Рядовой Победы Степан Зайцев

Рядовой Победы Степан Зайцев

Большинство попавших в плен в июле 1942 года на 35-й береговой батарее в Севастополе были пешим строем отправлены в лагеря для военнопленных под Симферополем. Охрана этих загонов (иначе и не назовешь!) состояла из немецких и румынских солдат. Если пленный имел гражданскую одежду или ему ее передали и он мог доказать, что к армии не имеет никакого отношения, то в первые месяцы таких отпускали, т.к. кормить солдат было особо нечем, да и с водой были проблемы. Степану Зайцеву родственники из Симферополя сумели передать вещи, да и было ему уже за 40 лет, поэтому его и отпустили…

 

О подвигах, боевых действиях своих отцов и дедов, которые воевали с 1941-го по 1945 год, в эти дни рассказывают их дети и внуки, порой уже и правнуки, т.к. в живых остались единицы фронтовиков, особенно рядовых. Сегодня мы повествуем об одном из таких рядовых (в таком звании он и закончил войну)—пулеметчике 25-й Чапаевской дивизии Степане Дмитриевиче Зайцеве. А рассказал нам о нем его сын Александр, он и познакомил с оставшимися от отца документами и фотографиями.
Александр Степанович Зайцев родился 19 ноября 1940 года в Севастополе. Его прадед был участником первой обороны города, воевал на знаменитом 6-м бастионе. Окончив морское училище в Ломоносове под Ленинградом, он трудился во вспомогательном флоте во Владивостоке, был капитаном рыболовецких судов, бороздил моря и океаны, а в 1993-м вернулся в родной Севастополь. Работал в ЮРХВ, много ходил по морям (в последнее время под руководством известного капитана Сергея Анисимовича Найдена), а сошел с мостика в 2010-м, и уже десять лет на пенсии. Вот что он вспоминает об отце…
Степан Зайцев стал пулеметчиком на срочной военной службе, затем, еще до войны, работал такелажником на Щитовой в Стрелецкой бухте, был боцманом. Когда началась Великая Отечественная, был призван на службу рядовым. Враг подошел к Перекопу, затем—к Мекензиевым горам. Пулеметный расчет, а это связка из четырех пулеметов, был направлен на Приморский бульвар для отражения атак самолетов противника.
Позже его пулеметная рота была направлена к Инкерману, где сражалась родная 25-я Чапаевская дивизия. Его расчет располагался рядом со штабом дивизии (недалеко от Свято-Климентовского монастыря). Бойцы удерживали немецких автоматчиков, т.к. вели огонь и по наземным целям (до июня 1942 года). Затем рота Степана Зайцева была направлена в Камышовую бухту для защиты наших небольших судов от немецкой авиации. Последняя передислокация его подразделения—35-я береговая батарея. Когда ее взорвали, а у солдат закончился боезапас, он вместе с десятками тысяч других красноармейцев и краснофлотцев попал в плен…
Огромная колонна военно-пленных двигалась в сторону Бахчисарая, и рядовой Степан Зайцев, проходя недалеко от родного дома, даже увидел супругу с сыном на руках и двух дочурок. Но подойти к дому охрана не позволила—стреляли. В Бахчисарае у озера разрешили напиться и накормили отрубями, разведенными сырой водой из озера. Хватило сил не есть, а те, кто поел, заболели и позже умерли. Далекие родственники сумели передать гражданскую одежду, и Степан пешком отправился домой, в Севастополь. Но дом № 31 на первой линии (ныне улица Зои Космодемьянской) был занят немецким офицером. Супруга с детьми ушла к родственникам под Бахчисарай, у которых и своих ребятишек было пятеро. Выжили они все в дни оккупации только за счет урожая с собственного огорода.
В село Биясы в верховьях реки Качи однажды пришли партизаны во главе с командиром Бородаевым. И рядовой С. Зайцев ушел с ними в горы, где и воевал до прихода Красной Армии в Крым в 1944 году. Затем его снова призвали служить в Анапскую дивизию, с которой Степан и освобождал родной Севастополь. Но сказались зимы в окопах на Мекензиевых горах, партизанская жизнь в лесах—он тяжело заболел.
Вечером 19 ноября 1945-го (в день своего рождения) Степан вздрогнул от выстрелов орудий, ракет и лучей прожекторов над городом. Выскочил на улицу с детьми и супругой… Но это был праздничный салют в честь Дня артиллерии! Так и закончил службу в рядах Советской Армии рядовой Степан Зайцев. Затем он вновь работал в гидрорайоне в Карантинной бухте, на Щитовой—в Стрелецкой, а в 1969 году в возрасте 60 лет ушел на пенсию.
Мечтал защитник Севастополя и участник освобождения города от немецко-фашистских захватчиков о небольшом участке земли, чтобы выращивать овощи и фрукты. Не сложилось—ушел из жизни в том же 1969-м. А еще рядовой Степан Зайцев считал, что заслужил медаль «За оборону Севастополя». Ходил в районный и городской военкоматы. Ответили строго: «Радуйся, что живой и живешь в Севастополе, а не в местах не столь отдаленных! Ты же был в фашистском плену!»
У рядового Степана Зайцева есть дети, внуки, правнуки, они живут и работают в Санкт-Петербурге, на Кубани. Все они гордятся своим защитником города Севастополя. Часто, собираясь вместе, поют любимые песни военных лет и его самую любимую: «Солдатские погоны»—об обыкновенном русском человеке, одном из рядовых Победы…

 

В. Мелянский.

Другие статьи этого номера