Боевые мили Николая Загольского

Боевые мили Николая ЗагольскогоНа сорок девятый день Великой Отечественной войны противник вышел к Чёрному морю восточнее Одессы и полностью блокировал город с суши, отрезав от Южного фронта. На правом фланге обороны города морская пехота попятилась от натиска превосходящих сил. 13 августа 1941 года корабли Одесской военно-морской базы стали занимать позиции для огневой поддержки обороняющихся пехотинцев…

Эскадренный миноносец «Незаможник» приближается к точке открытия огня. Командир штурманской боевой части лейтенант Николай Загольский—весь внимание. Звучит его доклад: «Корабль—в точке!» Командир корабля капитан-лейтенант Н.И. Минаев приказывает открыть огонь, и залп главного калибра разрывает тишину. На мостике волнуются, ждут, что донесёт корректировочный пост на берегу. Причина понятна: противник находится очень близко от переднего края нашей обороны. Малейшая ошибка в расчётах—и угодишь по своим. И вот доклад от корпоста: «Снаряды легли в расположении противника с таким-то отклонением». Вздох облегчения. Моментально в приборы управления огнём вводится корректура—и новый залп. Радостно докладывает корпост: «Снаряды ложатся по цели». Командир артиллерийской боевой части командует: «Поражение! Ревун!»
Стемнело. Корабль находится на позиции уже более четырёх часов. По приказанию штаба Одесской военно-морской базы отряд кораблей огневой поддержки, в который входит «Незаможник», возвращается в порт. Артиллерийская поддержка помогла морским пехотинцам вернуть ранее оставленные позиции. В успех внесли свой вклад и четыре 102-мм орудия эскадренного миноносца.

Боевые мили Николая ЗагольскогоЭтот корабль был заложен в Николаеве под названием «Занте». Так называется один из островов греческого Ионического архипелага, освобождённого в 1798 году от французов эскадрой под командованием вице-адмирала Ф.Ф. Ушакова. Корабль достраивался в советское время при шефской помощи крестьян-бедняков (незаможных селян) Украины. В 1923 году эсминец вошёл в состав Морских сил Чёрного и Азовского морей.
За время боёв под Одессой «Незаможник» 25 раз оказывал огневое содействие защитникам города. В одном из выходов близкие разрывы авиационных бомб повредили корпус, потребовался заводской ремонт. 4 сентября 1941 года корабль повёл в Севастополь караван судов, и по прибытии был поставлен в док.
При ремонте произошла смена командного состава корабля. Минаева заменил капитан 3 ранга Бобровников, помощник командира капитан-лейтенант П.В. Уваров был назначен старшим помощником лидера «Харьков», а на его должность перевели штурмана старшего лейтенанта Н.Г. Загольского.
Чем выше офицер поднимается по служебной лестнице, тем больше ответственности, больше забот. До назначения на вышестоящую должность у Николая Герасимовича было шесть подчинённых, а теперь он стал прямым начальником 135 членов экипажа. Раньше он лично выполнял много работ в боевой части: вёл прокладку, планшет боевого маневрирования, производил расчёты на артиллерийские стрельбы и тому подобное. Новая должность обязывала его заниматься организацией многих общекорабельных мероприятий в условиях войны.
Что касается устройства корабля и его боевых возможностей, то новый помощник знал их досконально. Во-первых, в 1934-1935 годах он проходил срочную службу химистом, так называлась в то время его штатная должность, на эсминце «Петровский» однотипном с «Незаможником». Во-вторых, до назначения на должность Загольский уже пять лет служил на эсминце.
После Бобровникова «Незаможником» командовали ещё три командира, и у каждого из них помощник учился искусству управления кораблём. Учился мгновенно реагировать на быстро изменившуюся обстановку и быть при этом выдержанным и спокойным.
В середине декабря 1941 года корабль был передислоцирован из Севастополя в Новороссийск. Он принимал участие в Керченско-Феодосийской десантной операции (26.12.1941г.—2.01.1942 г.), а также в высадке десантов в районе Станички и Южной Озерейки под Новороссийском (4.02.1943 г.).
За время войны «Незаможник» выполнил 120 боевых заданий, отразил 60 атак немецкой авиации, сбил три самолёта, подавил и уничтожил пять полевых, две береговые и четыре миномётные батареи противника, потопил немецкий танкер.
За боевые заслуги перед Родиной указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1945 года эскадренный миноносец «Незаможник» был награждён орденом Красного Знамени. Внёс свой вклад в получение награды и помощник командира корабля капитан-лейтенант Загольский, воевавший на эсминце всю войну. Николай Герасимович гордился тем, что его относительно небольшой по водоизмещению, всего-то 1745 тонн, и далеко не первой молодости корабль стал краснознамённым наряду с более молодыми эсминцами Черноморского флота.
Боевые действия на Чёрном море закончились в сентябре 1944 года. Тогда же Загольский как командир-единоначальник поднялся на мостик трофейного румынского минного заградителя «Муджеску». Мечта сбылась, но одно дело служить помощником или старшим помощником с опытными командирами и совсем другое—самому возглавлять экипаж, руководить им, постоянно испытывать чувство ответственности за людей и корабль.
Не сразу пришла к молодому командиру уверенность в своём служебном соответствии. Он настойчиво вырабатывал в себе важнейшее качество командира—учить подчинённых своим личным примером. Основательно подходил к любому делу, стремился сочетать строгость со справедливостью и выслушивать мнение нижестоящих членов экипажа. В ответственные моменты Загольский усилием воли заставлял себя быть собранным и хладнокровным, ровным в общении с окружающими, особенно на ходовом мостике.
После минного заградителя Загольский командовал тральщиком «ТЩ-401» и эсминцем «Ловкий», а в октябре 1945-го вернулся на родной «Незаможник», но уже в качестве командира. Через два года Николай Герасимович—слушатель Высших ордена Ленина специальных курсов офицерского состава в Ленинграде. После их окончания он направляется на Северный флот и вступает в командование краснознамённым эсминцем «Грозный», а затем командует его собратьями: «Разъярённым», «Жарким», «Огненным».
В 1950 году Загольского перевели на Балтику и назначили старшим помощником командира крейсера «Орджоникидзе». На больших кораблях, таких совершенных для своего времени, как крейсеры проекта «68-бис», капитан 2 ранга Загольский не служил и с их устройством, вооружением, техникой, организацией службы был мало знаком. И вновь в который раз ему пришлось одновременно не только изучать и осваивать корабль, но и повышать его боеготовность, заниматься воспитательной работой и дисциплиной личного состава, отвечать за порядок и чистоту на корабле и многое другое. Почти трёхлетняя служба старшим помощником подготовила капитана 2 ранга к командованию крейсером «Свердлов», командиром которого он стал в 1953 году.
Биография этого корабля богата многими замечательными событиями, в том числе визитами дружбы. 8-21 октября 1955 года отряд советских кораблей 4-го ВМФ на Балтийском море в составе крейсеров «Свердлов» (флагман), «Александр Суворов» и четырёх эскадренных миноносцев совершил визит дружбы в главную военно-морскую базу Великобритании Портсмут.
Датские проливы с их множеством островов и скал отряд проходил ночью в густом тумане. Командир «Свердлова» часто менял курс и скорость. Из-за тумана, не увидев друг друга, наши корабли разошлись с английской эскадрой во главе с авианосцем «Триумф», следующей с взаимным дружеским визитом в Ленинград.
12 октября корабли прибыли на Спитхетский рейд Портсмута. Когда туман рассеялся, англичане впервые за сорок лет увидели русские корабли. Первыми стали швартоваться эскадренные миноносцы. Один из английских офицеров связи, наблюдая с борта флагмана советского отряда швартовку эсминца «Свободный», сказал: «Если положить яйцо между бортом советского корабля и стенкой, оно осталось бы нераздавленным». О швартовке крейсера «Свердлов» газета «Таймс» писала: «Корабль быстро подошёл к пирсу. Это была безукоризненная швартовка, произведённая исключительно с помощью своих машин». Англичане по достоинству оценили искусство швартовки наших командиров.
Один за другим следовали приёмы. Наши корабли посетило более ста английских офицеров. Некоторые из них проводили конвои в Мурманск и Архангельск, были награждены, помимо национальных, советскими орденами и медалями. Встречающий гостей командир крейсера «Свердлов», капитан 1 ранга Загольский, по количеству боевых наград им не уступал. На его парадной тужурке гордо красовались три ордена Красного Знамени, орден Отечественной войны ll степени, два ордена Красной Звезды и медали.
Во время визитов английские офицеры отмечали дисциплинированность советских моряков. В подтверждение этого здесь уместно привести диалог американского корреспондента с шефом полиции Портсмута из брошюры С. Борзенко и К. Непомнящего «Визит дружбы»:
—У вас сейчас много хлопот, сэр?—спросил репортёр.
—Как всегда,—ответил шеф полиции.
—А русские моряки?
—Что русские моряки?
—Неужели они не принесли полиции никаких хлопот?
—Никаких.
—Ни одной драки?
—Ни одной.
—Ни одного пьяного?
—Ни одного.
—Удивительно…
17 октября советские корабли после пятидневного пребывания убыли из Портсмута. Опыт, приобретённый во время подготовки и в ходе этого визита, пригодился Николаю Герасимовичу на следующий год. 20-25 июля 1956 года отряд кораблей Краснознамённого Балтийского флота в составе крейсера «Свердлов» и двух эсминцев находился с дружеским визитом в нидерландском порту Роттердам. Посмотреть на корабли, побывать на них, пообщаться с советскими моряками приезжали граждане Дании, Польши, Франции, Германии.
Через год после визита в Голландию Николая Загольского направили учиться на Высшие специальные курсы офицерского состава при Военно-морской академии имени Ворошилова. После их окончания он назначается начальником штаба дивизии крейсеров эскадры Черноморского флота. Раньше штабной работой он не занимался, но опыт службы на крейсерах и полученные знания на курсах позволили ему быстро освоить новые функциональные обязанности.
В 1961 году капитан 1 ранга Загольский увольняется в запас. В служебной характеристике по этому поводу написано: «В общей сложности за службу командовал девятью кораблями различного класса. За период плавания в походах провёл 87 месяцев, из них: во внутреннем плавании—72, в заграничном—15 месяцев. Любит службу и море».
Любовь к морю приводит «запасного» капитана 1 ранга в Севастопольское управление океанического рыболовства. Он назначается старшим помощником на рефрижератор «Севастополь», вскоре становится его капитаном. О нём, как судоводителе, рассказывал капитан дальнего плавания Борис Корда, который в 1965-1966 годах ходил по морям с Николаем Герасимовичем, вторым помощником капитана. Флагману китобойной флотилии «Советская Украина» надо было пополнить запасы овощей. Ближайшим к району промысла был порт Хабарт на острове Тасмания, что южнее юго-восточной части Австралии. Туда и решили послать «Севастополь». Оказалось, что у штурманов судна нет карты этого района. На флагмане нашлась одна, правда, издания 1929 года без корректуры. Второй помощник снял с карты кальку. В бухту входили, определяя своё место, прежде всего по глубинам с помощью эхолота. Вошли благополучно. В этом случае проявилось многое: и стремление Загольского выполнить задание, и его разумный риск, и уверенность в действиях подчинённых…
Неумолимо время. Всё дальше в прошлое уходят годы Великой Отечественной войны, всё меньше среди нас тех, кто отстоял честь, независимость и свободу нашей Родины. Ушёл из жизни и капитан 1 ранга Николай Герасимович Загольский, нет и кораблей, которыми он командовал. Но память о победителях, разгромивших фашистскую Германию, будет передаваться от одного благодарного поколения другому.

С. ИСЛЕНТЬЕВ.

Другие статьи этого номера