«Стоят у моря маяки»

Подрихтованные «старички» снова в строю

Около 20 лет севастопольский писатель, внештатный автор газеты «Слава Севастополя», действительный член Русского географического общества, кандидат технических наук Сергей Аксентьев занимается историей маячного дела России. На страницах нашего издания он неоднократно знакомил жителей Севастополя с интересными историческими находками по маячному делу. Перу автора принадлежат такие произведения, как «Россия на всех одна», «Тайны старых маяков», «Храмы над морем», «Звездная гавань», «Маяки российского Черноморья», «Путешествия по крымским маякам», «Путешествия по кавказским маякам». И вот поставлена последняя точка в трудной, долгой и кропотливой работе над новой книгой, ее название—«Стоят у моря маяки».
Всего Сергей Аксентьев изучил устройство и быт более 50 маяков, расположенных на побережьях и островах Черного, Азовского, Белого, Баренцева и Балтийского морей, представляющих большую историческую, культурную и инженерную ценность. Все очерки написаны на документальном, историческом материале и подробно иллюстрированы цветными и редкими черно-белыми фотографиями, картами и схемами.

 

—Сергей Терентьевич, что чувствует человек, завершивший большую творческую, научно-исследовательскую работу?
—Отвечу кратко: сбылась давняя мечта. Следуя примеру арктического гидрографа, крупного специалиста по маякам и средствам навигационного ограждения, жившего в первой половине XX века, П.И. Башмакова, я постарался в популярной форме рассказать сегодняшнему поколению читателей о маячном деле. Как и он, я тоже нарушил традиционный подход к изложению материала, объединив под одной обложкой исторические очерки о маяках с рассказами о строительстве маячных башен, способах получения огня и эволюции маячных аппаратов. Продолжил и начинание Башмакова, включив в книгу отдельной главой рассказ о плавучих маяках—ныне почти забытой странице маячного дела. Такое построение научно-популярного издания, на мой взгляд, является оптимальным. Оно, не искажая исторической правды, позволяет раскрыть перед читателем во всей полноте картину зарождения и развития маячного дела.
Книга П.И. Башмакова «Маячное дело и его историческое развитие» увидела свет в 1925 году, за это время наш мир неузнаваемо изменился. Вторая мировая война (1939-1945) не только унесла миллионы человеческих жизней, сровняла с землей тысячи городов, деревень, поселков, но и нанесла тяжелый урон маякам как в России, так и в мире. Развал великой страны СССР в начале девяностых годов XX века поставил наше маячное дело на грань выживания. Но, несмотря ни на что, маяки, подобно мифической птице Феникс, оправляясь от беды, вновь возрождались и продолжали назначенное им историей дело—хранить мореплавателей от гибели.

—Сегодняшний ваш читатель живет в XXI веке. Что вы можете рассказать ему нового?
—На мой взгляд, начало нового, XXI века ознаменовало небывалый интерес молодежи к маякам. Стремительное развитие интернета и мобильных средств коммуникации практически бесконечно раздвинуло узкоспециализированное маячное пространство. Маяки стали широко востребованны как уникальные исторические объекты морской архитектуры, уединенные островки покоя и тишины, где человек, вырвавшись из мира сумасшедшей скорости, может побыть наедине с морем, солнцем, всполохами маячного огня, пронзающего по ночам звездное небо нашей маленькой планеты. Я обратился к вопросам сохранения исторического маячного наследия и развития маячного туризма. Результаты многих наблюдений изложены в отдельной главе «Тревожная старость», посвященной нынешнему статусу маячного дела, созданию музеев маяков и накопленному опыту организации маячного туризма в разных странах.
Приступая к работе над книгой, я, не будучи профессиональным гидрографом, прекрасно понимал, какую ответственность беру на себя, отважившись в популярной форме донести до читателя гигантский исторический массив маячного дела. Обнадеживали нестесненность жесткими рамками профессии, свобода выбора методов изложения исторического материала и возможность под разными ракурсами рассмотреть эту тему.
В отличие от традиционного системного исторического описания всех наиболее значимых российских маяков («Маяки России») или маяков конкретных морей («Маяки Балтики», «Маяки Сахалина и Курильских островов»), я вводил в повествование лишь те маяки (в том числе и зарубежные), которые, на мой взгляд, наиболее значимы для иллюстрации конкретного исторического фрагмента. И этого правила придерживался от первой до последней страницы книги.

—Вы с таким уважением, знанием дела рассказываете об истории маяков, их служении человеку, что в вашей интерпретации они предстают удивительным воплощением созидательного труда, инженерной мысли. Все произведения отличают высокая информированность и заинтересованность, словно изучение маяков для вас—это нечто большее, чем увлечение.
—Я бы не смог осуществить свои замыслы, если бы не мое личное знакомство с морем, маяками и маячной жизнью. За двенадцать незабываемых лет яхтинга на парусном таллиннском четвертьтоннике мне довелось не раз «штормовать» в непроглядной ночной кутерьме не на шутку развеселившегося моря, долгими часами «штилеть» при обвисших парусах по мертвой зыби под нещадно палящим солнцем, попадать в жесткие объятия внезапно налетевшего шквала… Во всех этих случаях для нас спасительными ориентирами служили ночью огни маяков, а днем—маячные башни, поставленные заботливой рукой гидрографа в местах прибрежной опасности.
Благодаря исключительно внимательному отношению ко мне специалистов довелось побывать (а где-то—и пожить) на более чем полусотне маяков всех морей европейской части России и познакомиться с удивительным миром хранителей маячного огня. Обойдя все башни и все закоулки маячных городков, послушав десятки незабываемых историй и морских баек, я зарядился оптимизмом и энергией трудолюбивых, скромных, честных и романтичных (хотя никто в том не признавался) людей, сделавших служение маячному огню смыслом своей жизни. Вот с таким запасом и приступил к написанию этой книги.
Удалось ли мне решить поставленную задачу—судить не мне. Я же искренне пытался решить ее добросовестно. Конечно, описываемая тема достаточно разнообразна, и требовательному читателю всегда захочется что-то добавить или убавить, улучшить, уточнить и поспорить. Я готов принять и воспринять конструктивные замечания и возражения, толковые пожелания и добрые советы от знатоков—гидрографов и других специалистов.

—Какие источники вы использовали для создания целостного полотна книги?
—Книга, безусловно, создавалась не на пустом месте. У меня под ногами лежал огромный исторический пласт, который я чувствовал, работая с документами и фундаментальными литературными источниками своих предшественников. Активно использовал материалы «Морского сборника»—одного из старейших и авторитетнейших периодических изданий. Им я руководствовался, начиная с первого номера, увидевшего свет 27(15) марта 1848 года, и по наше время. Часто обращался к услугам Российского государственного архива Военно-Морского Флота (РГАВМФ РФ) и считаю своим долгом выразить искреннюю благодарность директору архива доктору исторических наук В.Г. Смирнову и всем сотрудникам, помогавшим мне в поисках нужных документов.
Работа не ограничилась исключительно отечественными изданиями. Хочу особо выделить фундаментальный труд зарубежных авторов, посвященный истории маячного дела Франции. Много интересного и поучительного удалось найти и в других иностранных изданиях, перечень которых приводится в соответствующих сносках по тексту книги.
На завершающей стадии работы большую методическую и консультационную помощь мне оказывали начальник Гидрографической службы Черноморского флота РФ В.С. Афанютин, гидрографы А.Р. Саркисов и А.А. Дука. Всем им—сердечная благодарность.

 

Оксана НЕПОМНЯЩИХ.

На снимках: севастопольский писатель-исследователь Сергей Аксентьев; обложка новой книги «Стоят у моря маяки».

Оксана Непомнящих

Обозреватель ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера