Самостоятельный мобильник

Мининформ РК  опроверг изменение услуг мобильной связи в Крыму

Летом 2018 года я купил новый мобильный телефон, а старый подарил своему другу Алексею. В конце того же года на длительное время я уехал в Воркуту. И там меня застал телефонный звонок от друга.

Позвонил прежнему хозяину

То, что на дисплее определился именно его номер, меня удивило: звонки в другие регионы очень дорогие, а какого-то важного известия я от Алексея не ждал. Сказал: «Алло!», но в ответ услышал лишь шуршание. Не добившись ответа, я сбросил вызов. Затем написал эсэмэску Алексею, спросил, звонил ли он мне минуту назад. Алексей ответил, что не звонил: его (бывший мой) телефон лежал в кармане и сам набрал меня. Прошел почти месяц, как я уехал из Йошкар-Олы, и вряд ли мой номер мог быть одним из последних в вызовах у Алексея, но каким-то образом мобильник набрал именно меня.

Вернулся на время

Прошло несколько месяцев, и на экране моего телефона снова высветилось, что звонит Алексей из Йошкар-Олы. Я ответил, но снова не услышал голоса друга. По звукам в трубке я предположил, что Алексей на работе (он по профессии видеооператор).
Я сбросил вызов и снова написал ему эсэмэску. Друг ответил, что не звонил мне. Его телефон лежал на столе и сам по себе каким-то образом набрал мой номер. Как будто мой бывший мобильник скучал по мне и желал услышать голос прежнего хозяина.
Прошел еще год. Мой прежний мобильник украли, но потом мне удалось его вернуть. А в конце 2019 года тот самый мобильный телефон все-таки на время вернулся ко мне: мой смартфон сломался, и я попросил Алексея, чтобы он дал мне попользоваться прежним, пока не куплю новый.
У меня такое ощущение, что вещи иногда ведут себя, как живые существа, и даже мечтают вернуться к прежним хозяевам.

Б.П.
Газета «Тайны ХХ века».

Другие статьи этого номера