Альбина Гаевская: «Наука не может быть корыстной. Науке можно только служить!»

8 февраля отмечался День российской науки. В 1724 году в России в этот день была создана Академия наук. Гость нашей редакции—Альбина Витольдовна Гаевская, ученый-паразитолог, доктор биологических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники Республики Крым, академик Крымской академии наук, член Нью-Йоркской академии наук, лауреат Государственной премии Украины в области науки и техники (2007). Мы беседуем о жизненном пути ученого, особенностях современного развития науки и о паразитологии в частности.

 

Альбина Гаевская: «Наука не может быть корыстной. Науке можно только служить!»

Имя Альбины Витольдовны Гаевской широко известно в научном мире. Википедия так описывает деятельность ученого: «…проводит эколого-паразитологические исследования морских и океанических рыб и беспозвоночных, фаунистические исследования паразитов различных систематических групп; изучает фауну, таксономию, биологию и экологию паразитов, в частности их роль в трансформации вещества и энергии в природе…»
В послужном списке ученого—около 40 монографий и справочников, сотни статей. Именем Гаевской коллегами из разных стран мира названо 14 новых видов и один новый род паразитов, сама же Альбина Витольдовна Гаевская описала около ста ранее неизвестных науке видов паразитов.
…С первых минут общения, которое сначала состоялось по телефону, Альбина Витольдовна показалась человеком открытым, общительным, дружелюбным. При встрече первое впечатление лишь закрепилось: профессором с мировым именем оказалась красивая, энергичная женщина. Так подтвердилась истина, что чем глубже и образованнее человек, тем он легче в общении.

—В этом есть определенный резон,—ответила на комплимент Альбина Витольдовна,—снобизма здесь быть не может. Жизненный опыт подсказывает, как надо относиться к другим людям. Я—человек, который всего добивался в жизни сам, и поэтому научилась ценить многое.

—Насколько в науке важен этот момент—человеческий фактор?
—Если вы имеете в виду окружение, то, как и везде. Наука в этом плане ничем не отличается от других сфер человеческой деятельности. Люди везде разные, и все зависит от самого человека. Если ты ставишь себе цель, при этом не хочешь идти по головам, обязательно встретишь как помощь, так и сопротивление. Так и меня судьба сводила с самыми разными людьми, я встречала и активную помощь коллег, и упорное противодействие, и любовь, и неприязнь.

—Известно, что вы помимо основной научной деятельности длительное время были ученым секретарем, а затем председателем специализированного совета по защите докторских диссертаций ИнБЮМ, возглавляли «Морской биологический журнал».
Сегодня научное направление в СМИ переживает кризис. Например, если в советское время журнал «Наука и жизнь» издавался тиражом три миллиона экземпляров, то сегодня тираж насчитывает несколько десятков тысяч. На ваш взгляд, в чем проблема?
—К сожалению, в обществе, где на первом месте стоят деньги, не может быть ничего хорошего. А наше современное общество таково. Посмотрите, что транслируется по телевидению, там царит засилье рекламы, призывающей: «Купи!» Потребительские настроения определяют характер развития общества. Доминирует стремление что-либо продать. Эти настроения и в науку проникли, словно заразная болезнь какая-то. Науку не популяризируют, потому что нет цели просвещения широких масс. Между тем наука и извлечение прибыли несовместимы.

—Почему, как вы думаете?
—Наука не может быть корыстной. Науке можно только служить! Хорошо, конечно, когда есть деньги, а когда их много—хорошо вдвойне. Но истинное служение не подразумевает желание заработать любой ценой. Купленные знания превращаются в рудимент, не дающий практической пользы. Науку, как и любую другую область человеческой деятельности, двигают личности—страстные, преданные, идейно увлеченные люди. Они совершают крупные открытия, меняют мир. По этой причине я всегда считала, что в науке есть ученые, а есть научные работники. Мне повезло. В свое время меня окружали серьезные наставники, хорошие люди.

—Какие годы в науке стали для вас наиболее запоминающимися?
—Пожалуй, 60-е. Это была жизнь, насыщенная яркими событиями как в личной, так и в трудовой сфере. Когда я поступала в аспирантуру, моему сыну исполнилось всего два месяца. Тяжело было необыкновенно! Я ездила сдавать экзамены в Симферополь. Там находился мой будущий научный руководитель, изумительный человек, Семен Людвигович Делямуре. В то время к ученым, тем более молодым, государство относилось очень внимательно. Оплачивались все командировки, затраты по исследовательской деятельности, при подготовке диссертации. После успешного окончания аспирантуры я получила распределение на работу в институт и квартиру—государство тогда действительно помогало.
По семейным обстоятельствам на некоторое время переехала в Калининград. Работала в Атлантическом научно-исследовательском институте рыбного хозяйства и океанографии, создала там сектор паразитологии. Защитила докторскую диссертацию, а потом вернулась в родной для меня Институт биологии южных морей. В те годы я много ездила по стране, часто публиковалась в научных журналах, были налажены серьезные деловые контакты.

—Википедия сообщает, что некоторые виды паразитов были названы в вашу честь. Чем не подтверждение заслуг?! А какие-то виды, сообщает энциклопедия, вы открыли сами…
—В честь Гаевской был назван не один паразит. Их довольно много. Паразиты очень разнообразны. Это плоские и круглые черви, простейшие, ракообразные и т.д. И почти в каждой группе действительно есть какой-нибудь паразит, названный в мою честь. Есть даже новый род плоских червей трематод, названный в честь меня британскими паразитологами,—Гаевскаятрема. Приятно это или нет, когда в честь тебя нарекают какого-нибудь червяка или амебу? Конечно приятно. Зачем лукавить? Называя любой животный организм или растение в честь кого-либо, тем самым признают заслуги данного человека перед мировой наукой. Но надо понимать, что виды, названные в честь какого-то человека, и новые виды, впервые обнаруженные самим ученым, это абсолютно разные понятия. Я сама или в соавторстве с коллегами нашла и описала почти сто новых видов и родов.

—Вы упомянули времена, когда государство проявляло максимальную заинтересованность в научных достижениях и в жизни ученых в частности. Научные работники представляли собой интеллектуальную элиту общества, и это справедливо. Когда вы почувствовали, что времена меняются, а вместе с ним и отношение к науке?
—Я не хочу никого винить. Эти процессы глобальны, изменения, как правило, происходят под влиянием целого комплекса обстоятельств. Но, конечно, свое мнение по поводу происходящего у меня есть. В обществе восторжествовало, увы, потребительское отношение ко всему, в том числе и к науке. Да, было время великих ученых. Наш институт блистал всемирно известными именами корифеев, на которых хотелось равняться, им стремились подражать. Тогда главным критерием оценки труда являлся высокий профессионализм.
Что мы видим сегодня? Научный мир мельчает. Как оценивается труд ученого в наши дни? Публикацией в научных специализированных изданиях, зарегистрированных в международных рейтинговых центрах. Они могут быть разного уровня. На иную нужно потратить год или два. Иной ученый может за это время написать максимум одну-две статьи, но это будут фундаментальные труды. Однако на это никто не обращает серьезного внимания.
В приоритете не качество, а количество статей, многократность упоминания, цитирование. Я категорически не признаю такой подход. Статья статье рознь. Например, какую-то работу цитируют единицы, потому что она узкоспециализированная, интересна небольшому кругу специалистов. Другая же публикация носит методический характер, и вы встретите многократные упоминания о ней. Но это не рейтинг, а необходимость!
Сегодня в научном мире неоправданно большую силу приобрели искусственно создаваемые требования, так называемая балльная система оценки труда ученого, введение наукометрической базы данных. Это поощряет недобросовестное отношение к науке, когда во главу угла ставится тот же вышеупомянутый фактор цитируемости публикации. Я не говорю, что часто печататься—это плохо, пусть так будет. Но критерии оценки вклада ученого в науку должны быть другими. А в последнее время даже вошло в практику, когда один и тот же материал, но под разными названиями публикуют в разных журналах! Идет элементарная охота за привилегиями и деньгами.

—Я обратила внимание, что в списке ваших научных работ, ссылки на которые дает Википедия, есть монография, датируемая 2017 годом. Что это был за труд?
—В 2017 году я закончила трехтомник по паразитам человека, которыми он прямо или косвенно может заразиться через пищу, при этом речь шла только о гельминтах. Перед этим я опубликовала двухтомник по паразитам всех рыб Азово-Черноморского бассейна (к слову, подобной монографии раньше не существовало). И вот тогда, работая с литературой, я обратила внимание на разночтения, на нелепицу, которая встречается, в том числе в нормативных документах. После этого и задумала трилогию по гельминтам человека. Смею заверить, что публикаций подобного рода в России раньше не было. В трехтомник вошла вся информация о трематодах, нематодах и цестодах, которые когда-либо были найдены или в настоящее время встречаются у человека.

—Предположу, что у вас иное, отличное от общепринятого понимание окружающего мира. Ведь паразиты для большинства из нас—загадочные, непонятные и, простите великодушно, неприятные существа. Между тем это—сила, которая имеет реальное влияние на нашу жизнь, хоть мы и не отдаем себе в этом отчета.
—Мне кажется, вы поняли суть паразитологии. Это серьезная наука, стоящая на стыке очень многих научных дисциплин: экологии, биологии, гидрологии, океанологии, ихтиологии, физиологии и т.д. Паразитология—как квинтэссенция, она в самом центре! Это потрясающая наука, которая помогает философски смотреть на жизнь, при том, что жизнь на планете без паразитов была бы невозможна.

—Вы так говорите о них, что я, человек по определению, то есть высшее звено в эволюционной цепочке, почувствовала себя маленьким, неприметным существом. Зато я поняла, насколько мы, разумные и неразумные, тесно в этом мире сосуществуем.
—Надо понимать, что паразиты—не хищники. Используя своего хозяина для кормежки, они частично или полностью возлагают на него задачу регуляции своих взаимоотношений с окружающей средой. Паразиты есть практически среди всех представителей крупных таксонов, а живут они фактически во всех живых организмах на планете: в простейших, растениях, грибах, животных. Иными словами, хозяином может быть любой живой организм, будь то инфузория, моллюск, рыба, птица, зверь или человек.
Для паразита это просто среда обитания. К слову, все вирусы, бактерии—тоже паразиты. В зависимости от той роли, которую играет тот или иной хозяин в жизненном цикле паразита, тот живет в хозяине, не мешая ему, не нарушая его жизненных функций, если нет для этого определенных предпосылок. А предпосылки—это нарушение иммунного состояния хозяина, ослабление его здоровья и прочее. Если организм хозяина претерпел негативные изменения, связанные с его окружающей средой, то паразит немедленно реагирует на это, начинает проявлять по отношению к своему хозяину изначально присущие ему агрессивные свойства и в конечном итоге даже приводит к гибели последнего. Мы подошли к главному: паразиты играют регулирующую роль в окружающем нас мире. Всегда можно отследить причинно-следственную связь.

—Это… гениально. Есть о чем задуматься: природа—как саморегулирующаяся, самовосстанавливающаяся система, в которой человек важная, но всего лишь часть… Итак, человек для паразита лишь промежуточное звено. Куда он переселяется дальше?
—Действительно, человек редко является окончательным хозяином паразита, гораздо чаще он случайный хозяин для него. Переселение идет в окружающую среду.

—И все же в нашем обычном сознании паразиты имеют ярко выраженное отрицательное значение. От них можно уберечься?
—В моем сознании такого отрицательного значения нет. Паразиты—это не только, а может быть, и не столько опасность. Они необычайно широко распространены на Земле и влияют на все формы жизни, а часто и определяют их судьбу, но при этом они тоже эволюционируют. Вы удивитесь, но они очень красивы. Да, это что-то потрясающее! Я серьезно говорю. Я смотрю на них, как на любое другое живое существо, восхищаюсь их приспособляемостью к той среде, в которой они обитают.
Если говорить о масштабности их количества, то это просто космос. По количеству видов паразиты мало уступают свободно живущим организмам, а в одной особи хозяина, в рыбе например, может одновременно существовать несколько видов паразитов…

—Нам следует их бояться?
—Нет. Бояться вообще ничего не надо. Страх, боязнь убивают человека. Что касается боязни заразиться паразитами, то в подавляющем большинстве случаев человек сам вольно или невольно виноват в том, что это произошло. И здесь на первый план выступает необходимость соблюдения определенных санитарно-гигиенических правил и профилактических мер. При этом большую роль играет просветительная работа среди населения, которую следует начинать уже с детских садов и школ. Ведь не стоит большого труда запомнить: после прогулок и посещения туалета, общения с животными руки необходимо мыть; мясо, рыбу и другие продукты животного происхождения, приобретенные в ненадлежащих местах и без соответствующего сертификата, следует обработать при высокой температуре или использовать в пищевых целях после заморозки; растительную пищу перед употреблением обязательно надо промыть в проточной воде; воду из непроверенных источников можно пить только после фильтрации или кипячения.

 

Беседу провела Оксана НЕПОМНЯЩИХ.

На снимке: А.В. Гаевская.

Фото В. Докина.

Оксана Непомнящих

Обозреватель ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера