ГЕРОНТОЛОГ И Я

Российская пенсия—за границей

Вот уж не думал, что когда-нибудь буду писать материал об ЭТОМ! Но начинать однажды надо, тем более что встретил своего однокашника по КМИ—врача-геронтолога. Начали за здравие, закончили за… искусство взрослеть. Мне тема показалась увлекательной, местами—улыбчивой, потому и отважился предложить ее вашему вниманию (если, конечно, пропустит редакция. Тема-то двусмысленная, и ее отчего-то стараются замолчать или избежать. Зря! Полюбопытствуйте, а вдруг?..) Профиль современного немолодого человека глазами геронтолога—в самой долгожительской рубрике «Профили».

 

Геннадий Р.—врач-геронтолог с большим стажем. Живет и работает в солнечном Израиле. Давно… Этому человеку (старше меня на четыре года) я бесконечно благодарен за то, что он мне, семнадцатилетнему севастопольскому хулигану, чудом поступившему с первого раза в престижный Медин, открыл совсем другие вселенные: Иероним Босх, Сальвадор Дали, Франц Кафка, Михаил Булгаков—список бесконечен! Напомню, что на дворе—Советский Союз семидесятых годов, цензура, КГБ и прочие институты «правильного формирования мировоззрения и вкуса» у людей в белых халатах. Он, в отличие от меня, поступил в КМИ аж с третьего раза из-за пресловутой пятой графы в паспорте, поэтому тихо недолюбливал и при оказии давил интеллектом «выскочек», то есть вчерашних выпускников школ. Меня в том числе.

—Гена, русский язык не забыл? А то я словарь-разговорник на иврите не взял!..
—Маслов, ты не изменился, по крайней мере, внутренне. Я взял разговорник русского. Так что давай без этих твоих… Ты уже на пенсии?

—Не дождешься! Представители моей второй профессии, как правило, сами на пенсию не уходят. Занавес, портрет, буфет, кутья, аплодисменты… Ну ты в курсе.
—Ну к земле-то хоть привыкаешь понемножку? Огород, дача, лечебные грязи?..
Напоминаю, что между двумя дипломированными людьми даже адаптированный для глаза и уха непосвященного слушателя диалог может показаться циничным. Простите, но в этом смысле мы—циники.

—Гена, я давно хотел написать материал именно об искусстве… взросления, но у меня нет таких фундаментальных знаний, как у тебя. Подсоби, а?
—Что тебя интересует? Как долго можно оставаться молодым? Бесконечно долго, но при одном условии…

—Здоровый образ жизни?
—Ни в коем случае! Внутренняя молодость! До тех пор, пока человек ощущает себя двадцатилетним, он им и остается, но, правда, внутренне. Морщины никуда от тебя не денутся без помощи пластического хирурга, что чревато непредсказуемыми последствиями, как после любой операции. Остеохондроз останется, как «праздник, который всегда с тобой»! Не смейся, это—грустно. Нашу жизнь в преклонном возрасте отравляют именно его вторичные признаки—износ. А что «повзрослевшие» хотят: просыпаться с улыбкой на губах, выпивать чашку черного кофе и выкуривать сигарету, как это было тридцать-сорок лет назад?! При этом еще мечтая о?.. Ну ты меня понял. Ты куришь?

—Да. И стаж приличный, ты же помнишь.
—Помню. А я вот ни одной сигареты за всю жизнь не выкурил, о чем не жалею. Тебе это доставляет удовольствие?

—Разумеется. Я в этой жизни стараюсь не делать ничего из того, что удовольствия не доставляет. Почему ты спрашиваешь?
—Своим пациентам я всегда говорю одно и то же: если у вас есть признаки любой зависимости, то после пятидесяти я вам не рекомендую от них отказываться, даже если они считаются вредными. От чего-либо отказываться полностью слишком поздно. Тогда уж лучше не начинать. У меня была учительница по географии, которая курила «Беломор» прямо в классе, но в открытое окно—тогда это было еще ненаказуемо. Так вот она спокойно покинула этот мир в девяносто с лишним. А помнишь, нас на цикле педиатрии водили на вскрытие ребенка, умершего от силикоза легких? Ему было всего четыре с небольшим года, и—силикоз!

—Какой-то ты нетрадиционный геронтолог!
—Да нет, это—общемировая статистика: как только ты перестаешь делать то, что делал ежедневно на протяжении многих лет, у тебя в голове происходит поломка «обкатанного» образа жизни, к которому организм привыкал годами, десятилетиями… И вдруг однажды утром ты отказываешься от всего привычного—для мозга это шок! Как бы тебе попроще объяснить?..

—Да я-то пойму, ты потенциальному читателю объясни.
—Попробую. К примеру, вы всю жизнь пользовались правилами правостороннего движения, но однажды утром вам вежливо сообщают, что с сегодняшнего дня вводится левостороннее! Представьте весь кошмар и ужас, который произойдет на дорогах! Я своим пациентам повторяю одну и ту же заповедь: «Здоровых людей нет, есть недообследованные!» Жаль, что немногие понимают смысл этого… Все хотят изо всех сил оставаться здоровыми и молодыми, но так не бывает. Как у Булгакова устами Воланда: «Беда не в том, что человек смертен, а в том, что он внезапно смертен!» Человек состоит из тканей, которые изнашиваются так же, как ходовая часть авто или его двигатель. Покажите мне автомобиль, который пробежал пятьдесят лет без единой диагностики или замены узлов и приборов. Так отчего же люди после пятидесяти поголовно хотят в таком возрасте поступить в отряд космонавтов?!

—Такое ощущение, что ты предлагаешь отказаться от модного ныне здорового образа жизни…
—Ни в коем случае! Каждый сам выбирает себе степень интоксикации: жирная пища, никотин, сахар, соль, алкоголь… И сам дозирует уровень поступления вредных ингредиентов в свой организм. Но не следует пренебрегать двойным стандартом: то, что давалось легко в двадцать пять-тридцать, не стоит перетягивать в пятьдесят плюс! Либо применять это в гомеопатических дозах! Лично я не вижу пользы в ежедневном кроссе по десять километров в любую погоду лишь потому, что вы это делали на протяжении тридцати-сорока лет. Мне это напоминает желание автовладельца выжать из своих старых «Жигулей» те самые заветные сто двадцать километров. Может, и получится, но последствия непредсказуемы! Простая статистика: наше сердце, как любой механизм, рассчитано на определенное количество циклов систола-диастола. Так зачем сжигать эти бесценные систолы лишь для того, чтобы доказать себе и окружающим, что ты в такой же спортивной форме, как и много лет назад?! Вообще своим пациентам после пятидесяти я рекомендую забыть слово «спорт», заменив его на слово «гимнастика». Она намного гуманнее действует на организм.

—Ты своим пациентам предлагаешь оплыть жиром, лежа на диване перед телевизором?
—Геронтологи вообще ничего не навязывают, только рекомендуют. Да, за уровнем сахара и холестерина следить надо, но не превращать этот мониторинг в ежедневный ритуал. Да, давление надо контролировать, но опять же—без фанатизма, иначе получим обратный результат. Я наблюдал одного пациента-перфекциониста… Он в свои восемьдесят семь при помощи множества препаратов стремился быть «фармакомейным» человеком. То есть АД не выше 120/80, сахар и холестерин—как у призывника! И ему это удавалось и пока еще удается, но мне стало не по себе, когда я увидел на его прикроватной тумбочке гору медикаментов. Смысл жизни он сам для себя сформулировал так: «Я буду вечно молодым и здоровым! Любой ценой».

—Не, ну лично мне нравится его философия.
—Ты же не хуже меня знаешь, что это невозможно. Между категориями «качество» и «количество» я всегда выбирал «качество».

—Ощущение, будто ты пропагандируешь нигилистический принцип хиппи: «Живи быстро, умри молодым!»
—Нет, я пропагандирую принцип золотой середины. И еще: «Не буди лихо, пока оно тихо!» Как только человек маниакально начинает искать у себя признаки любого недуга, он его обязательно найдет. Наши коллеги ему в этом охотно помогут. Помнишь, в Медине на одной из лекций по кожвензаболеваниям профессор цинично заявила: «Запомните! Все болезни—от головы, и только две—от любви!» Тогда мы дружно рассмеялись, а вот с годами я понял, насколько она была права…
* * *
Этот материал—лишь короткий фрагмент, а сама встреча однокашников затянулась до раннего утра. Пили мы не только кофе, а я еще и курил! Для меня Гена ничего нового не открыл, но было интересно слушать нетривиальные советы по поддержанию здоровья из уст профессионального геронтолога. Для себя я еще в молодости сделал выбор: между качеством и количеством я бы выбрал оба! Но так не бывает, поэтому я выбрал… А вы?
Жизнь—замечательная штука, но только до тех пор, пока она не превращается в самоцель! Это мое личное мнение, которое я ни в коем случае не стану навязывать другим. Но мне жаль тех, кто тратит бесценное время на бесконечные обследования и прием лекарств и БАДов… То самое «время жить в Севастополе!» Будьте здоровы!

 

К сему Андрей Маслов.

Другие статьи этого номера