Парад Победы 24 июня 1945-го

Парад Победы  24 июня 1945-го

На основе рассказа участника.
Как попали на вооружение Красной Армии 100-мм гаубицы на механической тяге чехословацкого производства, рядовой Владимир Воронов так и не узнал, хотя интересовался у своих непосредственных начальников и даже в штабе артиллерийского полка. Артиллеристы «не обижались» на гаубицы, но хотели, чтобы у них были орудия большего калибра. Чтобы попали в долговременную огневую точку немцев—и нет её, попали в окоп—и нет его, осталась одна большая и глубокая воронка…

 

В батарее должность Воронова называлась «старший артиллерийский разведчик». Разведчики выдвигались на несколько километров вперёд перед огневыми позициями батарей, устраивались на высотах, на колокольнях, на высоких деревьях. В общем, там, откуда хорошо просматривались позиции противника. Тщательно замаскировавшись, вели разведку целей и по команде корректировали артиллерийский огонь. Когда снаряд попадал в цель, Воронов радовался: ведь и его заслуга есть, и немалая, в этом точном попадании.
Освобождение Смоленска в сентябре 1943 года войсками Западного фронта запомнилось старшему артиллерийскому разведчику частой сменой мест корректировки огня. Как только танки и пехота при поддержке артиллерии достигали первой траншеи противника, артиллеристы переносили огонь на следующий рубеж. Немцы отступали, и корректировочный пост, следуя за ними, переносился несколько раз.
Владимиру Воронову пришлось воевать и на Волховском фронте. В ноябре немецкая авиация господствовала в воздухе, наши истребители появлялись редко. В полку снаряды считали поштучно, а огонь противника был губителен. К концу 1943 года обстановка изменилась. Теперь немцы безнаказанно не летали, снарядов стало достаточно. В середине января 1944 года Волховский фронт перешёл в наступление. 20 января советские войска вошли в Новгород, который был сильно разрушен и обезлюдел. Воронов из газет узнал, что из 2500 жилых домов уцелело только сорок.
В день освобождения города в Москве был произведён салют в честь этого успеха. Многие части и соединения, в том числе и полк, в котором воевал Владимир Воронов, получили почётное наименование «Новгородский», а боевые дела Владимира Петровича были отмечены медалью «За отвагу».
Согласно директиве Ставки Верховного Главнокомандования, по стратегическим соображениям в феврале Волховский фронт расформировали. Артиллерийский полк направили в Москву для сдачи орудий и переподчинили Народному комиссариату внутренних дел, включив в состав 1-й мотострелковой дивизии НКВД. И стал старший артиллерийский разведчик Владимир Воронов рядовым стрелком, а его врагами были уже не солдаты вермахта, а отморозки из банд типа «Чёрной кошки». За два месяца полк вместе с милицией навёл порядок в столице, и его направили в Белоруссию, под Барановичи, для очистки этого района от полицаев, дезертиров, других предателей и немецких прихвостней. Выполнив задачу, полк вернулся в Москву и расположился в Лефортовских казармах. Многих солдат и офицеров наградили орденами и медалями. Воронову вручили медаль «За боевые заслуги».
Сразу после возвращения началась строевая подготовка к первомайскому параду 1945 года на Красной площади. Подготовились отлично, прошли без замечаний.
В середине мая вышла директива Генерального штаба о проведении 24 июня в Москве парада Победы. Снова начались ежедневные четырёхчасовые тренировки. Особенно трудно давалось равнение в шеренгах, в каждой из которых было двадцать человек. Маршировали с десятью зарядными винтовками Симонова наперевес. Следует отметить, что на войне этим винтовкам солдаты предпочитали автоматы.
Во время подготовки к параду каждого фронтовика наградили медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», согласно указу Президиума Верховного Совета СССР от 9 мая 1945 года. Одновременно старые дефектные награды обменивали на новые. Воронов заменил загрязнившуюся ленточку на планке медали «За отвагу».
На Центральном аэродроме имени Фрунзе в середине июня прошла репетиция парада. Все участники были в новой парадной форме. На этом же аэродроме состоялась генеральная репетиция пеших войск и конницы. Наблюдательный Воронов отметил, что в каждом эскадроне кони одной масти—или белые, или вороные, или гнедые.
В день парада Победы участников подняли в четыре часа утра, накормили плотным завтраком. Владимир Воронов второй раз оказался на Красной площади в составе парадного расчёта, поэтому спокойно наблюдал за происходящим. Пока полк занимал своё место у Главного универсального магазина, он посчитал штандарты сводных полков, на которых были вышиты номера и названия фронтов. Их оказалось десять. Полки выстраивались с севера на юг, как они воевали перед победным окончанием войны. На правом фланге у Исторического музея встал Карельский фронт, за ним—Ленинградский, затем—1-й Прибалтийский, три Белорусских фронта и четыре Украинских. За фронтовыми полками заняли свои места сводный полк Военно-Морского Флота, полки военных академий, училищ и войска столичного гарнизона.
Рассмотрел Воронов и украшение фасада Главного универсального магазина. В центре фасада на широком красном полотнище—герб Советского Союза, портреты В.И. Ленина и И.В. Сталина, справа и слева от них—вертикальные красные полотнища с гербами союзных республик.
Погода в этот день не баловала участников торжества. Пошёл мелкий дождь, капельки падали с козырьков фуражек на носки начищенных до блеска сапог.
Часы на Спасской башне Кремля отбивали последние секунды до начала парада. Раздалась команда: «Пара-ад, смирно!» Ровно в 10.00, с десятым ударом курантов из ворот Спасской башни на белом коне выехал принимающий парад Маршал Советского Союза Жуков в сопровождении адъютанта также на белом коне. Навстречу ему устремились командующий парадом Маршал Советского Союза Рокоссовский и его адъютант на вороных конях. Жуков принял рапорт Рокоссовского о готовности войск к параду. В сопровождении командующего парадом и адъютантов он объехал войска, здороваясь с личным составом и поздравляя с Победой каждый полк. В ответ неслось: «Здравия желаем, товарищ Маршал Советского Союза!» и громкое раскатистое «Ура-а!» Закончив объезд, Жуков произнёс короткую речь. После её окончания оркестр исполнил гимн Советского Союза. Прогремел артиллерийский салют.
Началось торжественное прохождение войск перед Мавзолеем. Парад открыли юные барабанщики. Воронов маршировал четвёртым с правого фланга шеренги. Это позволило ему держать равнение и рассмотреть стоящих на трибуне Мавзолея Молотова, Сталина, Ворошилова и Будённого.
Несмотря на плохую погоду, москвичи заполнили тротуары, приветствовали возвращающихся с парада воинов и кричали «Ура!» В Лефортовских казармах участников парада ждал праздничный обед с чаркой водки. Во время обеда говорили, что их полк прошёл лучше всех. Во всех сводных полках, вероятно, велись такие разговоры.
Вечером, слушая с товарищами повтор репортажа о параде, Воронов многое узнал об этом историческом событии. Для участия в параде отбирались самые отличившиеся воины: Герои Советского Союза, кавалеры всех трех орденов Славы, прославленные снайперы и наиболее отличившиеся орденоносцы—солдаты, сержанты, старшины, офицеры. А всего в параде участвовало более 35000 человек. Сводные полки возглавляли командующие фронтами, в первых шеренгах шли Герои Советского Союза со знамёнами наиболее отличившихся в боях соединений и частей. Пеший парад завершился прохождением колонны солдат, которые несли 200 немецких опущенных знамён. Под бой барабанов их бросили к подножию Мавзолея. После конницы площадь огласилась работой моторов военной техники. Завершил парад сводный оркестр.
Кроме этого Владимир Воронов узнал, что из-за дождя отменили воздушный парад и демонстрацию трудящихся.
К вечеру погода улучшилась, на улицы вышли тысячи москвичей. Воронов с товарищами не усидели в казарме. В 23.00 из поднятых аэростатов вылетели тысячи ракет. Зрелище закончилось высвечиванием в небе изображения ордена «Победа».
Утром после завтрака полк выстроили на плацу и зачитали приказ Верховного Главнокомандующего об объявлении благодарности каждому участнику парада, а после обеда всех желающих отпустили в увольнение.
* * *
Владимир Петрович Воронов воевал на фронтах Великой Отечественной войны с сентября 1943 года по январь 1944 года. В 1993-1994 годах он работал в Севастопольском приборостроительном институте.

 

С. Ислентьев.

Другие статьи этого номера