…Те камни, где ступал Нахимов, Нам стали дороги вдвойне, Когда мы, нашей кровью вымыв, Вернули их родной стране…

...Те камни, где ступал Нахимов, Нам стали дороги вдвойне, Когда мы, нашей кровью вымыв, Вернули их родной стране...

Семьдесят пять лет назад 9 мая 1944 года, ровно за год до окончания Великой Отечественной войны, 4-й Украинский фронт под командованием генерала армии Фёдора Толбухина в ходе Крымской наступательной операции освободил Севастополь от немецко-фашистских захватчиков.

 

Перед операцией в составе фронта насчитывалось 62400 человек, 5982 орудия и миномёта, 559 танков и самоходных установок, 1250 самолётов.
Войскам фронта противостояла 17-я немецкая армия численностью 195 тысяч солдат и офицеров. На её вооружении состояло около 3600 орудий и миномётов, 215 танков и штурмовых орудий, 148 самолётов. Командовал армией генерал-полковник Эрвин Йенике, которого 1 мая сменил генерал-полковник Карл Альмендингер. Смена командующего объяснялась тем, что Йенике не верил в удержание Севастополя.
На подступы к городу войска 4-го Украинского фронта подошли 15-16 апреля. Двумя днями позже к ним присоединилась Отдельная Приморская армия. Она освободила Балаклаву и была включена в состав фронта. Наступающие столкнулись с мощной обороной. Немцы построили под Севастополем эшелонированную систему оборонительных сооружений, которая на севере от города начиналась от реки Бельбек, а на юге заканчивалась у Балаклавы. В неё входили и оборонительные сооружения советских войск, оставшиеся с 1941-1942 годов. Две попытки освободить город с ходу закончились неудачей: они были отбиты.
Советской стороне потребовалась перегруппировка войск. В период подготовки к штурму велась разведка: определялись огневые точки противника, которые подавлялись авиацией и артиллерией, пополнялись запасы горючего и боеприпасов. На каждое орудие было заготовлено по три боекомплекта. О серьёзности подготовки говорит тот факт, что командующие армиями определяли задачи командирам корпусов и дивизий прямо на местности, а не на картах, те же в свою очередь поступали аналогично. Вопрос ставился так: «Если наступление на твоём участке захлебнётся, будешь снят с должности и положишь партбилет».
В это время в состав 4-го Украинского фронта входили три общевойсковые армии: 2-я гвардейская (командующий—генерал-лейтенант Георгий Захаров), 51-я (командующий—генерал-лейтенант Яков Крейзер), Приморская армия (командующий—генерал-лейтенант Кондрат Мельник) и 8-я воздушная армия (командующий—генерал-лейтенант авиации Тимофей Хрюкин).
Черноморский флот под
командованием адмирала Филиппа Октябрьского наносил удары по морским сообщениям противника с целью не допустить снабжения и эвакуации морем войск врага из Севастополя.
Действия сил координировал представитель Ставки маршал Советского Союза Александр Василевский.
Силы 17-й армии и румынские части, значительно ослабленные в предшествовавших боях, насчитывали порядка 72 тысяч человек, 1830 орудий и миномётов, 50 танков и около 100 самолётов. Наши силы значительно превосходили немецкие, но, несмотря на это, противник был намерен оборонять Севастополь длительное время.
3 мая генерал Альмендингер обратился к личному составу армии. В обращении говорилось: «Я получил приказ защищать каждую пядь Севастопольского плацдарма. Его значение вы понимаете. Ни одно имя в России не произносится с большим благоговением, чем Севастополь. Никому из нас не должна прийти в голову мысль об отходе на позиции, расположенные в глубине… Честь армии зависит от каждого метра порученной территории. Я требую, чтобы все оборонялись в полном смысле этого слова, чтобы никто не отходил, удерживал бы каждую траншею, каждую воронку, каждый окоп». Однако дни нахождения немецких и румынских войск в Крыму были сочтены.
Боевые действия по освобождению Севастополя начались 5 мая ударами войск 2-й гвардейской армии через Мекензиевы горы с северного и северо-восточного направлений. Они хотя и носили вспомогательный характер, заставили противника усилить свой левый фланг. Через два дня после мощной артиллерийской подготовки и поддержке всей авиации фронта главные удары по противнику нанесли войска 51-й армии с востока, Приморской—с юго-востока. В первый же день штурма они в течение девятичасового ожесточённого боя прорвали вражескую оборону на девятикилометровом участке и овладели Сапун-горой—основным пунктом немецкой обороны.
Противник не смирился с таким положением. Совершив перегруппировку сил, 8 мая немцы контратаковали с целью вернуть высоту. Однако командование фронта уже провело замену измотанных ударных групп на свежие части. В это время войска 2-й гвардейской армии выбили врага с Мекензиевых гор и подошли к Северной бухте.
В 8 часов утра 9 мая начался общий штурм Севастополя. Прорвав три оборонительных рубежа, войска фронта с трёх направлений ворвались в город и к вечеру очистили его от противника. Наступательный порыв был очень высоким. Например, бойцы 13-го гвардейского корпуса 2-й гвардейской армии перед форсированием Северной бухты столкнулись с нехваткой заготовленных плавательных средств. Солдаты инициативно использовали подручные, в том числе гробы, запасённые немецкими интендантами.
Первой над освобождённым Севастополем затрепетала тельняшка—«морская душа», символ мужества и отваги моряков, к ней добавили бескозырку и подняли их на флагштоке Графской пристани. Это сделали моряки-сапёры, вошедшие в Севастополь с передовыми частями 4-го Украинского фронта. 10 мая на вышке водной станции матросы Ершов и Пивоваров водрузили Военно-морской флаг. В этот же день Москва салютовала 20 залпами из 224 орудий доблестным войскам 4-го Украинского фронта, черноморским морякам и лётчикам, освободившим Севастополь.
В 1941-1942 годах немцы и румыны в течение 250 дней не могли взять Севастополь, и только 20 дней подготовки и пять дней штурма потребовалось советским войскам для его освобождения.
Остатки 17-й армии, преследуемые 19-м танковым корпусом, отошли на мыс Херсонес и организовали ещё один оборонительный рубеж, который упорно отстаивали, обеспечивая эвакуацию войск морем. 12 мая разгром врага на крымской земле завершился. При обороне Севастополя немцы потеряли убитыми более 20 тысяч человек, было пленено 24 тысячи, захвачено много техники и вооружения.
В период с 9 апреля по 12 мая в результате действий авиации, торпедных катеров и подводных лодок Черноморского флота на морских коммуникациях противника было потоплено свыше 100 судов, кораблей и катеров, около 60 судов получили повреждения. Как свидетельствовал румынский главный морской штаб, тоннаж судов, потопленных во время эвакуации войск из Крыма, составил 82,2 процента от общего тоннажа немецких, румынских и венгерских судов, находившихся на Чёрном море. Только с 3 по 13 мая при эвакуации из района Севастополя ушло на дно 42 тысячи немецких и румынских солдат и офицеров.
Крымская операция, продолжавшаяся 35 суток, закончилась полным разгромом 17-й немецкой армии, потери которой на суше составили около 140 тысяч человек, из них пленных—61587. Советские безвозвратные потери составили 17784 человека, в том числе при освобождении нашего города—около шести тысяч.
Освобождение Крыма и Севастополя создало одно из важнейших условий для развёртывания активных боевых действий Черноморского флота при изгнании немцев из Румынии и Болгарии.
Известный советский поэт В. Лебедев-Кумач в честь освобождения города написал такие строки:
…Те камни, где ступал Нахимов,
Нам стали дороги вдвойне,
Когда мы, нашей кровью вымыв,
Вернули их родной стране…
И наши дети внукам нашим
Расскажут в бухте голубой,
Как гордо ты стоял на страже,
Прикрывши Родину собой!
Родина высоко оценила героический подвиг освободителей Севастополя: 118 соединений и частей получили почётное наименование севастопольских, свыше пятидесяти стали орденоносными, 126 воинам было присвоено звание Героя Советского Союза, многие офицеры и солдаты были награждены орденами и медалями.
Победу оценили союзники. По случаю освобождения Севастополя в Нью-Йорке состоялся 10-тысячный митинг. Его участники отправили в Севастополь приветственное письмо. Английская газета «Дейли геральд» писала, что освобождение Севастополя является триумфом Красной Армии.
Накануне войны в городе проживало 109 тысяч жителей, освободителей встретили только три тысячи. Севастополь лежал в руинах, уцелело только шесть процентов зданий. Но, несмотря на это, он стал оживать. На второй день после освобождения вышла газета «Слава Севастополя», отпечатанная в Симферополе. На первой странице был опубликован приказ Верховного Главнокомандующего с объявлением благодарности войскам, которые освободили Севастополь. 12 мая в город приехали артисты фронтового филиала Малого театра с пьесами «Без вины виноватые» и «На бойком месте». Первый фильм «Два бойца» после всего пережитого севастопольцы увидели 14 мая. Он демонстрировался в подвале одного из зданий на улице Ленина. 19 мая после длительного перерыва заработали водопровод и хлебозавод, была восстановлена почтово-телеграфная связь. Жизнь налаживалась…

 

С. Ислентьев, капитан 1 ранга в отставке.

Другие статьи этого номера