АС ЭФИРА

АС ЭФИРАЖизнь человека всегда связана с жизнью страны, в которой он живёт. А если страна участвует в войнах мирового масштаба, то и человек вовлекается в эти глобальные события. Так и герой этого очерка, Анатолий Иванович Каштан, и его поколение стали участниками Великой Отечественной войны.

 

1 сентября 1939 года фашистская Германия напала на Польшу, началась Вторая мировая война. Опасность быть втянутым в эту войну по мере расширения фашистской агрессии в Европе потребовала от Советского Союза осуществления крупных мероприятий по повышению обороноспособности страны и боеготовности армии и флота. В их числе следует назвать принятие Верховным Советом СССР закона «О всеобщей воинской обязанности», который закрепил переход армии и флота на кадровый принцип комплектования, установил новые сроки службы для рядового и младшего начальствующего состава. В частности, срок службы в ВМФ устанавливался до пяти лет. Призывной возраст понижался с 21 года до 19, а окончившие среднюю школу призывались в 18 лет. Студентам вузов и техникумов отменялась отсрочка от призыва.
В 1940 году Анатолия Ивановича призвали исполнять почетную обязанность перед Родиной с четвертого курса техникума в Хмельницкой области. Волею судьбы он попал на Черноморский флот. В учебном отряде с целью отбора кандидатов в школу связи новобранцам было устроено небольшое испытание. Мичман объяснил, что такое азбука Морзе, написал на доске этой азбукой четыре буквы, несколько раз новобранцы прослушали, как они звучат в эфире, и всё это завершил контрольной работой, которую отстучал на ключе. Весь экзамен занял 15 минут. Каштан не сделал ни одной ошибки и был зачислен в школу связи.
После изучения опыта боевых действий в вооруженном конфликте с Финляндией Центральный Комитет ВКП(б) и Совет Народных Комиссаров обратили внимание Наркоматов обороны и Военно-Морского Флота на недостатки в подготовке войск. Главные из них: занятия проводились упрощённо, без высокого напряжения, штабы проявляли мало творческой инициативы в приближении занятий к боевым условиям, недостаточно уделялось внимания выработке у бойцов выносливости. Был выдвинут лозунг «Учить войска только тому, что нужно на войне, и только так, как делается на войне».
И краснофлотцев в учебном отряде учили тому, что нужно на войне. Прежде всего из них основательно готовили связистов: учили качественному приёму—передаче радиограмм и флажному семафору. Они глубоко изучали ТТД и устройство радиоаппаратуры, но кроме этого из них готовили настоящих закалённых воинов, умеющих преодолевать трудности и лишения. С этой целью совершались частые марш-броски с оружием и полной выкладкой из учебного отряда до Английского кладбища в Севастополе, а это более пяти километров. После такого марша рабочее платье хоть отжимай. Проводились ночные учения за Малаховым курганом, где отрабатывались способы и приёмы передвижения личного состава в бою в составе подразделений при действиях в пешем порядке.
Во время учебы началась война с фашистской Германией.
После сдачи экзаменов связистов распределили по кораблям и береговым узлам связи. По независящим от Анатолия Ивановича причинам он попал служить в радиоразведку ЧФ.
Как известно, электромагнитные волны не знают границ, что позволяет передавать информацию на неограниченное расстояние и при минимальных затратах времени. Однако появляется возможность перехватывать радиопередачи, анализировать их, путём пеленгования определять местоположение работающей радиостанции, т.е. получать разведданные о противнике. Этим и пришлось заниматься Анатолию Ивановичу. Но прежде всего ему было необходимо научиться принимать радиограммы, передаваемые латинскими буквами. Латинский алфавит начинающий радиоразведчик освоил за две недели, успешно прошёл проверку, и его допустили к самостоятельному несению вахты по перехвату сообщений иностранных радиостанций.
Естественно, что во время Великой Отечественной войны главная задача радиоразведки—радиоперехват работы радиостанций Германии и её союзников. Немецкая радиосвязь была на высоте. Дисциплинированные радисты моментально отвечали на вызов, быстро и чётко осуществляли передачу радиограмм. В начале войны в их работе на ключе отмечались самоуверенность и зазнайство, что говорило о высоком моральном духе личного состава армии вермахта. После окончания передачи радиограмм радисты обменивались двумя буквами hh (hail Hitler), чего не стало уже в середине войны и тем более в её конце.
Отличительной чертой немецкой радиосвязи являлась скрытность. В качестве примера Анатолий Иванович приводит такой факт: «Из-за скрытности мы долго не могли обнаружить работу немецких подводных лодок в Черном море. Береговые радиостанции ВМС Германии на Черноморском театре работали непрерывно, передавая радиограммы друг другу, а вот обнаружить выход на связь подводных лодок нам не удавалось.
В одну из вахт во время работы береговой радиостанции я услышал три точки и передачу буквенного текста. Тон работающего передатчика резко отличался от тона передатчика береговой радиостанции. Сделал предположение, что на этой частоте подводная лодка тремя точками заявляет о вступлении в радиосвязь и без пауз передаёт свою радиограмму, что впоследствии подтвердилось. Радисты, услышав три точки в паузах между пятизначными группами, при передаче радиограммы береговой радиостанцией стали давать команды на пеленгование, в результате которого определялось местонахождение подводной лодки.
А вот другое в целом положительное, присущее немцам качество, пунктуальность, их подвело. Ежедневно перед вылетом в 5 часов самолёт-разведчик проверял связь с аэродромной радиостанцией путем обмена позывными. Во время разведывательного полёта при обнаружении цели самолёт передавал закодированные координаты её местонахождения. После этого нужно было ожидать вылета бомбардировщиков, о чём своевременно предупреждалась оперативная служба Черноморского флота».
Успехи радиоразведки прежде всего объясняются высоким профессионализмом кадров. Радистов, служивших по пятому году, война застала на боевых постах, и они продолжали служить ещё кто пять, кто шесть лет. Это были профессионалы радиоразведки, ведущие перехват одних и тех же радиостанций по нескольку лет подряд. Они изучили язык противника, национальные особенности в организации связи и почерк радистов.
О важности добываемой разведкой ЧФ информации во время обороны Севастополя в интервью журналу «Военные знания» (№ 12 за 1977 год) сказал начальник разведки ВМФ в годы войны М.А. Воронцов: «Эта информация с исчерпывающей полнотой освещала состав, дислокацию сил противника и его замыслы. Поэтому наше командование имело возможность своевременно сосредоточить необходимые силы там, где противник намечал нанести удар по нашим войскам».
К добыче такой информации имеет прямое отношение и ас радиоразведки Анатолий Иванович Каштан. Он вспоминает: «Мне пришлось дважды перехватывать радиограммы о готовящемся штурме Севастополя. Так, 5 июня 1942 года я принял радиограмму объёмом 3000 знаков, как потом сказали, без единой ошибки. В радиограмме говорилось, что для третьего штурма Севастополя враг сосредоточил 200-тысячную армию, 2045 орудий и минометов, 450 танков и 600 самолетов. Начало наступления было назначено на 3 часа 7 июня. Условное название операции—«Лов осетра».
Деятельность радиоотряда в период Великой Отечественной войны высоко оценена командованием: 85% личного состава части были награждены правительственными наградами, из них 16%—два и более раз. Анатолий Иванович Каштан награждён двумя орденами Отечественной войны II степени, орденом Красной Звезды, двумя медалями «За боевые заслуги», медалями «За оборону Севастополя», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» К этим наградам надо добавить орден «За мужество» III степени, которым наградили Анатолия Ивановича уже в мирное время.
После войны Каштан продолжал службу в радиоразведке. В 1950 году за высокие показатели в добывании ценных разведданных Анатолию Ивановичу было присвоено офицерское звание. В 1955-1956 гг. он был слушателем Специальных курсов. После их окончания вернулся в свою часть.
В 1960 году в связи с сокращением ВС СССР А.И. Каштан был уволен в запас. Однако его служба на Черноморском флоте на этом не закончилась. В январе 1961 года он поступил на работу в одну из частей Черноморского флота радиооператором. Пришлось вспомнить молодость и переучиваться с латинского языка на русский. Ровно сорок лет, до 2001 года полковник в отставке Анатолий Иванович Каштан с полной отдачей служил и работал на Черноморском флоте.

 

С. ИСЛЕНТЬЕВ.

Другие статьи этого номера