«В городе почти до третьего штурма ходил трамвай, работали бани и парикмахерские…»

«В городе почти до третьего штурма ходил трамвай, работали бани и парикмахерские...»

Сотрудники Севастопольского архива при поддержке регионального правительства издали уникальный сборник «Севастополь 1941-1945 годов». Он состоит из воспоминаний участников боевых действий, тружеников тыла, юных защитников города. Например, в третьем разделе «Город в обороне» опубликованы воспоминания В. Лопачука: «Приезжавшие в город с передовых позиций воины армии и флота, несмотря на сильный артиллерийский обстрел и бомбардировку, нередко удивлялись, что в городе почти до третьего штурма ходил трамвай, к их услугам были магазин, бани, парикмахерские и другие бытовые предприятия, находившиеся главным образом в Центральном районе города». Всего в сборнике—шесть разделов. Есть и статьи из «Славы Севастополя». Прочесть книгу сможет любой желающий.

 

—В сборнике представлены тексты воспоминаний, авторы которых в годы войны занимали разные военные посты, служили в гражданских учреждениях,—пояснили архивисты.—Основу сборника составили документы архивного фонда «Коллекция документальных материалов о Великой Отечественной войне 1941-1945 годов». Это 22 описи, 702 дела—формирование документов началось в 60-е годы. В книгу входят рукописные тексты воспоминаний, выступления, доклады, переписка, фотографии и пр.
Сборник хорошо иллюстрирован фотографиями и агитационными плакатами. В нём—снимки разрушенного города, колонны пленных немцев, фотопортрет, датируемый 1942 годом, старшего сержанта Нины Ониловой и фото снайпера младшего сержанта Людмилы Павличенко. На одном из плакатов военного времени крупными буквами написано: «Лучшая новогодняя иллюминация». На нем изображены горящий фашистский танк и матрос с гранатой. Видимо, плакат выпущен в канун Нового, 1942 года.
Логично, что каждый из разделов посвящен своему периоду: «Севастополь в первые дни войны», «Боевые действия под Севастополем в период с октября 1941-го по июль 1942 г.», «Город в обороне», «Севастополь в период немецко-фашистской оккупации, «Подпольно-партизанское движение», «Бои за освобождение Севастополя в апреле-мае 1944 г.», «Севастополь после освобождения от немецко-фашистских захватчиков».
В первом разделе опубликован доклад Н.Н. Донец «Жизнь и работа школ города в период обороны 1941-1942 годов», озвученный в 1966-м на заседании ученых советов.
«1941 год. 22 июня. Накануне по школам прошли вечера, посвященные окончанию года. Многие учителя, ученики поздно пришли домой. А на рассвете—война. Это страшное слово вошло в каждую семью. К восьми часам многие были в школах. На Подгорную улицу и на Приморский бульвар сброшены первые вражеские бомбы-мины, сорвало крышу со здания школы № 4, разрушен дом на улице Подгорной, в соседних зданиях повылетали стекла, есть первые жертвы. Утром же обращение городского комитета партии и горисполкома по радио призывало: «Соблюдать порядок и спокойствие! Всем организованно выйти на работу». Команды МПВО приступили к разбору завалов, извлекали из-под обломков пострадавших. Через час у каждого дома, магазина (особенно на ул. Нахимова), у убежищ дежурили учителя и комсомольцы…. 24 июня в ночь в темноте уже началась посадка на поезд. Многие учителя, пионервожатые участвовали в эвакуации матерей с детьми, в рытье щелей, обмазке чердачных помещений… Налеты участились. В связи с этим началась эвакуация детей в деревни, расположенные за городом».
А вот уже воспоминания другого очевидца событий и участника обороны Севастополя 1941-1942 годов Н.Ф. Панасенко. В них он рассказывает о последних днях жизни и смерти в фашистском концлагере генерала Петра Георгиевича Новикова. В октябре 1941 года Петр Новиков был назначен командиром 109-й стрелковой дивизии. В этой должности он принимал участие в обороне Севастополя, после эвакуации командования—адмирала Октябрьского и генерала Петрова—назначен временно исполняющим обязанности командующего Севастопольским оборонительным районом (СОР).
Факты—известные и малоизвестные, разный стиль повествования в зависимости от рассказчика или докладчика. Но данные, приведенные в книге, бесценны. Люди, даже в войну налаживали быт: пытались жить, учиться. Воевали, разговаривали по душам и ценили каждый прожитый миг… Один из очевидцев тех лет рассказал, как жительницы Севастополя придумали бороться с цингой, начавшейся из-за авитаминоза в марте 1942 года в Приморской армии и на кораблях Черноморского флота. Сажали лук, чеснок, редис и другие овощи для солдат. Порой даже—на крышах землянок.
Отрывок из доклада Е.П. Гырдымова—отчет о работе Северного райкома партии:
«В дни третьего штурма Севастополя вся торговая сеть была переведена в убежища—в штольни. Продукты питания были рассредоточены по всему городу. Когда вышел из строя хлебозавод, население стало получать взамен хлеба муку и сухари, а если надо было достать хлеб, то за ним нам приходилось ехать в Инкерманские штольни—там была организована выпечка хлеба. Машина горторга почти каждую ночь вывозила по 2 тонны хлеба. В балке были сплошные воронки от взрывов бомб и снарядов. Шофер Ваня Шувалов постоянно возил хлеб, его сопровождала девушка, работница горторга Таня Колиниченко, она по балке шла впереди машины и показывала Ване, как проехать…. 24 июня Ваня Шувалов и Таня Колиниченко привезли продукты на Корабельную сторону. Только машина остановилась, как в это время рядом упал снаряд, и они были убиты».
Этот сборник архивисты планируют передать в библиотеки и школы. Но самое приятное, что на сайте городского архива книга доступна для всех. Кстати, недавно архив Севастополя впервые получил копии 12 рассекреченных документов от управления ФСБ России по Крыму и Севастополю. Основная их часть—отчёты, письма и протоколы допросов свидетелей оккупации Севастополя: как мучили, расстреливали, сжигали и вешали мирное население. Настоящие, а потому страшные трагедии севастопольских семей!

Анна БРЫГИНА.
Фото Дмитрия Метелкина.

Другие статьи этого номера