Гора Гасфорта—свидетель двух оборон

О трудовом  подвиге   камнерезов  Инкермана

Начало июня… Погода разная: то прохладная, то ветреная. Вот в такие же июньские дни уже далёкого 1942 года началась завершающая фаза третьего наступления немецких и румынских войск на Севастополь. В воскресенье, 7 июня, Манштейн приступил к реализации второго этапа операции по овладению Севастополем под условным наименованием «Лов осетра». В 3 час. 30 мин. немцы открыли по позициям СОРа артиллерийский огонь, который спустя полчаса достиг ураганной силы. Сотни тяжелых орудий и минометов, множество пикирующих бомбардировщиков обрушили свои удары по боевым порядкам защитников города. Не было такого клочка земли, где бы ни рвались авиабомбы и снаряды. В 5 часов утра танки и пехота противника плотными боевыми порядками атаковали позиции защитников города по всему фронту севастопольской обороны, нанося главный удар на участке ст. Мекензиевы Горы, Бельбек, а вспомогательный—вдоль Ялтинского шоссе, по угодьям совхоза «Благодать», горе Гасфорта.
Чтобы лучше представить этот эпизод истории нашего города, надо обязательно побывать на месте этих боев. Здесь сам ландшафт местности может нести информацию о прошлом. Предлагаем совершить семейную прогулку по горе Гасфорта—одной из ключевых высот оборонительного рубежа. Походный маршрут по исторической высоте проложен в наиболее доступных и интересных местах этого природного памятника обороны Севастополя 1941-1942 гг.
Данная местность входила в состав 2-го сектора обороны. С декабря 1941 года здесь сражались воины 7-й бригады морской пехоты, которая была создана 12 августа 1941 года. Моряки, сойдя на берег, хранили корабельные традиции. Свои землянки, которые находились в этих местах, они называли кубриками, походные кухни—камбузами. А когда шли в бой, надевали бескозырки.
Не случайно морских пехотинцев немцы называли «черной смертью». Скупые строки книги Г.И. Ванеева «Севастополь, 1941-1942: хроника героической обороны», изданной в 1995 году, здесь, на позициях воинов 7-й бригады морской пехоты, наполняются зримыми образами. А книга командира 7-й бригады морской пехоты Е.И. Жидилова «Мы отстаивали Севастополь», изданная в 1960-м и 1973 годах, наполнит ваши зрительные впечатления деталями военной поры.
Поэтому воспользуемся еще не знойными июньскими днями и совершим путешествие длиною около семи километров по одному из ключевых узлов обороны города, принявших на себя тяжесть бесконечных боев в ходе первого и второго наступлений фашистов на Севастополь. Следует помнить, что гасфортовская земля не только обильно полита кровью воинов Красной Армии, она до сих пор хранит взрывоопасные предметы. Будем осторожны. И, конечно, будем соблюдать пожарную безопасность и экологические требования, отдав хотя бы этим долг павшим.

 

Топонимия горы: Таушан-Баир, гора Гасфорта, Пьемонтская обсерватория, Итальянка….

Остановка рейсовых автобусов (их много—№ 37, 40, 41, 182) называется «Оборонное». С неё сразу хорошо видна западная «спина» горы Гасфорта. К ней надо пройти метров 300-350, чтобы свернуть влево на дорогу, ведущую к памятнику сардинских воинов. Кладбище, которое располагалось на вершине, дало бытовое название этой горе: «Итальянка», «Итальянское кладбище». А вот самое старинное название этой горы—Таушан-Баир, то есть Заячий хребет (отрог), что свидетельствовало об обилии этих животных в здешних краях.
На мелкомасштабных картах середины ХIХ века этого названия не было, поэтому русские офицеры дали ей наименование «гора Гасфорта»—в честь командира Казанского полка 16-й пехотной дивизии полковника Всеволода Густавовича Гасфорта, который весной 1855 года стоял здесь со своим полком. После того как русские войска весной 1855-го покинули Семякины и Федюхины высоты, уйдя на правый берег реки Черной, эти высоты захватили войска союзников: на Федюхиных высотах расположились французы, а на горе Гасфорта—сардинцы. Памятник в форме четырехгранной стелы, переходящей в восьмигранник и заканчивающейся восьмигранной пирамидой, был установлен в 2004 году. Именно с него и начнется наш маршрут. Добраться туда можно автобусами, идущими в направлении Терновки или Байдарской долины, сойдя на остановке «Оборонное».
От памятника к вершине уходит наезженная дорога, которая вскоре раздваивается. Мы выбираем правую. Дорога вскоре примет более крутой наклон. Тектонические силы приподняли самую верхушку горы Гасфорта над остальной частью массива. Этим объясняется тот факт, что советские войска, занимая западный край горы, считали саму вершину отдельной горой и называли ее «Высота с Итальянским кладбищем».

 

Одно из названий горы—Часовенная

Не доходя до широкого въезда в карьер, мы сворачиваем вправо и идем вдоль южной кромки карьера, не приближаясь ближе чем на три метра. Слева от вас—зияющий кратер пробного карьера по добыче мраморовидного известняка. Эта твердая карбонатная порода слагает практически всю гору Гасфорта. Общие запасы полезного ископаемого оцениваются почти в 300 миллиардов тонн. Преобладают розовые, желтовато-серые известняки, имеющие ярко выраженный мраморовидный облик.
Еще в начале ХХ века известняковые породы горы Гасфорта использовали для производства извести. А во второй половине ХХ века было принято решение начать здесь разработку огромного карьера по добыче известняков для производства флюсов, то есть добавок для выплавки черных металлов. С этой целью была проведена детальная разведка и пробурены разведочные скважины глубиной 200 метров. Для более точного определения качества будущего химического сырья решили тут заложить пробный карьер.
Вот он перед вами. К счастью для севастопольцев, полномасштабная добыча известняков здесь не началась. Экологическая общественность сумела убедить в нецелесообразности для экономики вести добычу в этом месте, а также доказали на самом высоком уровне опасность для экологии всего региона устройства здесь горнорудного предприятия.
Один из доводов в серии статей ведущего обозревателя «Славы Севастополя» Елизаветы Юрздицкой тогда звучал так: «Гора Гасфорта—памятник героической обороне Севастополя, священное место, обильно политое кровью защитников города в 1941-1942 гг.»
С этим нельзя было спорить. Своим восточным краем карьер вплотную подошел к самой высокой точке горы—к отметке 217 м. Именно здесь и была итальянская часовня, которая в годы Великой Отечественной стала главной целью атак. Купол часовни был изрешечен осколками снарядов и мин. Немецкие артиллеристы и минометчики избрали ее своим ориентиром для пристрелки. Они даже дали название горе—Часовенная. Вырыть окоп или тем более блиндаж в этом месте было невозможно. Поэтому вершина горы Гасфорта или «Высота с Итальянским кладбищем», как ее называли в военных сводках, очень много раз переходила из рук в руки.

 

Читая хронику

Особенно ожесточенные бои проходили здесь в декабре 1941 года во время второго штурма Севастополя. Он начался 17 декабря общей атакой по всему фронту. В этот день совершил свой подвиг заместитель политрука роты, бывший подводник Иван Личкатый. Он сумел поднять в контратаку бойцов, но был сражен пулей. Она пробила сердце и партийный билет героя, ставший священной реликвией. 18 декабря немцы усилили натиск. Батальон Бондаренко, защищавший этот участок фронта, не смог удержаться на гребне и под натиском противника стал сползать на западный скат горы.
Командир 7-й бригады морской пехоты Е.И. Жидилов приказывает первому батальону капитана Харитонова ударить во фланг немцам, наступающим на батальон Бондаренко. Харитонов успешно выполняет этот замысел. Немцы, почувствовав опасность, начинают отступать. Воспользовавшись этим, батальон Бондаренко вновь овладевает гребнем горы Гасфорта. Утром 20 декабря части 2-го морского полка перешли в наступление и в 10.00 выбили противника с Итальянского кладбища. Враг сосредоточил сильный артиллерийский и минометный огонь и заставил отойти на исходные позиции. Во второй половине дня после мощной артподготовки 1-й батальон 2-го морского полка, усиленный за счет прибывшего батальона флотского экипажа, 5-й батальон 7-й БМП и 2-й батальон 1330-го полка перешли в наступление с задачей вернуть высоту. В 14.30 они вышли на гребень, но были контратакованы противником. И опять пришла помощь, и враг был снова отброшен. К концу дня войска сектора вновь овладели высотой.
21 декабря в ходе боев она также неоднократно переходила из рук в руки. Командование 11-й немецкой армии бросило в бой свежую 170-ю пехотную дивизию, и врагу удалось овладеть высотой. Развивая наступление, 22 декабря враг занял ее восточные скаты, создав угрозу окружения двух батальонов 31-го полка. Контратакой морских пехотинцев враг был выбит и с высоты, и с дорог, ведущих к мосту.
Последний раз враг атаковал силой до двух рот из района Верхнего Чоргуня 27 декабря. Моряки отразили и эти атаки. А вот 31 декабря в наступление перешли уже морские пехотинцы. В результате боев войска сектора продвинулись и закрепились на гребне горы Гасфорта. Здесь воины 7-й бригады морской пехоты держались до 17 июня 1942 года, когда по приказу штаба армии они были вынуждены отойти на Федюхины высоты, чтобы выровнять фронт, избежать угрозы окружения. Затем последовал приказ отступать к Сапун-горе, далее—к 35-й береговой батарее.

 

Особенности позиционной войны

Двинемся дальше по лесной дороге, уходящей в восточном направлении. Через 700 метров (10 минут) группа выходит на перевал, соединяющий основную вершину горы, откуда мы пришли, и ее восточный опущенный блок. Через перевал проходит грунтовая дорога, идущая с южного склона на северный. Здесь среди следов войны (окопы, ходы сообщения) уместно вспомнить о прославленном расчете артиллерийского орудия дореволюционной постройки, о которой Л. Соболев написал рассказ «Пушка без мушки».
Действовала эта пушка так. На переднем крае противника выбиралась важная цель: пулеметная точка, наблюдательный пункт, блиндаж. Ночью «пушка без мушки» выкатывалась на расстояние не более одного километра от цели и тщательно маскировалась. Здесь она стояла весь день. В сумерках, за полчаса до наступления темноты, наши комендоры производили огневой налет. Цель почти всегда поражалась первыми же выстрелами. Немцы не могли открыть действенный ответный огонь уже потому, что к тому времени наши позиции погружались в ночную темноту. Беспорядочная стрельба по оставленной прислугой пушке была неэффективной. Если даже ее засыпало землей, пушку откапывали, и она продолжала действовать—перекочевывала на другое место. Командир огневого взвода старший лейтенант Владимир Константинович Пелых не расставался с ней до последних дней обороны Севастополя. Он был настоящим артиллерийским снайпером, и «пушка без мушки» крепко досаждала гитлеровцам.

…От перевала начинаем спуск по лесной дороге влево вниз—в живописную Чоргуньскую долину, которая является частью долины реки Черной. В месте выхода осмотрим село Черноречье, которое ранее называлось Нижний Чоргунь. В годы войны село оказалось на линии фронта. Даже старинная башня в центре поселения однажды стала местом боя.
Один из eго учacтникoв вcпo-минaeт тaкoй эпизoд. Зимнeй нoчью 1942 гoдa взвoд paзвeдки 5-гo бaтaльoнa 7-й бpигaды мopcкoй пexoты, кoтopым кoмaндoвaл cтapшинa 2-й cтaтьи И.П. Дмитpишин, oтпpaвилcя в тыл вpaгa. Окoлo бaшни paзвeдчикoв oбнa-pужили гитлepoвцы. Отcтpe-ливaяcь, бойцы cкpылиcь в бaшнe, гдe зaняли кpугoвую oбopoну, oткpыв из oкoн aвтoмaтный oгoнь. Гepoичecкaя oбopoнa Чopгуньcкoй бaшни пpoдoлжaлacь дo paccвeтa, ee oбcтpeливaли из минoмeтoв и пулeмeтoв, а затем пoдoшeл фaшиcтcкий тaнк и oткpыл oгoнь из cвoeгo opудия в упор. Пoлoжeниe зaщитникoв cтa-нoвилocь кpитичecким, нo нa paccвeтe c нaшeй cтopoны удapили тяжeлыe минoмeты. Пoд пpикpытиeм oгня paзвeд-чикaм удaлocь блaгoпoлучнo пepeйти линию фpoнтa.
В левой части долины видны дома другой части села Черноречье, ранее существовавшего как отдельное село—Верхний Чоргунь. Над его домами с запада возвышается высота 154.7, которая также была ключом к Инкерманской долине, так как с неё контролировалась дорога из села Терновка (Шульская долина).

 

Долина реки Черной

Осмотрев долину, продолжим путь уже в направлении на запад. Для этого надо перейти на другую дорогу, уходящую чуть ниже кромки леса влево. Она проходит по лугово-степной растительности и вскоре спустит вас на речную террасу левого берега речки Черной, скрытой от вас густыми деревьями и крутым откосом. По этому берегу в 70-80-е годы ХХ века была проложена железная дорога, от которой осталась лишь гранитная щебенка бывшей железнодорожной насыпи.
Нам следует идти по ней налево в сторону горы Телеграфной. Через 5-10 минут дорога подведет к сужению долины между горой Телеграфной и северным отрогом горы Гасфорта. На этом отроге, нависающем над речной долиной, находился командный пункт (КП) 7-й бригады морской пехоты. Такое расположение КП буквально на линии фронта военный комиссар бригады Николай Евдокимович Ехлаков считал правильным. По его мнению, краснофлотцы должны видеть, что командование—на переднем крае, и тогда они будут увереннее сражаться.
Прямо над нами, на самом верхней точке отрога горы Гасфорта, в годы войны был оборудован наблюдательный пункт бригады. Он, как балкончик, нависал над речной долиной, позволяя просматривать и вершину горы, и Чоргуньскую долину, и немецкие тылы. Где-то здесь, где мы остановились, утром 18 декабря получил ранение командир 7-й бригады морской пехоты полковник Е.И. Жидилов. Он вышел из КП, чтобы перейти на передовую, и в это время рядом с ним прогремел взрыв. Жидилов почувствовал сильный удар в правую руку, из рукава полилась кровь. По настоятельной просьбе Ехлакова раненого комбрига отправили в медпункт, который располагался у подножия горы Телеграфной, куда мы и держим путь.

 

Медсанбат у подножия горы Телеграфной

Дорога приведет нас туда через пять минут. В просвете деревьев видна река Черная—вторая по величине расхода воды в Крыму, главная водная артерия Севастополя. Через нее в этом месте много лет назад был переброшен акведук, что переводится как «водный путь». Сложное гидротехническое сооружение для подачи воды в город из речки Черной в 1834 году разработал по заданию адмирала М.П. Лазарева англичанин Джон Уптон, известный нам по проекту Графской пристани в Севастополе. Акведуки были характерны для античных городов. Поэтому и наш акведук выполнен в виде античного сооружения, словно сработан древними римлянами. Водопровод длиной 18 километров обеспечивал подачу воды прямо к докам Лазаревского адмиралтейства на Корабельной стороне.
За рекой возвышается известняковая гора Телеграфная. В годы Крымской войны она стала одним из объектов атаки русских войск в ходе Чернореченского сражения, которое проходило 4(16) августа 1855 года, и была отбита у сардинцев.
Свое название гора получила по посту оптического телеграфа, который находился на ней с начала 1854 года. Телеграф соединял Севастополь и Чоргуньскую долину. А в конце ХIХ века здесь было имение Бларамбергов, перешедшее затем Врангелям.
Вот в их имении, где были глубокие подвалы, и располагался медсанбат 7-й бригады морской пехоты. Здесь оказывали первую помощь раненым. Погибших на кручах горы Гасфорта и умерших от ран бойцов хоронили в тылу в братских могилах, подыскивая для этого спокойное место. После войны на месте многих братских могил защитников Севастополя устанавливали памятники. Такой монумент воинам 7-й бригады морской пехоты стоит на южной окраине села Хмельницкого. В село ведет дорога Севастополь—Терновка. Само памятное место находится 350 метрами выше автобусной остановке по трассе. Пройдем туда.

 

Памятник воинам 7-й бригады

Памятник интересен и не совсем обычен: он представляет собой две параллельные прямоугольные стелы. На передней—стилизованное рельефное изображение фигуры морского пехотинца с автоматом в руках. На обратной стороне—мемориальный текст и стихи, написанные бывшим командиром бригады генерал-лейтенантом Е.И. Жидиловым. Сооружён памятник был в 1968 году по проекту балаклавского скульптора В.Е. Суханова. Рядом с монументом находится братская могила, в которой похоронены Герой Советского Союза Ной Адамия и девяносто пять воинов. Может быть, стоя молча на этом священном месте, стоит задуматься о дорогой цене, которую заплатили лежащие здесь, чтобы «…дети смеялись и внуки рождались, и землю не жёг смертоносный металл». Нельзя забывать об этом.
А возвратиться в Севастополь можно из села Хмельницкого или, пройдя два километра вверх по шоссе (около 30-40 минут), выйти на начальную точку маршрута—к остановке «Оборонное».

Н. ШИК, краевед.

Другие статьи этого номера