Мария Карповна Байда. У войны не женское лицо?

Здравствуйте, уважаемая редакция! С огромным удовольствием прочитал материал «Батарея непокорённых» в № 55 за 1 апреля с.г.. Респект Валерию Ивановичу Володину. Попытки украсть нашу Победу, пересмотреть итоги Великой Отечественной, отрицание героического подвига нашего народа складываются из отрицания отдельных, конкретных героических подвигов. Отрицание подвига пяти краснофлотцев 7 ноября 1941 г. (якобы «у Манштейна танков не было»), «Тёмная история» Людмилы Павличенко, которая якобы не могла уничтожить 309 фашистов, из них 36 снайперов, или история Марии Байды. Как могла хрупкая девушка «проломить череп 4 матёрым гитлеровцам и ещё уничтожить 15 солдат и офицера?» Современной молодёжи в это трудно поверить. Мы, курсанты «Голландии» (Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище.—Ред.), на встрече с Марией Карповной задавали ей этот вопрос. Может, сейчас самое время напомнить?

 

В 19 лет она уже знала, что такое кровь и страдания. Во время боёв на Перекопе, в сентябре 1941-го, Мария вместе с другими сельскими женщинами перевязывала раненых, кормила их, поила, стирала бинты. Родилась Мария Байда в Крыму, в с. Новосельском Ак-Мечетского (Черноморского) района 1 февраля 1922 года. В 1936-м окончила СШ № 1 в Джанкое. После семилетки стала работать в хирургическом отделении местной больницы, помогать нянечкам и сёстрам. Готовилась сдавать экзамены в медтехникум, но жизнь распорядилась иначе. С первых дней войны она вступила в 35-й истребительный батальон для борьбы с парашютистами и диверсантами. С октября 1941-го—санинструктор в 3-м батальоне 514-го стрелкового полка 172-й стрелковой дивизии отступающей к Севастополю Приморской армии.
С начала обороны Мария—на передовой: она вытаскивает из-под огня наших раненых бойцов через минные поля и проволочные заграждения. После декабрьского штурма Севастополя добилась перевода в разведку в том же 3-м батальоне. Ненависть к врагу подвигла её на это: «Я видела столько крови и страданий, что у меня просто окаменело сердце. Не могла забыть разрушенные хаты, убитых детей, стариков и женщин. На поле боя на моих глазах гибли люди. Умирали молодые, в расцвете сил—им бы ещё жить да жить, трудиться для счастья! Вот и пришло решение уйти с медицинской работы в строй. Сила и ловкость у меня были. Стрелять я умела, правда, не так, как Людмила Павличенко. Могла двигаться незаметно и бесшумно, свободно ориентироваться на местности, ведь нередко, разыскивая раненых, приходилось ползать по «ничейной полосе», в нескольких десятках метров от немецких окопов».
Возвращаясь после очередной вылазки, Мария тащила «языка»—здоровенного связанного немца. Фриц брыкался, всячески сопротивлялся и препятствовал продвижению, поэтому разведчики не успели вернуться затемно к назначенному сроку. Немцы их обнаружили, открыли огонь, пришлось прорываться с боем. Один разведчик погиб, второй был ранен. «Языка» Байда всё же дотащила, хотя получила трое суток гауптвахты. Но отсидеть ей не пришлось. Марию срочно вызвали в штаб, где допрашивали немца. Фриц попался с гонором, матерый фашист, на все вопросы только высокомерно усмехался. Когда он увидел Марию, услышал её голос и осознал, что его скрутила и взяла в плен эта простая русская девушка, с него мигом слетела спесь, весь кураж улетучился, он был морально раздавлен, сразу сник и стал давать показания.
7 июня 1942-го немцы начали третий штурм Севастополя. Разведрота держала оборону в районе Мекензиевых гор. К исходу дня в роте остались один офицер и полтора десятка бойцов. Закончились гранаты и патроны. Фашисты подползали всё ближе и ближе. Байда затаилась за поворотом траншеи, сжимая ствол пустого автомата, как дубину. Трава на бруствере зашевелилась, показались голова и немецкий погон. Мария вложила в этот удар все силы, всю ненависть к врагу. Стащила обмякшее тело на дно траншеи, забрала автомат и едва успела вытащить у немца из-за голенища две запасные обоймы, как трава на бруствере зашевелилась снова. Таким образом, она уложила ещё троих. Но очередной немец, заподозрив неладное, бросил гранату, девушку контузило, осколки впились в голову и руку, она потеряла сознание. Граната разорвалась под грудой тел. Это её и спасло. Немцы сочли девушку мёртвой, а наших разведчиков окружили и взяли в плен. Очнулась Мария уже в сумерках, сумела мгновенно оценить обстановку, схватила немецкий автомат и начала расстреливать фашистов. Разведчики не растерялись и набросились на оставшихся в живых гитлеровцев. Когда полностью стемнело, Байда, хорошо зная местность, ползком по канаве через минное поле вывела раненых разведчиков к своим.
За этот бой старшему сержанту Марии Карповне Байде 20 июня 1942 года было присвоено звание Героя Советского Союза. Вот строки из наградного листа: «…В схватке с врагом из автомата уничтожила 15 солдат и одного офицера, 4 солдат убила прикладом. Отбила у немцев командира и восемь бойцов, захватила пулемёт и автоматы противника…» Это известие застало Марию в госпитале, из которого она вскоре сбежала на передовую. И таких боёв было много. А было ей тогда всего 20…
В последние дни обороны молодая девушка раненой (со сломанной ногой) попала в плен на Херсонесе. «…Наверное, Бог меня поддерживал. Иначе как бы я могла с такой ногой, к которой вместо гипса были прибинтованы арматурные решётки, дойти в колонне для военнопленных, подгоняемых выстрелами и окриками, от Севастополя до Симферополя?» Её искали фашисты даже в плену. Приходилось прятать лицо, скрываться среди пленных, но тогда её никто не выдал. Мария держалась стойко и мужественно. Прошла концлагеря Славута и Равенсбрюк. Но под конец войны всё же попала в гестапо по доносу предателя. Её, полуживую, вынесли из карцера 8 мая 1945-го американские солдаты, освободившие лагерь.
После войны Мария Байда с 1961-го по 1989 г. работала в нашем городе заведующей отделом загса Севастопольского горисполкома. За 28 лет вручила свидетельство о регистрации брака более чем 60000 молодожёнам, зарегистрировала около 70000 новорожденных. Автор этих строк—один из тех, кто получил «благословение» Марии Карповны на долгую счастливую семейную жизнь в 1966 году. В 2016-м мы с женой отметили золотую свадьбу. У нас две дочки, три внучки и пятеро правнуков. М.К. Байда неоднократно избиралась депутатом городского совета. С 1976-го—почётный гражданин Севастополя. Многие севастопольцы помнят её добрую улыбку, полную достоинства и скрытого благородства умудрённого жизнью человека.
Не стало Марии Карповны 30 августа 2002 года, она похоронена на кладбище Коммунаров. Её имя занесено на мемориальную доску защитников Севастополя. На здании загса (ул. Очаковцев, 2) в 2003 году установлена мемориальная доска (скульптор—В.Е. Суханов). 20 сентября 2005 года депутатами горсовета (18-я сессия XXIV созыва) было принято решение о присвоении детскому парку в районе ул. Одесской имени Героя Советского Союза Марии Байды.
Мария Карповна Байда навечно осталась в облике нашего города-героя Севастополя.

 

В. Медведев, ветеран ВМФ СССР.

 

В тему

 

Мария Карповна Байда.  У войны не женское лицо?«Уважаемая редакция «Славы Севастополя»!
Обращаюсь к вам с большой настоятельной просьбой. Много севастопольцев проживает на улице Степаняна, а через эту остановку общественного транспорта проезжает весь город. И практически никто не знает, кто же такой Нельсон Георгиевич Степанян. Я спрашивала детей и их родителей—тоже не знают. Очень прошу от имени живущих: пожалуйста, добавьте пять слов к табличке, указывающей остановку «Ул. Степаняна». Отметьте на ней, что эта остановка и улица носят имя дважды Героя Советского Союза гвардии подполковника Н.Г. Степаняна». И этот же текст просим озвучивать в записи в салонах троллейбусов при объявлении остановок. В год 75-летия Победы это будет подарок и лётчику Нельсону Степаняну, и жителям города. Как приятно звучит: «Остановка «Улица Адмирала Юмашева, «Остановка «Улица Адмирала Октябрьского» и другие. Пожалуйста, очень просим сообщать об этом в троллейбусах в записи или голосом кондукторов, работающих в салонах. Сделайте это для жителей.

 

От имени группы жителей ул. Степаняна и пр. Октябрьской революции пенсионерка Мария Ильинична Василенко».

От редакции:

Уверены, что нас услышат в коллективе «Севэлектроавтотранса» им. А.С. Круподерова». И когда после окончания самоизоляции троллейбусы выйдут на свои привычные маршруты, пассажиры обязательно услышат: «Остановка «Улица Нельсона Георгиевича Степаняна—дважды Героя Советского Союза, гвардии подполковника, прославленного советского летчика-штурмовика».

Другие статьи этого номера