50 оттенков «серых» зарплат

50 оттенков «серых» зарплат

Мы посчитали, какая доля доходов севастопольцев остается «в тени». 
С новой остротой эпидемия подняла вопрос о «серой» занятости в России и Севастополе. Оказалось, что огромное количество работников не только не может претендовать на государственную поддержку, но и вообще никак не защищено от экономического кризиса и произвола начальников, увольняющих людей, даже не ставя их об этом в известность.

 

Бесконечно большие деньги

Масштаб проблемы—внушительный. Так, в нашей стране каждый третий рубль зарабатывается в «серой» зоне экономики. В реальных цифрах речь идет о 10-13 трлн рублей в год. Даже если брать в расчёт более оптимистичную оценку Минфина, недополученный государством налог НДФЛ составляет 1,3 трлн рублей, или на треть больше всех дотаций, выплачиваемых регионам России. Размер недополученного налога примерно равен расходам тридцати регионов России с наименьшими бюджетами.
Если добавить к этому недополученные средства системы социального страхования и недоплаченные налоги «теневой» экономики, сумма вполне может оказаться сопоставимой с нефтегазовыми доходами бюджета России.
В масштабе Севастополя размеры «серых» выплат также немалые. По данным «Крымстата», средняя зарплата за 2019 год составила 34586 руб. При этом среднесписочная численность работников—около 106 тыс. человек. Несложно подсчитать, что общая сумма начисленных зарплат—около 44 млрд руб.
По данным «Росстата», в 2018 г. доля неофициальных выплат в Севастополе составила 34%. То есть речь может идти примерно о 22 млрд руб. в год. Для сравнения: собственные доходы бюджета города в 2020 году должны составить 16,3 млрд руб.
Не нужно быть провидцем, чтобы предположить, что в ближайшие один-два года вывод этих колоссальных денег «из тени» станет главной заботой государства, особенно в условиях покачнувшейся мировой экономики и недополученных бюджетом нефтегазовых доходов.

 

Фигуранты пособий

Но речь идет не только об огромных доходах, но и о людях, которые работают без малейшего намека на социальную защищенность, а это не менее 20% от трудоспособного населения. Условно «теневой» зарплатный сектор можно разделить на три части.
Во-первых, это работники, получающие часть дохода «в конверте», а часть—официально. Во-вторых, работники без статуса официального трудоустройства: многие торговцы на рынках, персонал в мини-гостиницах, сфере услуг и т.д. В-третьих, мелкие предприниматели и самозанятые. Сюда можно отнести водителей, частных мастеров и строителей, надомных мастеров маникюра, аниматоров и еще много специальностей.
Для «теневой» экономики нет избранных сфер. Минуя налоговую службу, свои гонорары получают и высококвалифицированные IT-специалисты, и зазывалы на морские прогулки в Артбухте; практически в каждой отрасли есть свои «серые» схемы, которые еще только предстоит обнаружить и высветить налоговикам.
При этом часть из «серой» массы самозанятых, оставаясь на плаву, продолжили свою неформальную трудовую деятельность и в период самоизоляции. В первую очередь это касается индустрии красоты и строительных артелей. Постричься, сделать маникюр и даже татуировку в период самоизоляции можно было практически у любого мастера как у него дома, так и в салоне за закрытыми дверями и плотно зашторенными окнами. Стройки в севастопольских садовых товариществах тоже не прекращались, а агенты недвижимости рассказывали, что показов стало даже больше.
Но и тех, кто действительно пострадал, оказалось немало.
—Мне 28 марта позвонил директор магазина и сказал, что заедет за ключами. Он привез половину зарплаты и уехал,—рассказывает Елена.—Хорошо, что хозяйка квартиры пошла навстречу и разрешила не платить один месяц, иначе мы с дочкой оказались бы на улице.
У большинства работающих «в тени», как минимум, уменьшились доходы. По словам врио губернатора Михаила Развожаева, 10 тысяч остались без работы, при этом единственное пособие, на которое они могут рассчитывать, это 1500 рублей по безработице, что в восемь раз меньше пособия для тех, кто был трудоустроен по закону.
Но и это только часть проблемы.
—Когда мы брали кредит, я официально работал в коммерческой организации. Затем ушёл на фриланс, денег получалось столько же, но на себя работать приятнее. И вот уже второй месяц я без дохода. Заказов стало в разы меньше, а цены упали,—рассказывает веб-дизайнер Роман Лукин.—Я просил банк о кредитных каникулах, но документально подтвердить снижение дохода не смог. Теперь копим долги.
Главная проблема этих людей—невозможность оценить их финансовое состояние. Разумеется, большинство из них из-за пандемии потеряли в доходах, но насколько сильно? С другой стороны, с «теневых» доходов не платят не только налоги, но и страховые выплаты. Колоссальные суммы не доходят до Пенсионного фонда и система ОМС. То есть от «подпольного» бизнеса и «теневых» зарплат недополучает социальные услуги каждый.

 

Цифровой прожектор для «уклонистов»

В России уклонение от налогов для юридических лиц—уголовное преступление с возможным реальным сроком, но останавливает это не многих. На практике бизнес выходит «из тени» там, где нет возможности уйти от налогов или финансовые потери от штрафов несопоставимы с доходами. Например, в Севастополе удалось благодаря введению ЕГКС вывести на свет львиную долю доходов перевозчиков.
Маркировка товаров с отслеживанием всего пути от производителя до покупателя значительно уменьшает «серый» сектор. После введения обязательной маркировки шуб в 2016 году официально было продано в 10 раз больше меховых изделий, чем годом раньше. С 2020 года обязательная маркировка вводится для обуви, лекарств, молочных товаров и т.д.
Следующий этап—создание единой электронной базы домохозяйств. Уже через два года доходы и расходы каждой семьи будут прозрачны для налоговиков, а значит, определить «серые» зоны не составит никакого труда.
Вместе с тем с 1 июля в Севастополе заработает налог на профессиональную деятельность или самозанятость. Ждут его очень многие, так как он позволит огромному количеству людей не просто зарегистрироваться в налоговой, но и работать наравне с индивидуальными предпринимателями, заключая договоры и выполняя работу на полностью законных основаниях. Правда, у этого закона есть и свои подводные камни, которые требуют отдельного рассказа.
Впрочем, по мнению специалистов, туристические города—это последнее место, где исчезнет «теневой» рынок. Опыт Италии и Испании, где налоговый контроль куда жестче, чем в России, показывает, что добрая половина населения в курортных областях продолжает брать деньги у туристов без оглядки на интересы государства. Так что и нашим зазывалам из Артбухты пока, видимо, бояться нечего.

 

Валерий НЕК.

Другие статьи этого номера