Дело отца—в руках сына

Дело отца—в руках сына

Борис Михайлович Громов, заслуженный врач Украины, начинал дорогу в медицину с учебы в Крымском медицинском университете, окончил его в 1981 году. Судьба пыталась сделать его терапевтом и направить по широким просторам нашей Родины, но все сложилось по-другому. Сын Бориса Михайловича, Артем Громов, рассказывает: «На шестом курсе мои родители поженились, мама жила в Севастополе, и получилось так, что отца распределили в наш город интерном по терапии, а мечтал он всегда работать хирургом или травматологом».

 

Мечте суждено было исполниться. Еще интерном Борис Михайлович зарекомендовал себя грамотным и ответственным специалистом. В один прекрасный момент он пришел в травматологию по своим врачебным делам. Посмотрели на интерна старшие товарищи, решили, что он понимающий, и говорят: «А не хочешь ли ты быть травматологом?» Дальше все—как по мановению волшебной палочки. Судьба согласилась исполнить мечту молодого врача. В те годы еще можно было поменять направление, по которому проходил интернатуру. Прошел специализацию, стал травматологом. В 1989 году перспективному врачу-травматологу, который уже набрался опыта, работая в 1-й городской больнице, где в то время еще были детские койки, предложили стать заведующим детским отделением травматологии в 5-й городской больнице. Отделение только открыли, пришлось все начинать «с нуля». Артем Громов делится воспоминаниями:
—Это было довольно сложно, совпало с началом распада Советского Союза. Надо было где-то найти инструментарий, приходилось выкручиваться самыми разными способами: через военных что-то доставали, приспосабливали под шины подручный материал… Много было сложного и интересного. Так здесь и образовалось детское отделение травматологии. В этой должности отец проработал до 2015 года, четверть века, а в 2017-м ушел из жизни.
Борис Михайлович и его супруга Ирина Викторовна Громова, которая и сегодня работает старшей медицинской сестрой в отделении эндоскопии в 5-й городской больнице, стали родоначальниками врачебной династии. Их сын Артем говорит:
—Я еще в детстве знал, что буду врачом, папа для меня был непререкаемым авторитетом. Он в целях профилактики травматизма водил меня на работу и показывал последствия. Вот пример: «Ты хотел мотоцикл, посмотри, что бывает после аварии». Стоило мне посмотреть в сторону взрывчатых веществ, папа показывал, что бывает после того, как взрывпакет неудачно разорвется: например, как пострадают пальцы. Мне это было интересно, я знакомился с профессией врача. С другой стороны, я видел последствия. Это оградило меня от травм в детстве».
Артем Борисович, как и его отец, окончил Крымский медицинский университет. В 2004-м прошел интернатуру и в 2006-м, опять же, как отец, начал работать в 1-й городской.
—Практика там огромная,—говорит Громов-младший.—Если чему-то и учиться, то конечно же в 1-й городской больнице. Я считаю, что получать азы травматологии надо именно там. Правда, я пришел уже немного подготовленным—с третьего курса работал медбратом. Каждые выходные, когда приезжал из института домой с субботы на воскресенье, дежурил в травматологическом пункте. Всего четыре дежурства в месяц. Как театр начинается с вешалки, так травматология начинается с гипсовой техники и со среднего медицинского персонала. Очень важно овладеть травматологическими манипуляциями. Вот этим я и занимался с 3-го до 6-го курса, работая медбратом. После окончания мединститута проработал в 1-й городской три года, а потом волею судьбы попал в клиническую ординатуру в Харькове. В то время на Украине именно это медучреждение было «законодателем моды» в травматологии и ортопедии.
Следующий шаг в обучении—аспирантура. В 2016 году защитил кандидатскую диссертацию, мне было присвоено звание кандидата медицинских наук. В данный момент, к счастью, нет больных с патологией, которую я углубленно изучал. В Харьков съезжались дети с данной патологией из всех городов, а в Севастополе этой патологии почти нет. В практику ее внести сейчас трудно. Но лишних знаний не бывает. То, что я изучал в аспирантуре, безусловно, важно и нужно. Хоть и редко, но опыт по своей диссертации я могу применить на практике.
Продолжатель дела своего отца, Артем Громов, многому учился не только у Бориса Михайловича. Был в его жизни еще один замечательный человек, которого он считает чуть ли не вторым отцом,—это Евгений Евгеньевич Репенков. Вообще Артем Борисович уверен, что спорт в жизни каждого ребенка может сыграть очень важную роль:
—Я тренировался в детской спортивной команде «Виктория» под руководством Евгения Евгеньевича Репенкова, которого в нашем городе все знают. Футболом занимался с первого класса, а во втором уже пришел в «Викторию». В то время я просто горел и жил футболом и думал, что обязательно стану футболистом. Сегодня могу сказать: слава богу, что стал врачом. А Евгений Евгеньевич—это человек-искра, который мог увлечь, которого мы все любили как второго отца. Занятия футболом—это порядок, самоорганизация, командный дух. Тренер воспитывал нас так, что мы все переживали друг за друга, были командой. Это здорово помогло мне потом в будущем.
Все эти качества очень пригодились в профессии, о повседневной работе детского травматолога Артем Громов говорит так:
—Это очень тяжелый труд. Детская травматология и ортопедия, в принципе, как и взрослая, связана с большим риском, она к тому же трудна в моральном плане. К маленьким пациентам обязательно нужен свой подход, к каждому ребенку—индивидуальный! Со взрослыми легче в моральном плане. Они чаще травмируются более тяжело, но с ними проще найти общий язык, чем с ребенком, который либо еще не разговаривает и ему трудно объяснить, что происходит и что надо делать, либо испуган. Детские травматология и ортопедия вообще очень сложная наука.
Чтобы восстанавливаться, чтобы была возможность черпать новые силы, заряжаться энергией и энтузиазмом, нужны крепкие тылы. Эта составляющая у Артема Борисовича очень надежная и красивая. Три прекрасные леди украшают его жизнь.
—У меня в семье—две маленькие дочки: пяти и полутора лет. Я их очень люблю, зовут их Александра и Василиса, т.е. Саша и Вася. Друзья подшучивают, говорят: «Ты, наверное, мальчика хотел?» Хотелось бы, конечно, чтобы был сын, который продолжил бы и фамилию, и, возможно, стал травматологом в третьем поколении. Старшая дочка к врачам относится с опаской, ее настораживают белые халаты, но уже проявляет интерес к лечению животных. Если ее выбор профессии будет зависеть от меня, я, конечно, еще сто раз подумаю, но давить в этом вопросе нельзя. Хотя в семье врача, как это было в моем детстве, все разговоры—о медицине. Рано или поздно ребенок тоже начнет проявлять интерес именно к этой профессии. Когда отца спрашивали, кем будет сын, он говорил: «Конечно доктором». У меня с детства на подсознании это уже присутствовало, несмотря на то, что в школе увлекался иностранными языками, побеждал на олимпиадах по французскому языку. Но когда прошло уже определенное количество времени, я могу сказать с уверенностью: несмотря ни на какие трудности, которые бывают в нашей профессии, выбор я сделал правильный. Я папе благодарен за это: он на меня повлиял. А что касается выбора дочек, то время подумать еще есть. Поэтому пока они не выросли и у них не появился свой круг интересов, все свободное время мы проводим вместе. Наша семья любит активные виды отдыха. Люблю все игры с мячом—футбол, волейбол, баскетбол, настольный теннис. С семьей выбираемся часто на природу и всегда проводим время с пользой.
—Если поступит предложение переехать работать в другой город, в медицинский центр, где операции поставлены на поток, где больше поступает больных, помощь хирурга нужна чаще, возможности роста больше, переедете?
—Нет. Я себя нигде не вижу, кроме Севастополя. Я не люблю мегаполисы. Довелось побывать на практике во многих городах, в том числе в Москве и Санкт-Петербурге. Там грамотные специалисты, там можно нарабатывать большой опыт, там врачу интересно, но все, что вокруг работы, в том числе время, которое ты тратишь на то, чтобы добраться до работы, это совсем другая жизнь, она меня не вдохновляет. А за свой город я переживаю. Отделение, которым я руковожу, создавалось отцом. Я хочу продолжать его дело.

 

Е. МАРКИНА.

Другие статьи этого номера