140 огненных рейсов

140 огненных рейсов

Осенью 1967 года у авто- и железнодорожного вокзалов Севастополя обрел вечную стоянку паровоз «Эл-2500»—резервный легендарного «Железнякова». В книгах по краеведению 30-35-летней давности можно прочитать о некогда существовавшем рядом стенде «с фотографиями, рассказывающими об эпизодах боевой «биографии» бронепоезда». С минувшей пятницы на том же месте можно увидеть масштабную по объему и охвату времени выставку «Железная дорога Крыма: история и современность». Ее материалы посвящены 75-летию Победы Советского Союза над фашистской Германией и 145-летию Лозово-Севастопольской магистрали.

 

Собравшимся общественникам, гостям и журналистам экспозицию представил директор Военно-исторического музея-заповедника Н.И. Мусиенко. Выступили также заместитель генерального директора Крымской железной дороги С.П. Мотова и начальник железнодорожного вокзала станции Севастополь Е.М. Альзоба. Первую экскурсию по экспозиции провела научный сотрудник музея-заповедника И.Г. Беликова—одна из авторов выставки.
Гостям и в эксклюзивном интервью «Славе Севастополя» Илона Габоровна сказала, что отбор материалов для показа был начат в минувшем году. Девяносто процентов материалов и документов выставки из фондов Военно-исторического музея-заповедника впервые представлены широкой публике. Некоторыми материалами поделились коллеги из других городов. В государственном архиве Самары, например, обнаружен черновик с изображением здания вокзала Севастополя. Крымский историк Сергей Ченык представил документ, касающийся переправы через Керченский пролив в 1944 году. Как известно многим, ее разметал шторм.
Вековая идея связать Крымский полуостров с «материком» в районе Тамани осуществлена лишь в наши дни, после возвращения полуострова в состав России. Крымский мост (самый крупный в Европе) построен в рекордно короткие сроки. Так, как во второй половине ХIХ века была организована прокладка Лозово-Севастопольской железной дороги, протяженность которой превысила 640 километров.
Посещение Севастополя русским драматургом Николаем Островским состоялось в 1860 году. «Без слез этого города видеть нельзя,—с горечью вздохнул он.—В нем положительно не осталось камня на камне». Но как браться за восстановление домов, улиц, штабов, казарм, складов, наконец, флота без железной дороги? Решение о ее строительстве приняли в 1871 году. Первую шпалу уложили в 1872-м. Годом позже рельсовая дорога Москва—Харьков—Лозовая была продлена до Александровска, нынешнего Запорожья. В 1874 году поезда пришли в Симферополь.
Уважаемые читатели, улавливаете темпы? За два с лишним года при уровне той еще строительной техники преодолеть около 600 километров! Из документов, представленных на выставке, мы узнаем имена тех, кто взвалил на свои плечи хлопоты по осуществлению знакового проекта. Это прежде всего купец первой гильдии, действительный статский советник П.И. Губонин.
Но вот железная дорога уперлась в Крымские горы. Здесь на пересеченной местности потребовались опыт и знания для прокладки Сухарного, Графского, Белого, Цыганского, Троицкого и Городского туннелей общей протяженностью два километра, Камышловского и Инкерманского мостов, ряда выемок, одна из которых—полукилометровой длины. Так в штабе стройки появились генерал-майор от инфантерии М.Н. Анненков и авторитетнейший мостостроитель А.В. де Струве…
Первый поезд приняли в Севастополе в 1875 году—три года спустя после начала строительства.
К 1944 году, когда главная база Черноморского флота была очищена от фашистских захватчиков, среди нас не перевелись люди, которые умели трудиться. Нашим войскам еще предстояло штурмовать Сапун-гору, но уже 26 апреля 1941 года был создан «Севастопольстрой». Возможно даже, что и необходимые материалы, оборудование пошли на полуостров. Но их накапливали на станции Сирень или еще где-то. Дальше что? Доставить их на место, когда для этого были созданы условия, можно было разве что на грузовиках. Железнодорожные туннели, мосты требовали серьезных восстановительных работ. В ходе расчистки завалов были перемещены десятки тысяч кубометров горных пород. В Севастополе надолго осел Н.В. Бехтин—второе лицо в наркомате по строительству. 25 июня 1944 года в наш город из Москвы прибыл первый поезд.
Колея готова, можно приниматься за гражданские сооружения. Проект восстановления здания вокзала составил ведущий в то время в стране архитектор, трижды лауреат Сталинской премии А.Н. Душкин. За его детализацию взялся В.П. Богоявленский…
Экспонаты выставки содержат сведения о развитии предприятий железнодорожного транспорта в Севастополе и в Крыму. Подойдя к стендам выставки, любопытствующие граждане узнают дату прибытия первого поезда из Ленинграда, дату перевода локомотивов на электрическую тягу… Исполненным на бумаге документам сопутствуют фотографии, в том числе из переданной в музей-заповедник лучшей части творческого наследия фотокорреспондента «Славы Севастополя» А.В. Баженова.
На выставках определенная категория публики тянется к предметным экспонатам. Есть и они, если оглянуться на упоминавшийся уже паровоз «Эл-2500» и на одну из четырех артиллерийских установок ТМ-1-180 16-й четырехорудийной отдельной железнодорожной береговой батареи Черноморского флота. Взгляд в их сторону вспыхивает интересом после знакомства с содержанием бумаг, касающихся локомотива и пушки на колесах. Тем более что на них отсутствует табличка «Руками не трогать». Нынешний год, напоминать не надо, ознаменован 75-летием Великой Победы.
К появлению в Крыму оккупантов в Керчи, Феодосии, Симферополе и других городах полуострова насчитывалось семь бронепоездов: «Войковец», «Смерть фашизму», «Смерть немецким захватчикам», «Керченский рабочий», «Горняк», «Орджоникидзевец» и «Железняков», которые по заказу флота строили на Севастопольском Морском заводе. К этому времени нацистская нечисть уже топталась пока еще на дальних подступах к главной базе Черноморского флота. А тут на готовом уже «Орджоникидзевце» нет пушек, на «Железнякове» обнаружился дефицит стального листа нужной толщины.
Представитель заказчика, армейский капитан Шабельский, крутился как белка в колесе. Листовую сталь для «Железнякова», например, добыли в Мариуполе. Ее вывезли из-под носа наступавшего врага. Правда, воспользовались окружным путем через Ростов-на-Дону.
К октябрю 1941 года большая часть крымских бронепоездов погибла, один-два—к весне 1942-го на Крымском фронте. Команда «Железнякова» приблизительно от Камышловского моста обрушила первые залпы по врагу 7 ноября 1941 года. В тот день неприятель разворачивал наступление у Дуванкоя, нынешнего Верхнесадового. Этот момент отражен в книге Г.И. Ванеева «Севастополь. 1941-1942. Хроника героической обороны». «Утром при поддержке артиллерии бронепоезда «Железняков» (командир—капитан Г.А. Саакян),—писал автор,—морские пехотинцы отразили две попытки противника наступать при поддержке танков вдоль долины р. Бельбек».
На выставке материалам о «Железнякове» отведены отдельные планшеты. «Железняков»,—говорится в одном из текстов,—представлял собой бронепоезд индивидуальной постройки, спроектированный для действий в специфических условиях конкретной местности». С бронеплощадок в небо и в стороны были нацелены стволы четырех корабельных пушек, шести минометов, 14 пулеметов». «Бронепоезд был приспособлен к гибкому ведению боя,—отмечается в материалах выставки,—как прямой наводкой с открытых позиций, так и навесной стрельбой с закрытых позиций, что было крайне важно в условиях сильно пересеченной местности».
На крышах локомотивов и бронеплощадок краской были нанесены шпалы и рельсы, бока сливались с окружающей растительностью. Не без основания враг называл «Железнякова» «Зеленым призраком».
Дело не только в маскировочной раскраске. На огненных позициях вооруженный и очень опасный стальной состав появлялся неожиданно на предельной скорости. На месте находились корректировщики огня. По избранным ими целям «Железняков» открывал разящий огонь. Бомбардировщики противника появлялись тогда, когда бронепоезд скрывался в одном из туннелей, чаще в Троицком, отмеченном после войны мемориальной доской.
Бронировка «Железнякова» была двухслойной с бетонной заливкой. Но командир бронепоезда Г.А. Саакян получил тяжелое ранение на открытой площадке. В тот день подразделения бригады полковника Вильшанского совершали разведку боем в районе высоты 74.4. Им требовалась поддержка «Железнякова» со стороны Камышловского моста. Пять дней спустя командовать бронепоездом доверили инженер-капитану 3 ранга М.Ф. Харченко.
Михаил Федорович—участник Гражданской войны. В 1920 году юный парнишка угнал к своим три бронепоезда, принадлежавших белогвардейцам. Одним из них под названием «Ураган» Михаил Харченко и командовал. За боевые дела был удостоен самой в то время высокой награды—ордена Красного Знамени. Комиссар бронепоезда П.А. Порозов прошел школу комиссара Чапаевской дивизии Д.А. Фурманова.
Во всех доступных мне источниках помощника машиниста «Железнякова» называют не иначе как Женя Матюш. В кульминационный момент Женя Матюш в фуфайке, облитой водой, полез в раскаленную топку паровоза, чтобы заглушить прохудившуюся трубку: без устранения поломки состав не мог сдвинуться ни на метр. Бронепоезд был спасен.
Уникальный случай: «Железняков» оставался в строю, считай, в течение всех дней обороны, до рокового 26 июня 1942 года. За это время бронепоезд совершил 140 огненных рейсов, в том числе по восстановленному под огнем противника полотну в район Балаклавы.
С воздуха фашистам удалось обрушить вход в Троицкий туннель и выход из него, тем самым заблокировав «Железнякова» в подземелье. Но выжившие «железняковцы» без уже погибшего смертью героя командира со снятым с бронепоезда оружием продолжали разить врага у Килен-балки.
После войны чудом уцелевший резервный паровоз «Железнякова» до середины 60-х годов минувшего века после ремонта ходил по крымским магистралям. В октябре 1967 года из Джанкойского локомотивного депо он своим ходом пришел в Севастополь на свою вечную стоянку. Последний рейс на нем совершила фронтовая бригада: машинист М.В. Галанин, кочегар В.Г. Иванов и помощник машиниста… да-да, Женя Матюш.
…Согласимся с уже представленной нами Илоной Беликовой, которая сказала, что ныне оформленная выставка у паровоза-ветерана—самая подробная.

 

А. КАЛЬКО.

На снимке: у стендов выставки (фото автора).

Другие статьи этого номера