На языке «братьев меньших»…

«Мой прадедушка чудом выжил  в подбитом самолёте и прошёл  всю Великую Отечественную войну»

…Денис всегда приносил в дом бездомных котят, собак, раненых голубей и воробьев. А однажды притащил больного бельчонка, у которого на спине была жуткая рана. Мама пришла в ужас: вдруг зверюшка умрет прямо на руках у сына?! Но мальчик набрал в лесу каких-то трав, промыл их, привязал к ране, и вскоре «пациент» пошел на поправку. Когда мама поинтересовалась, откуда Денис узнал, как именно нужно лечить лесного гостя, мальчик ответил просто: «Так мне бельчонок сказал». Тогда женщина не придала значения словам сына.
Шло время. Денис пошел в школу, у него появились новые друзья и увлечения, однако он по-прежнему очень любил возиться с животными. На его попечении была парочка волнистых попугайчиков, две мышки и собака. Родители старались не вмешиваться в жизнь домашнего зоопарка, тем более что Денис великолепно ладил со своими питомцами, будто говорил на их языке. Разумеется, мальчик не лаял и не пищал, но все же создавалось впечатление, будто работает какой-то невидимый синхронный переводчик: так хорошо обе стороны понимали друг друга.
Однажды в Московском зоопарке Денис обратил внимание на отчаянно орущую обезьяну. Простояв минут пять у вольера, он сказал: «Она страдает. У нее очень болит живот».
Мама позвала сотрудника зоопарка, что-то прошептала ему на ухо, тот с подозрением и любопытством посмотрел на Дениса и пошел за звериным доктором. Через некоторое время человек в белом халате сообщил, что обезьяна действительно чем-то отравилась и ей нужно делать промывание желудка.
Окончив школу, Денис поступил в ветеринарную академию и вскоре стал дипломированным «Айболитом». Сейчас он не только лечит животных, но и дает хозяевам рекомендации по уходу за питомцами и их воспитанию. В последние годы среди его пациентов появилось немало экзотических животных—змеи, крокодилы и даже пауки. Хозяева уверены, что их любимцы страдают от перемены климата, но, по мнению Дениса Сергеевича, дело не только в погодных условиях: многое зависит от привычек, характера, особенностей психологии. Ведь, согласитесь, нрав африканской кобры мало напоминает характер подмосковного ужа.
К счастью, найти общий язык с иноземцами Денису Сергеевичу не сложнее, чем с дворовым Шариком. Как ему это удается, он и сам не знает: «Слыша их лай, мычание или свист, я всегда чувствую, что именно они хотят сказать.
Когда речь заходит о неких особых экстрасенсорных способностях, чудесном даре, позволяющем общаться с миром фауны, Денис только руками разводит:
—Да нет у меня никакого дара. Я уверен: это может каждый. Человек сам вышел из животного мира, а значит, где-то в глубинах нашего подсознания хранится память о прошлой жизни. В древности и шаманы, и колдуны, и вожди племен умели разговаривать со зверями. И эта способность никуда не исчезла, просто люди не хотят напрягаться, не хотят вспоминать язык животных. Вот и думают, что не знают его.
—Как мы называем животных?—продолжил свою мысль Денис Сергеевич.—«Братья наши меньшие»… Иными словами, признаем их существами низшего порядка, с которыми нельзя общаться на равных. Вот и не общаемся. И очень зря. Они способны многому нас научить: верности, преданности, взаимопомощи. Впрочем, об этом все с детства наслышаны. Я же вам больше скажу: звери знают лечебные травы, отличают экологически чистые продукты от вредных, чувствуют изменения погоды, приближение стихийных бедствий и вообще любых неприятностей, и, конечно же, они гораздо лучше, чем мы с вами, разбираются в людях. Не сомневайтесь, это они мне сами сказали…

Ю. Агафонова.

Другие статьи этого номера