Пост для ясеней

Парад Победы  24 июня 1945-го

Предстоящее всероссийское голосование намечено на 1 июля сего года. В преддверии крупного в общественно-политической жизни страны события руководство Севастопольского военно-исторического музея-заповедника предложило обсудить за «круглым столом» вынесенные на суд россиян поправки и дополнения в Конституцию страны.

 

Участников дискуссии—представителей автономной некоммерческой общественной организации социально-культурного и физкультурно-спортивного развития «Родной край» и общественного объединения этнокультуры населяющих наше государство народов «Малороссия»—пригласили в специально подготовленное для проведения мероприятия помещение на помолодевшем после основательной реконструкции Малаховом кургане. В завязавшейся беседе (как нынче говорят) спикеров были затронуты многие предлагаемые в Основной Закон новшества, в том числе те, которые напрямую касаются деятельности музея-заповедника и общественников.
Сбор за «круглым столом»—серьезное мероприятие: обмен мнениями по важной теме. Ответственность какая! Никуда нам от себя не уйти. Пока. Сели, как объявлялось, спикеры за стол, и потянулись руки в карманы и сумочки за «шпаргалками»—листочками с набросанными текстами сообщений.
Самая бойкая из «малороссиян» Татьяна Аничина: «В нашей многонациональной стране эффективно реализуется стратегия государственной национальной политики. Традиции народа живут и передаются из поколения в поколение. Но в нашем стремительно меняющемся мире многое безвозвратно уходит из жизни людей…» Все ладно, все правильно. Но…
После выступления кого-то из соседей Татьяна Валентиновна снова попросила слово. На сей раз не по домашней заготовке, а от души, к чему располагала атмосфера зала. В своде сформулированных поправок Татьяна Аничина и ее друзья по искусству нашли «свои» положения: «Государство защищает культурную самобытность всех народов и этнических общностей Российской Федерации, гарантирует сохранение этнокультурного и языкового разнообразия». Это дополнение в статью 69.
—Родом я из села Малая Белозерка Запорожской области,—сказала Татьяна Аничина.—Украинка. Говорю на украинском, что в Севастополе не запрещается—напротив, поощряется. То, что на Украине происходит (видимо, и запрещение применения русского языка в сфере образования.—Авт.), воспринимается очень больно. Хочется, чтобы на мою малую родину, где живут родственники, вновь вернулись мир и согласие. Вы сами знаете, кто заинтересован в распрях между русскими и украинцами. Но в моем селе вы постучите в любую хату, везде вас напоят, накормят и на отдых определят. Хорошо, что в Севастополе появилась организация, которая внесет свою лепту в сохранение и развитие многовековых лучших традиций русского и украинского народов.
«Пiсню про рушник» и другие украинские произведения Татьяна Аничина пела вместе с Ларисой Михайловой. Лариса Андреевна со своего места сказала: «Мне очень хочется, чтобы наши дети, наши внуки гордились нашими делами».
О делах «Малороссии» мне поведала лидер этого самобытного коллектива Оксана Говорова. На карантин по случаю пандемии коронавируса активисты ушли под сильным впечатлением яркой акции «Три сестры». «Три сестры,—заметила Оксана Говорова,—Россия, Украина и Беларусь. Песни стран-сестер звучали в центре города, у памятного знака, на месте, где когда-то был забит колышек под закладку первого здания строящегося города—главной базы Черноморского флота».
Обратил на себя внимание огонь-парубок в казацких шароварах—Василий Малютин. В эти дни большую часть времени он посвящает строительству собственного дома в районе Феолента. Собираясь на «круглый стол», Василий ведать не ведал о том, что в ходе дискуссии сам подаст голос. Без бумажки в кармане, но с вызревшей неожиданно мыслью в голове. Текст выступления сложился в ходе завязавшегося за «круглым столом» разговора. От Василия собравшиеся, в частности, услышали: «Длительное время меня не оставляло желание научиться проведению этнопраздников. Вдруг в лице нынешних моих друзей я нашел единомышленников. Востребованному в народе искусству мы обучаемся бесплатно на гранты, учрежденные в столице. Для себя делаю вывод: расстояние между правительством и простыми гражданами сокращается. Мы реально становимся ближе. Нас слышат. И это очень важно. Место приобретающих вес некоммерческих организаций в жизни общества получит признание в Основном Законе страны».
С Василием солидарен и активист волонтерского движения Дмитрий Закиров. Дмитрий Борисович и его друзья хорошо зарекомендовали себя в пик карантина из-за пандемии коронавируса.
В течение последнего пятилетия у пишущего эти строки появилась возможность время от времени совершать поездки по стране. Везде только скажешь «Севастополь», перед тобой настежь открываются любые двери. В чеховском Мелихове, например, я оказался в санитарный день. Но занятые генеральной уборкой музейщики подробно показали всю экспозицию.
У себя дома при желании мы найдем недостатки в проведении патриотического воспитания в первую очередь молодежи. Но где-то в средней полосе России приходилось не единожды слышать заявления, произнесенные с долей неуместной иронии: «Вы, севастопольцы,—патриоты».
В самом деле мы, севастопольцы, по настрою заметно отличаемся от живущих на «материке». Это я почувствовал и в Сочи, и в Туле, и в Калуге, и, как ни странно, в Санкт-Петербурге. Мысленно окинул взором города и веси после того, как за «круглым столом» директор Севастопольского военно-исторического музея-заповедника Николай Мусиенко сообщил, что в прошлом году объекты музея-заповедника посетили 1200 тысяч человек—в основном приезжая публика. У Николая Ивановича были все основания заявить, что в Севастополе уроки патриотизма проводятся не только для жителей города, но и для гостей со всей страны. О чем эти уроки? Их основная тема получит отражение в отдельном пункте статьи 67-й Конституции: «Российская Федерация чтит память защитников Отечества, обеспечивает защиту исторической правды. Умаление значения подвига народа при защите Отечества не допускается».
Почти одновременно с проведением у нас дискуссии за «круглым столом» в прессе вышла статья В.В. Путина «75 лет Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим». В ней президент Российской Федерации приводит неоспоримые данные, которые дают объективную картину участия стран Антигитлеровской коалиции в разгроме германского нацизма. «…На долю СССР пришлось около 75 процентов всех военных усилий Антигитлеровской коалиции. Красная Армия за годы войны «перемолола» 620 дивизий стран «оси», из которых 508—германских».
Но вдруг в наши дни на той стороне (на Западе, в Европе) распространяется циничная, безнравственная, наглая ложь: нацизм одолели все, кроме СССР. Страна Советов, говорят фальсификаторы истории, была на «той стороне». Словно британец У. Черчилль не писал И. Сталину о том, что «именно русская армия выпустила кишки из германской военной машины», словно американец Ф. Рузвельт не говорил о том, что «русские войска уничтожили и продолжают уничтожать больше живой силы, самолетов, танков и пушек нашего общего неприятеля, чем все остальные объединенные нации, вместе взятые».
В.В. Путин: «Подлость бывает трусливой, когда сносят памятники, воздвигнутые в честь борцов с нацизмом… Подлость бывает кровавой, когда тех, кто выступает против неонацистов и наследников бандеровцев, убивают и сжигают… Подлость проявляет себя по-разному, но от того она не перестает быть омерзительной». Слова эти—предостережение моськам, которые принялись переиначивать историю.
…В украинских и русских песнях наделены поэтическими чувствами калина, береза. Повезло и ясеню. Помните: «Я спросил у ясеня…», как и «Ясени, ясени…» Александра Билаша. В перерыве в ходе «круглого стола» заместитель директора музея-заповедника по хозяйственной части Сергей Хахалин пригласил гостей посадить вблизи памятника адмиралу В.А. Корнилову два саженца ясеня. Они будут напоминать дни, когда Конституция Российской Федерации была обогащена важными положениями, продиктованными временем.

 

А. КАЛЬКО.

На снимке: «Ясени, ясени…»

Фото автора.

Другие статьи этого номера