Охрана природы: что такое хорошо и что такое плохо

Дню эколога посвящается

15 апреля—День экологических знаний. В его преддверии научные сотрудники ФИЦ ИнБЮМ ответили на ряд актуальных вопросов. В беседе приняли участие научные сотрудники лаборатории фиторесурсов—кандидаты биологических наук Лилия Бондарева и Ольга Шахматова, а также Елена Чернышова.

 

—Как вы оцениваете знания наших детей в области экологии? На ваш взгляд, дорожит ли подрастающее поколение нашей природой?
Ольга Шахматова:
—Знания наших детей в области экологии оцениваю как средний уровень. Их (знаний) не так много, но желание видеть планету цветущей и чистой у ребят есть. Организовать их на любое мероприятие по очищению территории, пространства достаточно легко.
Лилия Бондарева:
—Детство—это время, когда закладываются основы экологического мировоззрения человека. В нашем городе экологические знания детям преподают на высоком уровне (в том числе сотрудники Института биологии южных морей). Вне школы обучение проходит в Малой академии наук Севастополя, в Севастопольском центре эколого-натуралистического творчества учащейся молодежи, в Межшкольном краеведческом музее имени Е.Н. Овена. Во многих школах созданы экологические отряды, дети проводят разнообразные природоохранные акции (сбор макулатуры, опасных отходов, озеленение школьных дворов). В образовательной деятельности активное участие принимают сотрудники «Севприроднадзора». На мой взгляд, в школе не хватает учебников и наглядных пособий о природе Крыма и Севастополя. Не реализована идея создания образовательного эколого-просветительного центра нового образца на базе природного парка «Максимова дача», предложенного авторами научного обоснования создания особо охраняемой природной территории (ООПТ). Здесь можно было бы круглогодично знакомить студентов и школьников с живой и неживой природой родного края. Однако реальные экологические проблемы создаются не детьми, а взрослыми. Напомнить о важности охраны природы как среды обитания человечества и о необходимости соблюдения природоохранного законодательства нужно прежде всего широким слоям взрослого населения.
Елена Чернышова:
—Я считаю, что в целом у детей сформировано представление о том, «что такое хорошо и что такое плохо» в области охраны природы. И природой они дорожат. Но в то же время у школьников (даже старшеклассников) весьма скудные познания в области классической экологии и её закономерностей, а без этого, к сожалению, невозможны осознанный подход к природоохране и понимание того, насколько уникальна природа Крыма и экосистемы Черного и Азовского морей.
—Как ученые оценивают экологическую обстановку Черного моря?
Ольга Шахматова:
—На данный момент экологическая ситуация на Черном море не является плачевной, наблюдается улучшение экологического состояния прибрежной акватории.
Лилия Бондарева:
—Отвечу о Крыме. Не все жители и гости полуострова знают, что Крым—это удивительный осколок средиземноморской природы с уникальными флорой и фауной, разнообразными, но очень уязвимыми ландшафтами. Его природа находится в критическом состоянии: три четверти территории преобразовано в результате хозяйственной деятельности человека, осталось только 3-4% ландшафтов с первичными коренными биоценозами.
Елена Чернышова:
—В некоторых прибрежных экосистемах в последние десятилетия отмечаются восстановительные процессы. Но в других районах рост неконтролируемой антропогенной нагрузки приводит к деградации прибрежных водных и наземных экосистем.
—Считаете ли вы, что карантин в режиме самоизоляции действительно положительно сказывается на состоянии экологической среды?
Ольга Шахматова:
—Я не думаю, что карантин улучшает экологическое состояние окружающей среды. Он психологически угнетающе действует на население.
Лилия Бондарева:
—Во время карантина действительно снизился фактор беспокойства для животных, уменьшилась нагрузка на природные зоны. Однако, поскольку не решены проблемы очистных сооружений, карантин не повлиял на загрязнение акватории. И, к сожалению, в период карантина в Севастополе было уничтожено четыре гектара можжевелового леса в районе с. Родного.
Елена Чернышова:
—Думаю, режим самоизоляции на уровне Севастополя оказал положительное влияние хотя бы на то, что уменьшилась транспортная нагрузка, а с ней—и количество выхлопных газов. Уменьшилось шумовое загрязнение.
—Что нужно сделать людям, чтобы сохранить окружающий мир?
Ольга Шахматова:
—Заняться собой, очищением своего сознания, мыслей, физического тела, отказаться от вредных привычек, понять, что все мы—единый организм с планетой Земля, что мы—ее дети, а не хищные звери, думающие о сиюминутной выгоде. Воспринять, что все вокруг—живое, думающее и чувствующее, что нельзя рубить деревья, потому что им больно и они не могут убежать от обидчика, что нельзя охотиться, потому что нельзя проливать кровь. Понять, что Земля—наша мать, страдающая и болеющая за нас и из-за нас. Заняться очищением и благоустройством своего личного пространства, палисадника, двора: как сказал А.П. Чехов, «если каждый человек на куске земли своей сделал бы всё, что он может, как прекрасна была бы земля наша!» Он знал, что говорил. Его сад в Ялте до сих пор радует посетителей. Будем украшать Землю, как он. Хотя бы как он.
Лилия Бондарева:
—Гражданская позиция жителей нашего города, обычных людей без профессиональных знаний биологии и экологии, не раз помогала крымским ученым создавать заказники, предотвращать вырубку деревьев, застройку ценных территорий, а значит—сохранять окружающий мир.
Елена Чернышова:
—Я считаю, что всем необходим осознанный подход к природопользованию: мало знать, что нельзя оставлять пластиковый мусор в лесу, рубить реликтовый лес, мыть машину возле родника, жечь костры в лесу в пожароопасный период. Надо знать, почему именно нельзя, чтобы предвидеть последствия тех или иных своих поступков. Для этого нужно популяризировать научные экологические знания, и не только среди молодёжи.

Пресс-служба ИнБЮМ.

Другие статьи этого номера