Сподвижник Екатерины Великой Григорий Потёмкин «увеличил государство своими победами и политикою»

Сподвижник Екатерины Великой Григорий Потёмкин «увеличил государство своими победами и политикою»

24 сентября т.г. исполнился 281 год со дня рождения Григория Александровича Потёмкина Таврического. Чем не повод вспомнить об этом неординарном человеке?
Президентская библиотека помогла нам сделать это…

 

«Сегюр, французский посланник, следующее оставил о нём описание: «Сей человек, говорит он, был одним из необыкновенных своего века. <…> Ничто не могло равняться с быстротою его воображения и лёгкостью тела: никакая опасность не устрашала, и никакая невозможность не отвлекала его от намерений» <…> Он увеличил государство своими победами и политикою»,—пишут Александр Смирдин и Григорий Яценков в исследовании «Жизнь, свойства, военные и политические деяния генерал-фельдмаршала, князя Потёмкина Таврического».
24 сентября 2020 года исполнился 281 год со дня рождения крупнейшего государственного и военного деятеля времён екатерининского правления Григория Потёмкина (1739-1791). С его именем связаны две победы в русско-турецких войнах и присоединение Крыма к России. Президентская библиотека представляет на своём портале электронные копии документов XVIII века—«Бумаги князя Григория Александровича Потёмкина Таврического» за 1788-1789 гг. и 1790-1793 годы. Эти материалы: приказы, распоряжения, переписка с изданием «Журнал флота Севастопольского», а также ряд исследований и жизнеописаний военачальника—дают широкое представление о личности одного из самых ярких сподвижников Екатерины Великой.
«Баловень счастья» и «великолепный князь Тавриды»—вот эпитеты, которые чаще всего сопровождают имя Потёмкина,—читаем в книге Петра Щебальского «Потёмкин и заселение Новороссийского края».—Во всём этом есть черты, действительно принадлежащие Потёмкину».
По-настоящему раскрываются его лучшие качества, когда упрочившая свою власть Екатерина назначает Потёмкина в 1774 году вице-президентом Военной коллегии и шефом иррегулярных войск в чине генерал-адъютанта. В 1775 году он приступает к реформированию пехоты—основной наступательной силы русской армии. Потёмкин принципиально меняет систему подготовки новобранцев: отныне солдатам преподают не все ратные специальности понемногу, как ранее, а с самого начала обучают конкретному воинскому ремеслу. Следовательно, акцент переносится со строевой подготовки на практические боевые действия.
Личное расположение императрицы, высокая должность при дворе и в государственном аппарате сделали Потёмкина одним из самых могущественных людей в государстве. На службе при Екатерине II ему не было равных в кипучей энергии, генерировании и реализации стратегических проектов. В книге «Жизнь князя Григория Александровича Потёмкина Таврического», доступной в электронном читальном зале Президентской библиотеки, подробно рассказывается о том, как он отличился в русско-турецких войнах 1768-1774 гг. и 1787-1791 годов: предложив усмирить турок, он ставил целью присоединить к России Крым и прилегающие к полуострову земли.
После успешного завершения первой войны с турками Потёмкин в 1776 году получает должность губернатора Новороссии и сразу же приступает к переустройству края и подготовке жителей к принятию присяги на подданство России. Как пишет Пётр Щебальский в издании «Потёмкин и заселение Новороссийского края», одной из главных мер Григория Александровича после вступления его в должность было расформирование Запорожского войска. Всем членам знаменитого «товарищества» было предоставлено право вернуться туда, откуда каждый из них пришёл, или остаться на месте в качестве «частного человека и на общем для всех жителей края положении». Общая войсковая земля была признана государственной.
«В Крыму при нём началось виноделие… Он обратил внимание на разведение шелковицы и хлопка, для чего выписывал мастеров из Италии и Греции; улучшение пород рогатого скота и баранов тоже не ускользнуло от его внимания, он предвидел, какое развитие может принять овцеводство. <…> Со времени вступления Потёмкина в управление Новороссийским краем его народонаселение увеличилось почти в 15 раз!»—читаем в книге «Потёмкин и заселение Новороссийского края».
Кроме того, под руководством Потёмкина на Чёрном море велась постройка военного и торгового флотов—они впоследствии сыграют большую роль в войнах с Турцией.
В 1783 году Григорию Потёмкину удалось реализовать проект вхождения Крыма в Россию, за что он получил титул светлейшего князя Таврического из рук Екатерины Великой. Таким образом, с 1783 года полуостров исторически стал российской территорией. Оцифрованные бумаги Григория Потёмкина за 1788-1789 годы рассказывают о деталях бурных преобразований в Крыму.
В феврале 1784 года был обнародован манифест, в котором провозглашалось, что все народы, состоящие в дружбе с Российской империей, могут производить свободную торговлю в Херсоне, Севастополе и Феодосии, а также могут селиться в Новороссийском крае и вступать в российское подданство.
Под руководством Потёмкина Екатеринославская армия успешно справилась с важной задачей—взятием Очакова и выходом к Дунаю. Победа досталась дорогой ценой. В книге лейтенанта Петра Белавенца «Очаков» рассказывается: «Проходя мимо Очаковской крепости, наши суда выдержали огонь очаковских батарей, суда же неприятельские, снявшись с якоря, пустились в погоню. <…> После нападения на наши суда не могло быть и речи о мирных переговорах». Так началась вторая война с Турцией.
Князь Потёмкин приказал всем кораблям и фрегатам Черноморского флота идти в море и дать бой туркам: «Хотя бы всем погибнуть, но должно показать свою неустрашимость. <…> Где завидите флот турецкий, атакуйте его во что бы то ни стало, хотя б всем пропасть».
В 1787 году Потёмкин руководил организацией подготовки и проведения путешествия Екатерины II в Крым, с чем связано крылатое выражение «потёмкинские деревни», под которыми обычно подразумевают фальшивые дома, якобы возведённые им на пути следования императрицы. Однако в действительности Потёмкин показывал Екатерине лишь реально существующие селения, а возникновение мифа о потёмкинских деревнях связано с ходившими в то время слухами, которые распускали недруги Потёмкина.
Но не таков был князь Таврический. В издании «Потёмкин и заселение Новороссийского края» граф Сегюр, сопровождавший императрицу в 1787 году в путешествии по Крыму, описывает строящийся Херсон: «Мы увидели почти уже оконченную крепость и казармы на 80000 человек, адмиралтейство со всеми принадлежностями, арсенал, заключающий в себе до 600 орудий, два военных корабля и один фрегат, <…> целый город уже торговый с лавками, полными греческих, константинопольских и французских товаров; в Херсонской гавани стояло до 200 купеческих судов».
Но главное внимание Потёмкина было обращено на Екатеринослав (в настоящее время город Днепр)—«город, которому он желал бы доставить первенствующее значение во всём южном крае». «Всемилостивейшая государыня,—писал он императрице,—где же, как не в стране, посвящённой славе Вашей, быть городу из великолепных зданий? А потому я предпринял проекты составить достойные сего града названию». Только смерть помешала Потёмкину реализовать их, о чём говорится в исследовании «Потёмкин и заселение Новороссийского края».
Авторы ряда источников Президентской библиотеки отмечают, что Григорий Потёмкин сделал на Юге России не меньше, чем Петр I—на Севере.

Другие статьи этого номера