Профилирующая отрасль, или По Пушкину—«осенней стужи друг»

Профилирующая отрасль,  или По Пушкину—«осенней стужи друг»

Год назад в числе иных документов, требующих рассмотрения, президенту Российской Федерации было подано поступившее с юга страны обращение, краткое содержание которого укладывалось в несколько слов: «Необходим закон о вине». После внимательного ознакомления с документом, кстати, подписанным авторитетными руководителями регионального уровня, в положенном месте В.В. Путин оставил резолюцию: «Патрушеву, Силуанову: прошу рассмотреть и поддержать». У руководителей аграрного сектора экономики страны и Минфина не нашлось возражений. Во второй половине декабря минувшего года Государственная Дума приняла закон «О виноградарстве и виноделии». Законодателям он дался нелегко.

 

На данный момент виноградники в пригородной зоне Севастополя занимают чуть больше 4,5 тысячи гектаров. На фоне огромных просторов страны легко не заметить хоть обретение, хоть утрату столь скромных площадей. Но, простите, в измерении региона виноградарство и виноделие—профилирующая отрасль агропромышленного комплекса, в определенной степени бюджетообразующая.
Здесь к месту будет сказано, что за годы, прошедшие после «Крымской весны», всего-то полторы тысячи тружеников сельского хозяйства Севастопольской пригородной зоны, прежде всего виноградари и виноделы, выдали на-гора продукции на 2160,6 миллиона рублей. В нашей новейшей истории рубеж в два миллиарда рублей общей выручки аграрии преодолели впервые.
Достигнутое—не повод почивать на лаврах. Оно побуждает идти дальше. Для этого создается нешуточный задел. С 2015 года по настоящее время, например, виноградники посажены на 1300 гектарах, в том числе в сезоне прошлого года—на рекордных почти 550 гектарах, что в 3,3 раза больше, чем в предыдущем, 2018 году. Опять же наращивается сбор ягод—до 21,7 тысячи тонн минувшей осенью. Потребителям предложено 25,14 миллиона бутылок вина—на 40 процентов больше, чем в предыдущий сезон. И еще один показатель: в течение грядущего десятилетия общую площадь под виноградниками намечено расширить с нынешних, как сказано, 4,5 тысячи гектаров до десяти тысяч. Соответственно, как минимум, удвоится и сбор янтарных гроздей.
Кому-то в восточном Зауралье или на крайнем западе, может, совершенно нет дела до хлопот севастопольских виноградарей. Не скажите. Столообразные вершины и даже кое-где равнины у Севастополя усеяны выдолбленными в материковых скалах древними тарапанами—винодавильнями, а морское дно у наших берегов—следами кораблекрушений, чаще всего гончарными пифосами со следами остатков вин. В этом смог убедиться и В.В. Путин во время предпринятого им погружения в царство Нептуна у обрывистых берегов Балаклавы.
В чем, вполне возможно, еще раз убедился Владимир Владимирович, так это и в том, что слава наших виноградарей и виноделов складывалась веками, тысячелетиями. Недопустимо упустить ее сейчас. Да, традиции важны, им нет цены, но это—во-вторых. Во-первых же—уникальность земель Севастополя для произрастания винной ягоды. Она не лучшая, не худшая, она—единственная, как единственны и неповторимы ягоды конкретных мест. И в этом их большая ценность.
Если представится случай, продегустируйте каберне, выработанное только у нас из ягод, налившихся у Бельбека, Качи или мыса Лукулл. Казалось бы, грозди одного и того же сорта и то же солнце, а вина—разные. Не лучше, не хуже друг друга, а, что очень ценно,—оригинальные.
Наш далекий-предалекий предшественник Теофраст в своем труде «Единственная история» по-своему сформулировал аксиому о винограде и винах, в букете которых подлинным мастерам удалось найти и закрепить особенности, букет плодов той или иной местности. Мудрецом сказано просто, но глубоко и точно: «Сколько виноградников, столько и сортов винограда».
Льва Голицына позволительно назвать отцом отечественного виноделия. Более чем четвертьвековой опыт позволил Льву Сергеевичу назвать вино продуктом той или иной местности. Мало того, виноделие, говорил он,—это наука местности. Что глубоко волновало патриарха?
В наши дни в серии «Севастополь в документах и материалах» автором-составителем В.Н. Прокопенковым выпущена замечательная книга «…Газетные хроники. 1882-1917». О многом нам могут рассказать с большим вкусом оформленные и помещенные в ней подборки объявлений. Сегодня нас интересует тема вин. Их отпускали из подвала балаклавца К. Скирмунта. «Цена от 3 р. 50 к. до 14 р. за ведро. При покупке оптом цены снижаются на 10 процентов».
Предлагались «натуральные крепкие столовые виноградные вина… из сада «Ачиклар» А.Е. Полевого. Некоторые из них, сообщается в «Севастопольском листке», удостоены золотой медали на Всемирной выставке в Бордо в 1882 году, диплома Французской национальной академии (1883 год) и других знаков отличия. Молодцы балаклавец Казимир Скирмунт и житель Судака Алексей Полевой!
В то же время учащаются призывы: «Требуйте натуральные вина!», «Остерегайтесь подделок!»
Этим призывам не внял герой рассказа А.П. Чехова «Неосторожность». Бедолага позволил себе выпить стакан вина. По вкусу оно напомнило ему нечто среднее между уксусом и касторовым маслом.
Выходит, некие ловкачи сбывали нетребовательным потребителям фальсификат. Не редкость желание цветасто представить в прессе продукцию иностранного производства: «Лучший друг желудка—вино «Сен-Рафаэль». Видно, иностранцы (не лучшие из их среды) боговали на российском рынке.
Об ином мечтал Лев Голицын. Специалистов-земляков он убедил в возможности России делать свое первоклассное вино у себя и угощать им соседей.
За словами последовали дела. На рубеже XIX и ХХ веков изготовленное в российском Крыму российскими специалистами под руководством Льва Голицына игристое вино удостоили главной награды на Парижской всемирной выставке. Ранее французские авторы Л. Порте и Ф. Рюиссен издали книгу «Вина России». «Новостью, пришедшей в винодельческую конкуренцию,—писали они,—было то, что Россия вошла сюда огромными шагами, и шагами хозяина». Льва Сергеевича избрали вице-председателем комитета экспертов вин выставки».
В 1889 году земли, принадлежавшие у нас представителям одной из ветвей рода Перовских, перешли в собственность, сегодня мы бы сказали, предпринимателя Ф.О. Шталя. В настоящее время кому-то могут попасть на глаза куски черепицы-«марсельки» или кирпича с названием его предприятия—«Алькадар». Но славу и европейскую известность ему принесла не обожженная глина, а изготовленное в севастопольском пригороде (в нынешней Любимовке) вино «Алькадар».
Один из вариантов перевода на русский этого мелодичного слова то ли с арабского, то ли с тюркского, то ли с персидского языка означает «божественное повеление». «Алькадар»,—произнес Ф.О. Шталь, впервые пригубив бокал с вином, изготовленным из ягод его виноградника. После этого имение Приморское обрело новое название, и маркировка керамики пошла новая—все «Алькадар». Конечно же, вино—тоже «Алькадар». В первую очередь.
В том же Париже оно было отмечено бронзовой медалью. В 1999-м или в 2000 году потомки Ф.О. Шталя, проживающие в Симферополе, позволили мне подержать в руках бесценную реликвию.
В 20-е годы минувшего века на базе имения Ф.О. Шталя создается виноградарский совхоз имени Софьи Перовской. Вскоре его руководителем назначили Н.К. Соболева. В Крыму его называют выдающимся виноградарем-виноделом. Будучи долгие годы директором винкомбината «Массандра», Николай Константинович взялся за восстановление старых и строительство новых корпусов и винодельческих предприятий в Судаке, Массандре, Инкермане, степном Колае (Азовское), Новом Свете. В послевоенные годы активный участник обороны Севастополя и Кавказа, кавалер двух орденов Ленина и ордена Отечественной войны II степени Н.К. Соболев вдохнул жизнь в Бессарабский винкомбинат, по сути, создал виноградарско-винодельческую отрасль в задонской степи: ряд совхозов и предприятий первичного виноделия…
Во все времена поколения наших виноделов почитают Льва Голицына и людей его склада, что поощряет к достижению новых вершин в профессиональной деятельности. Одна из них была покорена в 1958 году 84-летним главным виноделом винкомбината «Массандра» А.А. Ивановым. В тот год в Будапеште проходил конкурс вин европейских стран. На нем главный приз—серебряный кубок «Гран-при»—был присужден созданному Александром Александровичем и вошедшему в легенду мускату белому Красного Камня. Доктор Тейчер, британский эксперт с мировым именем, с пригубленным бокалом в руке, если бы и пожелал, не справился с охватившими его эмоциями. «Господа,—сказал он, обратившись к коллегам,—вино столь высокого качества неуважительно пить сидя. Я не знаю национальной принадлежности этого напитка, но осмелюсь предположить, что местом его создания может быть только Россия».
Успех в столице Венгрии был настолько оглушительным, что его эхо отзывается до сих пор, 62 года спустя. Мы были свидетелями и серии иных громких достижений.
Увы, нам выпало пережить события удручающей направленности. Достаточно мысленно вернуться к единственной печально памятной кампании по борьбе с пьянством и алкоголизмом. Тогда раскорчевке подверглась треть крымских виноградников или более того. Тупо уничтожались уникальные коллекции лоз, кусты новых перспективных сортов винограда, на выведение которых ушел не один десяток лет.
Вандалов второй половины 80-х годов прошлого века сменили циничные так называемые «эффективные менеджеры». Одного из них наблюдал на предприятии первичного виноделия в севастопольском пригородном совхозе. Сюда гость подогнал пару машин под погрузку… виноградных выжимок. Поправ профессиональную честь и совесть, возвращал ли их оборотистый делец у себя снова под пресс или заквашивал в воде? Но точно у него под рукой были и ароматизаторы, и красители на уровне плинтуса, в лучшем случае—заграничный винный порошок.
Было времечко, когда на долгие годы из Европы к нам, на родину Льва Голицына, на родину муската белого Красного Камня, проторили дороги: танкеры—по морю, по суше—3-4-осные автоцистерны с так называемыми виноматериалами, а по существу—с помоями. Не унижение ли? Нет, не унижение для тех, кто над авторитетом, достоинством, престижем государства поставил барыши. Хоть на год-два, но барыши. А после нас—хоть потоп.
При Украине некоторые севастопольские агропредприятия подмял под себя некто Устенко. Ведать не ведаю, как он из Киева распоряжался деньгами? Они шли на все что угодно, только не на самое необходимое—закладку молодых виноградников. В этом деле губительно пропустить даже год. В нашем случае десятилетия не хватило для того, чтобы воткнуть в почву хоть один чубук.
И в этих условиях глубоко уважающие свое дело творцы находили возможность создавать достойное вино. «Из винограда, выращенного в Крыму»,—каждый раз подчеркивал в беседах с прессой в то время директор Инкерманского завода марочных вин Анатолий Матвеевич Филиппов. Богатейшая коллекция наград этого предприятия пополнялась очередными медалями, кубками конкурсов, смотров образцов лучших марок солнечного напитка. На рынке вин их создатели были поставлены в неравные условия. Вина высочайшего уровня, творческий труд на создание которых мог растянуться на годы, признавались алкогольными напитками наравне с «бормотухой» из бросового сарая, доставленной по суше и морю из стран ближнего и дальнего зарубежья, и даже со спиртом, разбавленным водой, то есть с водкой. Нашлись же умники, которые догадались уравнять мускат белый Красного Камня с плодовоягодным—крепленым пойлом.
А ведь это низкопробное пойло, внаглую сотворенный фальсификат,—реальная угроза классическому виноделию. Поэтому не один год все настойчивее звучали требования о принятии закона о виноградарстве и вине.
Работа над ним шла с ощущением противодействия со стороны лоббистов определенного толка. В борьбе с ними потребовалась поддержка виноградарей и виноделов. Снова обратимся к книге, составленной В.Н. Прокопенковым. В разделе «Имения, хутора, дачи и сады» Вадимом Николаевичем помещен список из 119 фамилий владельцев этих имений, хуторов, дач, садов, расположенных у Севастополя и Балаклавы сто и более лет назад. Если применить современную терминологию, то это крестьянские (фермерские) хозяйства. Из них свыше 85 занимались возделыванием винограда. Ягоды шли на изготовление вина. Его употребление красочно описано А.И. Куприным в любимых читателями «Листригонах». К словам классика невозможно что-либо добавить.
С 10 сентября по 1 ноября Балаклава собирала желающих на виноградный сезон. Может, когда-то мы еще поднимем применявшуюся у нас сто с лишним лет назад методологию лечения виноградом различных заболеваний. Данной теме врач В.Н. Дмитриев посвятил книгу «Лечение виноградом в Ялте и на Южном берегу Крыма». Заминка может случиться в одном: сможем ли мы восстановить насаждения винограда нужных сортов?
В «Листригонах» Александр Иванович в присущем ему стиле высказался и по поводу виноградолечения: «Последние курортные гости потянулись в Севастополь со своими узлами, чемоданами, корзинами, баулами, золотушными детьми и декадентскими девицами. Как воспоминания о гостях остались только виноградные ошкурки, которые в видах своего драгоценного здоровья, разбросали больные повсюду—на набережной и по узким улицам—в противном изобилии…»
В Государственной Думе можно было сослаться на убедительные примеры развития виноградарства и виноделия в прошлом. Но у нас есть о чем говорить и сегодня. В Севастополе и округе сформировались и крепко встают на ноги около полусотни крестьянских (фермерских) хозяйств. Не большинство, как век с лишним назад, а пока лишь некоторые из них не без успеха берутся за развитие виноградарства и на его базе—за развитие виноделия. Не абы как, а по заветам Льва Голицына и других столпов крымского виноделия. Ощущая их невидимое присутствие, совестно ронять себя до уровня «бормотухи».
Двадцатичетырехлетний Олег Репин окончил в 1997 году Севастопольский государственный технический университет. С дипломом инженера-электромеханика молодого специалиста приняли на работу на одно из наших винодельческих предприятий. Присмотревшись, оглянувшись, молодой человек получил второе высшее образование—инженера-технолога бродильного производства. Позже местом приложения его сил и знаний стал участок земли в два гектара в Бельбекской долине. На нем Олег Репин заложил виноградник. И вот уже в течение последнего десятилетия фермер накапливает опыт, совершенствует свое умение в выпуске авторского вина. В порыве откровения Олег Репин назвал себя творцом счастья.
На откровение его побудила звезда отечественного телевидения, в настоящее время ведущая авторской программы на телеканале НТВ Татьяна Миткова—мастер разговорить перед объективом телекамеры кого угодно. Журналистка приехала к Олегу Репину на беседу в конце сентября минувшего года, когда на виноградниках срезали последние гроздья. Татьяна Ростиславовна сама взяла в руки секатор. К этому испытанному приему обращаются многие, если не все журналисты столичного НТВ.
Правнучка знаменитого композитора Листова, Елизавета, например, снимала у нас для НТВ фильм об обороне Севастополя. Чтобы вжиться в образ женщин—защитниц города, журналистка изготовила по их рецепту из кила (глины) мыло и стирала им белье. Очевидно, это необходимо, чтобы хоть на мгновение оказаться, простите, в шкуре собеседника, окончательно расположить его к себе. Молодцы, коллеги, иного не скажешь.
Хозяин принял грозди, срезанные гостьей. Потекла беседа обо всех сторонах становления фермерского хозяйства. Посадочный материал Олег Репин покупал во Франции, а Лев Голицын считал, что лучше обходиться местными чубуками. Но где они, местные, если после погрома, учиненного в 80-е годы, в коллекции «Магарача» остались считанные экземпляры того же, например, рубинового «Магарача». Олег Репин сетовал по поводу существующих трудностей в постановке кредитования нового дела. Фермер взялся за строительство и оснащение собственного перерабатывающего предприятия. При этом он сказал, что формат семейного предприятия—это максимум десять гектаров виноградников и выпуск 50 тысяч бутылок авторской элитной продукции.
—Должны быть и крупные холдинги, и малые предприятия,—заметил Олег Репин,—я за разнообразие, хотя преимущество, как представляется, за вином конкретной местности.
Из уст фермера Татьяна Миткова услышала о реализуемой в Севастополе государственной программе «Развитие сельскохозяйственного, рыбохозяйственного и агропромышленного комплексов Севастополя». В ее рамках только в минувшем году до субъектов хозяйствования довели 383,3 миллиона рублей. Этих средств хватило, чтобы на 75-80 процентов компенсировать затраты виноградников (при условии закладки новых), посадку чубуков, уход за молодыми насаждениями до их вступления в пору плодоношения, покупку сельскохозяйственной техники отечественного производства. Со справедливым распределением и толковым освоением этих огромных средств от лица власти справились специалисты департамента сельского хозяйства (руководитель—Дмитрий Чумаков).
Столичной знаменитости Олег Репин показал не только посаженный им виноградник, но и площадку строящегося им перерабатывающего мини-предприятия.
Виноградарь-винодел и журналистка совершили также поездку в институт виноградарства и вина «Магарач». При посещении Херсонеса Таврического внимание гостьи Олег Репин обратил на хранящиеся под навесом гигантские, в рост человека, античные пифосы. Фермер поделился планами приобретения за рубежом вместительных гончарных емкостей, не без основания уповая на их преимущества перед металлической тарой. «Глина—природный материал,—сказал Олег Репин.—Та же земля, на которой растет виноград. Земля влияет на аромат и вкус вина. Земля—национальное достояние Родины». Не отправлена на покой и дубовая бочка. Без нее, гласит народная мудрость, «нет хорошего вина».
Татьяна Миткова включила в телеочерк оригинальные, некоторые, может, дискуссионные суждения своего собеседника по магистральной теме их бесед.
«Виноградная ягода,—сказал Олег Репин,—это произведение искусства матушки-природы». «Парадокс: чем труднее растению выживать,—продолжал он,—тем гармоничнее, оптимальнее в ягоде баланс сахаров, кислот, витаминов и других полезных веществ». Очевидно, за угощением Олегом Репиным было сказано: «Трех самых важных продуктов на столе хватит для сохранения активной жизни человека: хлеба, сыра и вина».
Видимо, так совпало, хотя как сказать: к проблемам виноградарства и виноделия обратился еще один зубр телевидения—Дмитрий Киселев. Чтобы на телеканале «Россия 1» создать свой телефильм на эту тему, мастеру не требовалось специально ехать в Крым. Много времени летом Дмитрий Киселев проводит в Коктебеле. От визитной карточки поселка—Карадага—рукой подать до плантаций и винзаводов агропредприятий «Коктебель», «Феодосийский», «Старокрымский», «Новый Свет». Предприятия мощные, с глубокой историей. Но журналист не ограничил себя посещением некоторых из них. Со своей съемочной группой Дмитрий Киселев приехал к нам, на Инкерманский завод марочных вин, где, в частности, беседовал со специалистом виноделия высочайшего класса Ларисой Шимчук. Собеседником Дмитрия Киселева также был в прошлом известный московский ресторатор, победитель первого в России конкурса сомелье, а в настоящее время севастопольский виноградарь и винодел Павел Швец.
—Не может чистосортное вино обходиться в копейки,—сказала в микрофон Лариса Шимчук.—Жесткий контроль в виноделии должен осуществляться государством. Мы, виноделы,—за виноделие высокой пробы. Мы за то, чтобы наши вина были гордостью страны».
Павел Швец заявил: «Следует запретить называть российским вино, изготовленное из привозного сырья».
Так наши земляки отреагировали на некоторые обстоятельства в реальной жизни. В прошлом году, говорилось с экрана, в одном из регионов юга России выпустили 237 миллионов бутылок игристых вин. Собранного же своего винограда хватило бы всего лишь на 130 миллионов бутылок. И это так называемое «российское шампанское»? Пишите на этикетках как есть: «Продукт испанский, аргентинский, молдавский», и платите повышенный акцизный сбор, не подставляйте ногу отечественному вину. На ночь глядя не берусь писать об удельном весе пойла заграничного происхождения на отечественном рынке вина. Если пока без него не обойтись, то надо поступать предельно честно.
Дмитрий Киселев, как всегда, говорил страстно, убедительно, образно: «Хорошее вино не сделать без любви, а любовь нельзя привезти в наливном танкере. За хорошим вином всегда стоит любовь».
Два «телезалпа» из Севастополя и Крыма, полагаю, способствовали принятию Государственной Думой закона «О виноградарстве и виноделии» с четкими установками в ведении отрасли.
Пятьдесят пять лет назад в издательстве «Крым» (Симферополь) кандидат сельскохозяйственных наук Р.К. Акчурин выпустил замечательную книгу скромного объема «Секреты солнечной ягоды». Очень важно, как начать книгу, еще важнее—ее завершение. «А теперь что такое вино? (Два заключительных абзаца позволю себе поменять местами): «Восторженные определения дают поэты и писатели. По их мнению, вино: «бальзам» (Гомер), «возбудитель жизненных способностей» (Еврипид), «пригоршня текучего огня» (Омар Хайям), «любовная влага» (Хафиз), «осенней стужи друг» (Пушкин), «напиток, полный сладостного упоения» (Гете), «лекарство от сердечных ран» (Роберт Бернс), «божественный напиток» (Лессинг)…
Специалист-винодел поясняет: «Виноградное вино—напиток, полученный из сока свежего или завяленного винограда в результате спиртового брожения». Химик твердит: «Вино—химический продукт». «Вино,—указывает медик,—возбудитель пищеварительного тракта и нервных центров». Представитель же буржуазной политической экономии (напомню, книга издана в 1965 году.—Авт.) говорит: «Вино—хороший объект государственного налога».
В течение прожитых 55 лет этот список пополнил бы фальсификатор вин—мастер по набиванию собственных карманов. Был бы он в этом списке первым, вторым, бесстыже потеснив на задворки специалиста-винодела. Принятый в декабре минувшего года закон возвращает винодела во главу списка со словами—главными в документе: «Виноградное вино—напиток, полученный из сока…» и далее по тексту.
Пусть же сегодня даже с опозданием по адресу еще дойдет «Обращение к русским виноградарям и виноделам» Льва Голицына, в котором он, в частности, писал: «Русское виноделие—это будущее богатство России, но нам нужно сплотиться, чтобы создать это богатство».

 

А. КАЛЬКО.

На снимках: плантации «Золотой балки» в начале лета (фото автора).

Другие статьи этого номера