Механик тральщика «Якорь». Из племени победителей

Механик тральщика «Якорь».  Из племени победителейК началу Великой Отечественной войны быстроходный тральщик «Якорь», как и другие корабли охраны водного района главной базы Черноморского флота в Севастополе, в основном был подготовлен к выполнению возложенных на него задач. На высоте была и электромеханическая боевая часть корабля, которую за два года до войны возглавил выпускник военно-морского инженерного училища воентехник 1 ранга Калман Давидович Гурман.

 

Самый строгий экзаменатор воинского труда—это война. В бою за все упущения в учёбе приходится расплачиваться кровью, а порой и жизнью. Это твёрдо знал молодой командир и в обучении подчинённых особое внимание уделял борьбе за живучесть корабля.
В годы войны тральщик «Якорь» ставил мины, участвовал в обороне Одессы и Севастополя: доставлял в зоны боевых действий боеприпасы, боевую технику, продовольствие, медикаменты, эвакуировал раненых бойцов и гражданское население. 16 октября 1941 года, уходя из Одессы в числе последних кораблей, вывез подрывную группу. Он конвоировал отдельные суда и сопровождал транспорт в составе конвоев.
18 июня 1942 года теплоход «Украина» и сухогруз «Работник» в охранении БТЩ «Якорь» прорвались через огненное блокадное кольцо в Севастополь. За ночь с судов были выгружены боеприпасы и продовольствие. Вечером на следующие сутки тральщик и пять катеров—охотников за подводными лодками вышли в море, сопровождая на Кавказ санитарный транспорт «Белосток».
Ночью в 20 милях южнее мыса Феолент конвой атаковали торпедные катера противника. По тральщику они выпустили две торпеды, но командир корабля старший лейтенант И.В. Коровкин, умело маневрируя, уклонился от них. Торпеды взорвались, ударившись о скальный берег. Из четырёх торпед, выпущенных по «Белостоку», одна попала в цель, транспорт начал тонуть. Раненые (а их было около тысячи), способные держаться на плаву, прыгали в воду. Тральщик и катера стали их подбирать. Огнём артиллерии тральщика и катеров-охотников вторая атака торпедных катеров была отбита. Подобрав из воды более 150 человек с затонувшего «Белостока», корабли продолжили движение.
На рассвете 20 июня немецкий самолёт-разведчик обнаружил корабли, и вскоре они отбивали атаки авиации противника. Артиллеристы сбили три «юнкерса» и подбили четвёртый. По подсчётам сигнальщиков, за четыре с половиной часа 87 самолётов сбросили на тральщик более 300 бомб. Но и на этот раз командир искусно маневрировал—ни одна бомба в цель не попала.
От близких разрывов бомб корпус тральщика был изрешечён осколками, разошлись швы. Внутрь корабля стала поступать вода. В помещениях то и дело вспыхивал пожар, стали отказывать механизмы. Вышла из строя тумба электрического управления рулём. Штурман корабля старший лейтенант Алексей Сарапин и рулевые перешли на запасной командный пункт и там вручную управляли рулём. Руль перекладывали три человека, сделать это одному было не под силу. Но вскоре руль заклинило в положении «право на борт». Корабль покатился вправо. Оказалось, лопнул корпус рулевой машины. Дубовые клинья матросы вбивали по всей длине трещины. Работали в противогазах, так как на палубе разлилась кислота из дымовой аппаратуры, и её пары заполнили помещение.
Личный состав электромеханической боевой части под руководством старшего инженер-лейтенанта Гурмана действовал решительно, грамотно и самоотверженно. Места поступления воды заделывали подушками, набитыми паклей, конопатили ветошью, забивали клиньями. Из-за затопления топливных цистерн левого борта и трюма машинного отделения возник крен в 12 градусов. Благодаря умелым действиям личного состава крен удалось уменьшить до четырёх градусов. Тем временем увеличилось поступление воды в носовое машинное отделение. Машинисты работали в воде, иногда погружаясь в неё с головой и на ощупь определяя пробоины. Так, старшина 2-й статьи Бородкин несколько раз нырял в трюм, заделывая подушками и одеялами пробоины в корпусе. Матрос Абрамовский, используя все имеющиеся средства тушения пожара в машинном отделении, руками тушил последние языки пламени. Впоследствии за героический поступок он был награждён медалью «За отвагу». Отремонтировав пожарную магистраль трюмно-пожарного насоса, он переключился на осушение трюма. Вода пошла на убыль.
Отбомбившись, самолёты ушли. Но вскоре вторая группа «юнкерсов» атаковала корабль. От взрыва бомбы за кормой упал за борт подъёмный кран, оказалась повреждённой рация. В трюмы и отсеки поступило не менее 150 тонн воды. Осадка увеличилась на полметра с дифферентом на нос. Крен на левый борт вновь достиг 12 градусов. Положение тральщика было тяжёлым. К 9 часам утра прилетели наши истребители и стали барражировать над кораблём. Атаки немецких бомбардировщиков прекратились. Обгорелый, полузатопленный тральщик, взяв на буксир два катера-охотника, у которых кончился бензин, дошёл до Туапсе. Когда «Якорь» входил в порт, командир корабля, пошатываясь от усталости, сказал: «Поздравляю всех моряков со вторым днём рождения!»
За успешное восстановление боеспособности тральщика во время боя и возвращение повреждённого корабля в базу старший инженер-лейтенант Калман Давидович Гурман среди первых шести черноморцев был удостоен ордена Отечественной войны I степени. Об этом событии флотская газета «Красный черноморец» 10 июня 1943 года писала: «…Много доблестных дел во славу любимой Отчизны совершил экипаж тральщика «Якорь»… Вот возле командующего флотом, вручающего награды, инженер-капитан-лейтенант Гурман. Это он увлекал моряков на спасение корабля, когда казалось, что невозможно его спасти. Командующий вручает инженеру-герою орден Отечественной войны I степени и медаль «За оборону Севастополя». В этом же году БЧ-5 тральщика «Якорь» была награждена грамотой наркома Военно-Морского Флота Советского Союза «За отличную эксплуатацию электромеханической боевой части в годы Великой Отечественной войны». Из электромехаников тральщика такими грамотами были награждены командир и семь старшин и матросов. Грамоты вручал нарком ВМФ адмирал Н.Г. Кузнецов.
Фронт уходил всё дальше и дальше на запад. В сентябре 1944 года боевые действия на Чёрном море прекратились. На кораблях реже стали звучать колокола громкого боя. На руководящие должности выдвигались наиболее инициативные и грамотные офицеры, специалисты высокого класса, способные передать свой боевой опыт подчинённым. Заслуженно поднялся на очередную ступеньку служебной лестницы и Калман Давидович. Его назначили инженер-механиком 2-го дивизиона быстроходных тральщиков. А с февраля 1945 года и до конца службы он занимал должность флагманского инженер-механика 1-й бригады траления ЧФ. Прибавилось дел, расширился круг забот. Для тральщиков война продолжалась. «Пахари моря» проводили боевое траление. В частности, «Якорь» участвовал в разминировании акваторий у Феодосии и в Керченском проливе. Только за один 1945 год корабль прошёл 9114 миль, из них более 5000—с тралом.
В трудах и заботах пролетели годы службы. Пришёл 1960 год. Настало время расстаться с кораблями и флагманскому инженер-механику 1-й ордена Ушакова бригады траления капитану 2 ранга К.Д. Гурману. Не мог такой неугомонный человек быть без настоящего дела, и Калман Давидович избрал тяжёлый, но уважаемый труд—науку. Он целеустремлённо работал над проблемой безопасности использования радиоактивных методов определения изношенности двигателей внутреннего сгорания судовых установок и стал кандидатом технических наук. Свыше десяти лет преподавал в Севастопольском приборостроительном институте. Не было случая, чтобы из его подопечных кто-то не защитился, не доказал, что он достоин называться судовым инженером-судомехаником.
24 августа 1959 года, в день двадцатилетия создания охраны водного района главной базы ЧФ, на берегу Стрелецкой бухты в Севастополе были открыты памятник-обелиск и мемориал, где на чугунных плитах навечно выбиты названия семи из 13 погибших тральщиков и более 900 фамилий тех, кто отдал свою жизнь за нашу Победу. Калман Давидович, посещая соединение, всегда подолгу стоял с обнажённой головой у мемориала.
За умелое восстановление боеспособности корабля в боях и за заслуги при участии в боевых действиях Гурман был награждён двумя орденами Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны I степени, двумя орденами Красной Звезды, орденом Богдана Хмельницкого III степени, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Одессы», «За оборону Севастополя», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и юбилейными медалями.
Участник боевых действий капитан 1 ранга в отставке Калман Давидович Гурман был из племени победителей.

 

С. ИСЛЕНТЬЕВ.

На снимках: К.Д. Гурман; тральщик «Т-408 «Якорь» в Севастополе.

Другие статьи этого номера