А вы помните, куда выкинули батарейку?

Альбина Гаевская: «Наука не может быть корыстной. Науке можно только служить!»

Привычное дело—утром, выходя из дома, схватить пакет с мусором и, не глядя, бросить его в контейнер для сбора коммунальных отходов. Уверен, подавляющее большинство из нас даже не вспомнит, что в этом пакете. И это абсолютно логично: еще о мусоре мы не думали!
С другой стороны, все мы хотим жить в регионе с прекрасной экологией, в чистом и безопасном городе, на земле, не отравленной опасными отходами, а значит, должны нести ответственность и за то, что выбрасываем…

 

Такая маленькая, а столько проблем…

Проблема мусора интересна своей многогранностью и сложностью в ходе решения пошаговых задач. Например, обычные бытовые батарейки в вашем пульте от телевизора относятся ко 2-му классу опасности. Это значит, что экология места, зараженного электролитом из портативных источников питания, будет восстанавливаться не менее 30 лет.
Считается, что одна пальчиковая щелочная батарейка может загрязнить 400 литров грунтовых вод. А учитывая то, что в год в России продается более 800 млн элементов питания, натворить бед они могут очень много.
За утилизацию и обработку отходов этого класса без соответствующей лицензии в законе прописан штраф: от тысячи рублей—для физических лиц до 20 тысяч—для юридических. Но если у представителей бизнес-сообщества утилизация опасных отходов отлажена, то обычный человек, даже если очень захочет, выкинуть батарейку в мусорный бак, согласно закону, просто не сможет. Впрочем, наверное, о том, что у использованной батарейки должна быть своя, особая, судьба, сегодня задумываются единицы.
С другой стороны, в России работает только одно предприятие, перерабатывающее щелочные батарейки. Это челябинский «Мегаполис». Выручка единственной линии по переработке батареек составляет около 7 млн рублей в год.

 

Вопрос уперся в рельеф

Для Севастополя утилизация батареек—вопрос не слишком удобный. Дело в том, что любая мусорная тема обнажает проблемы, преодолеть которые простым административным решением невозможно. Например, успешную утилизацию мусора вполне решил бы завод по его переработке, а в идеале—и по сжиганию. Однако у нашего города есть в этом сегменте бытовой сферы своя, особая, специфика.
А именно: завод по переработке опасных отходов имеет жесткие ограничения для размещения. Минимальное расстояние до жилья—500 метров, запрещено его сооружать в курортных, рекреационных и водоохранных зонах, и это только часть ограничений, которые прописаны в СанПиН 2.1.7.1322-03.
Очевидно, что количество незанятых участков, отвечающих всем требованиям, в Севастополе резко ограничено. Но даже если необходимый участок удастся найти и инвестор будет готов вложить деньги, совсем не обязательно, что он захочет перерабатывать батарейки. Вызвать такое желание могли бы либо постоянный приток сырья, гарантирующий предприятию полную загрузку, либо бюджетные субсидии. И здесь мы подходим ко второй проблеме.

 

Учету не поддается!

Для того чтобы планировать какие бы то ни было работы по сбору и утилизации элементов питания всех электронных устройств, необходимо понимание объема работы. Но информации об этом объеме нет. Чтобы получить необходимые сведения, нужно, как минимум, наладить добровольный сбор батареек.
В Москве эта работа—часть социальной ответственности торговых сетей. Крупные продавцы электроники, гипермаркеты и экомагазины устанавливают емкости, в которые посетители выбрасывают отслужившие своё элементы питания. Эту же работу проводят некоторые управляющие компании, но до сих пор этого объема не хватает, чтобы загрузить на полную мощность один-единственный челябинский завод.
Для того чтобы расставить специализированные урны, необходимо назначить оператора с соответствующей лицензией и найти место временного хранения или полигон для утилизации. Для этого нужна собственная инициатива торговых сетей. Но они не шибко торопятся…
Пока в Севастополе не появится хотя бы один официальный пункт утилизации старых батареек, невозможно вести речь о какой-то статистике. Но даже специальные мусорные емкости на каждом углу не изменят ситуацию, пока не будет решена последняя и главная проблема.

 

Дело привычки!

В Западной Европе закон, запрещающий выбрасывать щелочные батарейки, существует около 30 лет, но даже сейчас там удается переработать и утилизировать не более 50% от общего объема. Это говорит в первую очередь о том, насколько медленно приживается у населения привычка выбрасывать батарейки правильно. И удивительно, что такое важное дело приживается настолько тяжело даже в дисциплинированной Европе.
Возможно, дело в том, что, в отличие от любого другого мусора, батарейки появляются не каждый день и мы выбрасываем их рефлекторно, даже не задумываясь. Мы провели маленький опрос среди знакомых и попросили их ответит на два вопроса: «Готовы ли вы отнести отслужившие батарейки в специальный контейнер?», «Можете ли вы вспомнить, куда выбрасывали батарейки последний раз?»
Результат оказался более чем противоречивым. С одной стороны, все готовы выбрасывать правильно, с другой—никто не вспомнил о судьбе использованных элементов питания.
Мы выбрасываем батарейки, как фантики или чек от мелкой покупки, не задумываясь. И даже если урны для них будут стоять на каждом углу, минимум половина этого опасного для жизни мусора будет пролетать мимо, что и демонстрирует европейский опыт.

 

Валерий НЕК.

Другие статьи этого номера