Главный приоритет

Главный приоритет

Встреча зимы и лета ознаменовалась крупными событиями в общественно-политической жизни. В их череде не затерялись мероприятия, обязательные в ходе подготовки к намеченному на 22 апреля всенародному голосованию по поправкам в Конституцию Российской Федерации.

 

Современные средства коммуникации доносят живущим далеко от столицы реакцию оппонентов наших намерений обновить Основной Закон. Кто-то, может, за стеной в соседней квартире, а кто-то—в ближнем или дальнем зарубежье по этому поводу скрежещет зубами, рискуя стереть их до корней. Казалось бы, разве можно при здравом уме возражать, например, против гарантий относительно заработной платы, которая не может быть ниже прожиточного минимума?.. Оказывается, можно и нужно, ведь укрепление благосостояния россиян не входит в планы недоброжелателей—тех, кто рядом, и тех, кто за планетарной «лужей», Атлантикой. Они одинаково против стабильного развития нашей страны. Им нужны в Москве, как минимум, «майдан» и русский Порошенко, еще кто-то из новых.
Согласитесь, коллективный Запад-интриган никогда к нам не относился, как к равным. Тем более тогда, когда раболепствовавшее перед ними в 90-е годы минувшего века руководство России под диктовку извне написало в Конституции образца того смутного периода: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотрено законом, то применяются правила международного договора».
Одного этого положения хватило бы, чтобы назвать Россию, правопреемницу великого СССР, государством, как минимум, с урезанным суверенитетом. Если не сказать больше, ведь в Основном Законе содержались и другие «художества» от, как считалось, победителей в «холодной войне». Конечно, перезревшая необходимость требует внесения поправок в Основной Закон. Они нужны для закрепления в настоящем и в будущем достижений последнего двадцатилетия новейшей истории родного Отечества. Они очевидны—достаточно вчитаться в содержание предлагаемых для принятия всеобщим голосованием взрослого населения Российской Федерации поправок в Конституцию.

Приглашаю в собеседники А.А. Череватого. Анатолий Александрович посвятил свою трудовую биографию одному предприятию—градобюджетообразующему «Севморзаводу». У него хватило сил на преодоление крутой административной лестницы: помощник мастера, начальник одного, второго цехов, главный инженер предприятия, наконец—его директор в течение 20 лет. Мой собеседник—обладатель престижных званий, кавалер ордена Трудового Красного Знамени и других высоких государственных наград. В настоящее время А.А. Череватый возглавляет комиссию по судостроению и судоремонту регионального отделения Союза промышленников и предпринимателей, а также является советником руководителя филиала «Севастопольский Морской завод» акционерного общества «Центр судоремонта «Звездочка».
—Анатолий Александрович, как вы думаете, кто внес предложение в Основной Закон о минимальной заработной плате труженика не ниже прожиточного минимума?
—С виду вопрос прост, но ответить на него сложно. Это бы могла быть влиятельная общественная организация. Но их структуризация—процесс противоречивый. Глядишь, иная из них, соблазнившись грантом, теряет авторитет в обществе. О представителях его нижних слоев могли похлопотать политики, пробившиеся наверх из народа. Почему нет? Такое бывает. В стране не один год шли разговоры о существующей разнице между минимальным прожиточным уровнем и минимальной заработной платой, и не в пользу последней. Выходит, пришло время коренным образом решить эту проблему на самом высоком уровне под конституционной гарантией.
—Вполне возможно, что в этом деле пригодился опыт, наработанный корабелами не в худшее время отечественной истории. Как тогда на «Севморзаводе» решались возникающие в социальной сфере проблемы?
—В настоящее время, как вижу, они приоритетны в деятельности как высших, так и региональных органов власти. «Севморзавод» хоть и относился к оборонному ведомству, но с нас взыскательно спрашивали за состояние дел в социальной сфере наравне с отраслями строительства и ремонта кораблей, плавучих кранов. Начисление заработка, премии рабочим и специалистам осуществлялось в существовавших жестких рамках. Здесь трудно было что-либо придумать. Но мы взяли на себя хлопоты по содержанию мощного подсобного хозяйства со свинофермой и трехгектарными теплицами. На их базе открылась возможность отпускать обеды в заводских столовых по символической цене. Шаг за шагом сложился строительный комплекс. Очередь на получение жилья у нас двигалась гораздо быстрее, чем у соседей. Расположенный на Южном берегу Крыма заводской пионерлагерь мог принять на отдых в смену 700 детей корабелов, опять же за символическую плату. Ребята из многодетных семей могли по желанию провести у моря все лето, причем бесплатно. Долгие годы наш пионерлагерь был признан одним из лучших в республике.
Здесь можно приводить массу иных примеров подобного рода. При этом мы вспомнили бы профилакторий «Богатырь» на Корабельный стороне, профтехучилище, Дом культуры «Корабел»—место проведения внутризаводских смотров коллективов художественной самодеятельности, стадион предприятия и другие объекты социальной сферы. Называю их не ради хвастовства, а чтобы напомнить: это была база для создания того, что мы называли человеческим капиталом. Без учебы, без полноценного организованного отдыха, без удовлетворения духовных запросов людей не было бы настоящих мастеров. Хотите услышать, как решался вопрос денежного вознаграждения в период, когда при Украине государственным пакетом акций завладела иностранная компания «Сигма Блейзе»?
—Очень интересно.
—Помню, год мы завершили с прибылью. Хозяева предложили: «Господин Череватый, мы намерены существенно повысить вам заработную плату. Как вы на это смотрите?» Отвечаю: дескать, я еще не отвык от порядка, когда зарплата, например, главного инженера ниже зарплаты директора на 10-15 процентов. Зарплата начальников цехов—на 10-15 процентов ниже зарплаты главного инженера. И так далее по цепочке. «Нет,—говорит работодатель,—речь идет лишь персонально о вас, господин Череватый». Так я и остался без «капиталистической» зарплаты.
—Мы совсем иные по сравнению с истеблишментом Запада. Мы не отходим от принципов социальной справедливости, высокой нравственности, у них—либертерианство, что означает полный отказ от обязательств в социальной сфере. Вспомним Грузию, где либертарианство «обкатывалось». Там одно время содержание стариков возлагалось на их детей. На Украине захлопываются двери фельдшерско-акушерских пунктов, ожидается, что в апреле распустят на все четыре стороны больных открытой формой туберкулеза и психически больных…
Отрыжкой лихих 90-х годов минувшего столетия у нас можно считать проталкивание затеянной когда-то так называемой оптимизации по различным направлениям в социальной сфере.
—Я далек от мысли, что в настоящее время прежний опыт «Севморзавода» может кому-то пригодиться. Вряд ли кто-то возьмется опять наравне с основной производственной деятельностью разводить свиней, содержать пионерлагеря, учить молодежь рабочим специальностям, возводить жилье. Но должно остаться одно—это (пусть и иными путями) забота о наращивании того, что мы называли человеческим капиталом. Без него мы не будем конкурентоспособными.
И шаг в пользу человеческого капитала сделан. Если люди на всенародном голосовании одобрят поправки к Основному Закону, то защите человека труда в социальной сфере будут даны конституционные гарантии. Конституция—политический документ. Это начало. Потребуется время, чтобы подкрепить каждое ее положение обновленными или совершенно новыми законодательными актами. Поэтому большая часть народа—за то, чтобы через Госдуму, представительные органы власти регионов, Конституционный суд и, наконец, всенародное голосование предоставить право Владимиру Владимировичу Путину вновь баллотироваться на пост президента Российской Федерации в 2024 году.
—Но, возможно, кто-то у вас, у меня за стеной, где-то за рубежом возражает: «Не демократично».
—Демократично ли обманывать ожидания большей части народа? Никто не скажет, что таких ожиданий нет…

 

Материал подготовил А. Калько.

Фото автора.

Другие статьи этого номера