Меняем отчество на матчество?

Меняем отчество на матчество?

В январе СМИ сообщили, что в России вместо отчества все популярнее становятся так называемые матронимы (или матчества). Вместо привычных Николаевн и Алексеевн в свидетельствах о рождении появляются Анновны и Марьевны.

 

На платформе «Российская общественная инициатива» даже разместили петицию с просьбой законодательно разрешить матчества для «достижения большего равноправия в семейных отношениях и правах женщин».
«В пункте 2-м статьи 58 Семейного кодекса прямо сказано, что отчество ребенку присваивается по имени отца, если иное не предусмотрено законами субъектов Российской Федерации или не основано на национальном обычае. Но в большинстве случаев таких законов или обычаев нет. Отчество дают по отцу,—пишет автор петиции.—Хотя ничего странного в звучании матчеств нет. Например, Сафронова Галина Еленовна, Иванова Ольга Галиновна, Савченко Олег Оксанович. Мы считаем, что такие права как возможные должны быть предоставлены и прописаны в законодательстве. А будут ли их применять граждане—это уже личное дело каждого».
Для рассмотрения на федеральном уровне предложению нужно набрать 100 тысяч голосов. Но пока лишь 328 человек проголосовали «за», а 877—«против». Большинство из проголосовавших «за» считают, что одинокая женщина вправе дать ребенку так называемое матчество вместо отчества. По словам адвоката, специалиста по гражданскому и международному праву Марии Ярмуш, с юридической точки зрения, никаких проблем с матчеством у гражданина не возникнет, все оформленные документы будут действительны. Разницы в отчестве и матчестве нет никакой, отметила юрист. Дети российской матери, рожденные в иностранных государствах, вообще могут не иметь отчества, но иметь два имени.
Конституция России гарантирует равные права мужчин и женщин, поэтому детям их родители могут присваивать как отчества, так и матчества. Вопрос стоит только в согласованности этого аспекта родителями новорожденного. Поэтому присвоение ребенку матчества более обосновано именно в случаях одиноких матерей, заключила Ярмуш.
И все же, как показал наш опрос, далеко не все готовы к таким переменам. «Как вы относитесь к возможности давать ребенку вместо отчества матчество (по имени матери)?»—даже сам этот вопрос вызвал у принявших участие в опросе «Славы» мужчин шквал негодования.
Отцы в шоке
—Это настоящая шизофрения!—возмущается Александр Артемович.—У нас исторически принято давать ребенку отчество. Зачем вообще было такой вопрос задавать? Давать ребенку матчество—это ненормально и неприемлемо даже в так называемых гражданских браках. Нас в семье было шестеро детей, отец погиб, всех вырастила мать. Но даже вопрос не поднимался о том, чтобы кто-то другое отчество взял.
Жизнь ребенку дает не только мать, но и отец. И у него есть полное право быть вписанным в свидетельство о рождении. А у нас в последнее время такие полемики и дискуссии в СМИ показывают, что хоть цензуру вводи! Извращение какое-то, нельзя так делать! В общем, я в шоке. Подобные нововведения необходимо запрещать.
—У ребенка два биологических родителя, поэтому если мать дает ему свою фамилию, то отчество должно быть, а не матчество, иначе будет несправедливо,—считает Виктор Сергеевич.—Я вообще не понимаю, как может быть отчество не отца. К чему мы вообще идем? В общем, или отчество, или вообще ничего. Уж лучше прочерк в документах тогда ставить.
—«Горячо приветствую» инициативу ввести матчество вместо отчества,—пишет Виктор Леонидович (Зоевич) Коротков.—Считаю, что это новшество в нашей стране должно коснуться только тех ненормальных и членов их семей (без исключения), кто предложил этот бред! Даже на Земле обетованной, где все традиционно по матери, ни один ортодоксальный еврей не называется Натан Цильевич или Абрам Саррович.
Хватит цинично издеваться над гражданами Великой России и ее вековыми традициями! Олег Катенькович, Иван Оксанушкинович, Сергей Нинулькинувич, Александр Дусенькович—бред тихопомешанного, это подойдет разве что трансгендерам. А еще можно позаимствовать опыт матриархата в отсталых племенах Африки, где мужа выбирает девушка, просто говорит ему: «Иди ко мне домой!»—без загсов, венчаний, и мужчина не вправе ей отказать. Думаю, некоторым женщинам это понравится.
—Давать ребенку матчество вместо отчества—это какой-то бред!—продолжает разговор Любовь Михайловна.—Мой сын, у которого девятимесячный ребенок, когда об этом услышал, долго возмущался. Говорит: «Это что же, я как бы и ни при чем? Ведь это и мой ребенок!» Понимаю, если женщина без мужа родила, не ставить же в этом случае прочерк вместо отчества. Тогда матчество допускаю. Но опять же: к построению семьи и рождению детей надо подходить ответственно. В общем, в отдельных случаях матчество допускаю, а чтобы всем поголовно его давали—я против.
Юльевна—и точка!
—Согласно российскому Семейному кодексу, отчество дается новорожденному по отцу,—делится своей точкой зрения Юлия.—Но наш папа самоустранился от отцовства еще до появления дочери на свет. И тогда я решила: раз буду воспитывать ребенка одна, то и «увековечивать» биологического отца в свидетельстве о рождении не следует. Теперь отчество моей девочки—Юльевна. Вопреки опасениям, в рагсе у меня никто ни о чем не спросил. Скорее всего, потому, что у моего имени есть как женский, так и мужской вариант. Сейчас никаких проблем с матчеством не возникает. Разве что при оформлении документов его нужно диктовать по буквам и четко, чтобы дочку Юрьевной не записали.
Но с другими матчествами, например Ольгович или Оксановна, думаю, могут быть проблемы. Я считаю, что возможность давать ребенку как отчество, так и матчество должна быть закреплена на законодательном уровне. От этой строки в документах не нужно отказываться. Это дополнительный идентификатор, который позволяет точнее опознать человека. А от чьего имени он образован, материнского или отцовского, мне кажется, не особо важно.
—У моей дочери в графе стоит отчество ее биологического отца, хотя он ее и не признал,—рассказывает Валерия Владимировна.—Мать моего гражданского мужа нажужжала ему в уши, что ребенок нагулянный, мол, совсем на их породу не похож. Так я дочь одна и растила, без посторонней помощи. Говорила ей, что папа был моряком и пропал без вести. А когда дочь стала взрослой, правда открылась. Она тогда поехала к отцу, но он ее так и не принял. Когда вернулась, сказала, что ничего общего с ним иметь не хочет. Говорит, что поменяет отчество. Я ее не отговариваю, а сама думаю: быть может, сразу после рождения стоило дать ей не только свою фамилию, но и отчество? Тогда и не было бы сейчас такого стресса для моей девочки. Если биологический отец не хочет платить алименты, поддерживать своего ребенка материально и морально, не хочет быть родителем, то ему не место в свидетельстве о рождении.
Поймите, я не против мужчин, не против отчеств. Но я за то, чтобы матронимы тоже были. Пусть у людей будет выбор. Считаю, что ребенок вполне может носить второе имя человека, который был рядом каждую минуту. А чаще всего это все же мама…

Елена ИВАНОВА.

 

Предлагаем нашим читателям очередной «Вопрос в лоб»: «Слышит ли нас власть? Оцените обратную связь между народом и чиновниками, должностными лицами разных городских (федеральных) организаций и предприятий».
Ответ можно дать в пятницу, 7 февраля, с 13 до 14 часов по телефону 54-31-95 или прислать на электронный адрес редакции (slavasev@mail.ru) не позднее понедельника, 10 февраля.

Елена Иванова

Корреспондент ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера