Гаражный музей Ворошилова

Гаражный музей Ворошилова

Кто-то на самоизоляции грустил, а кто-то создавал музеи.

Севастопольцу Михаилу Григорьевичу Ворошилову всю жизнь задавали вопрос по поводу фамилии: не родственник ли он известного Маршала Советского Союза Клима Ворошилова? Оказывается, однофамилец. Но из-за этого у него постоянно возникали забавные казусы. Так, во время долгой морской службы в их команде работали пять человек: Каганович, Калинин, Суворов, Хрущев, ну и сам Ворошилов. Вот такое совпадение. Начальство недоумевало: это что за политбюро подобралось? Хрущева потом уволили за пьянку, а с Кагановичем Михаил Григорьевич дружит до сих пор.

Гаражный музей Ворошилова

—Звонит мне мой друг Каганович и говорит: «Здравия желаю, товарищ маршал!», а я ему отвечаю: «И вам привет, товарищ член политбюро!»—шутит Михаил Григорьевич.
Недавно после публикации в «Славе Севастополя» Михаил Ворошилов стал настоящей знаменитостью. Как человек ответственный, во время самоизоляции он добросовестно соблюдал все рекомендации и из дома выходил только в гараж, расположенный буквально в нескольких метрах от дома. Вот только без дела бывший моряк сидеть не привык, а дома как раз собралось множество «артефактов», накопленных за долгие годы. И в гараже он организовал музей. Сам сделал стенды, разместил на них газетные вырезки, посвященные определенному периоду или тематике: например, штурму Сапун-горы. Или информацию о концлагерях. Всю жизнь Михаил Григорьевич увлекался историей, выписывал множество газет и журналов, а все подшивки бережно хранил. А тут его увлечения удачно объединились в одно. Самые ценные экземпляры его коллекции—газета «Слава Севастополя», изданная 9 мая 1945 года, и газета «Правда» того же периода. На почетном месте висит морской китель с наградами.
—Я моряк с 40-летним стажем. Сначала работал простым матросом, но это было недолго, а потом меня назначили заместителем начальника промысла по производству Севастопольского управления океанического рыболовства «Азчеррыба» СМ УССР. Объемы добычи рыбы были огромными, мы на полгода уходили в плавание, а потом, когда возвращались домой, с семьей путешествовали. Объездили всю Европу,—рассказал Михаил Григорьевич.—Так как я увлекался историей, мы посетили концлагеря Заксенхаузен, Равенсбрюк, Бухенвальд. Как-то зашли в один из концлагерей с маленькой дочкой, оставили ее в вестибюле, чтобы она не видела все ужасы, как использовали нацисты волосы, кожу убитых ими жертв… Выходим, а дочери нет. Оказывается, она присоединилась к экскурсии и все уже посмотрела.
Михаил Григорьевич войну почти не помнит—был совсем маленьким, родился в 1939 году. Зато помнит, как в деревне, где они жили, тяжело приходилось работать, и он навсегда понял и принял для себя и ценность семьи, и ценность труда, поэтому и не может сидеть без дела.
А еще в гараже у Михаила Ворошилова есть его собственные фотографии—всегда увлекался, так сказать, фотоискусством. К примеру, снятый в океане «океан» чаек. Или вот еще фотография: жена с детьми провожает его из порта в Камышовой бухте, машет платком. Жена моряка—особенный статус. Со своей супругой Анастасией Михаил Григорьевич отметил бриллиантовую свадьбу. Как создать, а потом сохранить крепкую семью? Ответ простой: женой нужно восхищаться и баловать по возможности.
—Я до сих пор восхищаюсь своей женой!—говорит Михаил Григорьевич.—Познакомились мы в год молодежного фестиваля в 1956 году в городе Сталино (нынешний Донецк). Впереди шли две девушки балетной походкой, моя жена тогда училась на балерину, а мы с другом—за нимми. Познакомились. Оказалось, на всю жизнь,—вспоминает Михаил Ворошилов.—Жена меня водила по театрам, а мне скучно было, оперу ведь надо было слушать. Но все равно хожу с ней в театры, подарил поездку в Большой театр в Москве, до сих пор билеты храню.
Михаил Григорьевич хранит очень многие вещи, которые напоминают о каких-то важных моментах: фотографии, билеты, награды, газетные вырезки. Все это систематизировано, разложено по папочкам, альбомам и полочкам.
—А по морю скучаете?
—Очень тоскую,—отвечает Михаил Григорьевич и старается избежать этой темы.
Но потом вспоминает, как попал их корабль в шторм, как погнулась верхняя палуба, как представитель «зеленых», протестующий против китобойного промысла, привязал себя к мачте. А сейчас Михаил Ворошилов занимается общественной работой: кому-то нужно починить подъезд, где-то заметил «безобразие» при ремонте дорог. Хочет приобщить молодое поколение к истории. Вот так, с помощью своего музея в гараже. Ведь жизнь продолжается и нужно жить, а не жаловаться. Жизнь каждого из нас имеет свой смысл и свои циклы, и вот сейчас уже внуки Михаила Григорьевича пошли по его стопам. Один недавно вернулся из плавания в Средиземное море, второй работает капитаном. А значит, все идет по плану.

Анна БРЫГИНА.
Фото Д. Метелкина.

Анна Брыгина

Корреспондент ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера