—орден Св. Станислава III ст., подполковнику по адмиралтейству Скаловскому—орден Св. Анны II ст. Командирам линейных кораблей «Синоп» и «Ростислав» государь император объявил монаршее благоволение.
Его императорское высочество великий князь Георгий Михайлович, возвращаясь из Ай-Тодора через Севастополь в Санкт-Петербург, пожаловал начальнику станции «Севастополь» И.Р. Логвиновичу драгоценную булавку, усыпанную бриллиантами и рубинами, с инициалами «Е.В.». Комендант станции «Севастополь» М.М. Астафьев был высочайше награжден орденом Св. Станислава II ст.
В честь праздника было пожаловано личное почетное гражданство чиновнику севастопольской портовой конторы господину Новицкому, «содержателю экипажеских магазинов Севастопольского порта».
Обычно в конце декабря в газете «Крымский вестник» публиковался приказ севастопольского градоначальника, который гласил: «Объявляю по вверенному мне градоначальству, что в первый день нового года принимать у себя поздравлений не буду».
В рубрике поздравлений было много стихов, в которых теплилась надежда на лучшую жизнь:
«С новым счастьем,
с Новым годом!»—
Люди восклицают
И конца лихим невзгодам
Всюду ожидают…
Севастопольцы в дореволюционном городе готовились к встрече Нового года, чтили традиции и обычаи, радовались новизне и неожиданностям!

А. ФЕСЕНКО,
ученый секретарь ЦБС для взрослых.

Другие статьи этого номера