Когда оживают куклы

Черновик

Многолетняя творческая деятельность народного театра кукол «Саквояж» Балаклавского Центра культуры и досуга отмечена знаковыми событиями. В начале текущего месяца его коллективу была предоставлена для выступления сцена легендарного московского театра «Современник». Корреспондент «Славы Севастополя» беседует с руководителем «Саквояжа»—членом Союза театральных деятелей России Людмилой СУХАНОВОЙ.

 

—Людмила Витальевна, расскажите, пожалуйста, о цели поездки возглавляемого вами театра в столицу.
—Три дня в начале октября были определены для проведения предложенного Минкультом страны и Всероссийским домом народного творчества имени Василия Поленова фестиваля-конкурса народного творчества любительских коллективов. Об этом из Саратова мне сообщила по телефону сокурсница по театральному училищу Светлана Шалункина. Она подсказала, как связаться с Мариной Куц—сотрудницей административно-творческой группы фестиваля. На первом этапе для поездки в Москву отобрали три севастопольских коллектива. Представлять же наш город на столь престижном творческом соревновании выпало только нам. В принятии окончательного решения участвовали и представители регионального Дома народного творчества Ирина Спица и Елена Виноградова.
—Конечно, для показа в Москве вы предложили свою лучшую работу…
Когда оживают куклы—Еще бы! Это спектакль по произведению Корнея Чуковского «Федорино горе». По его мотивам я написала сценарий. В нем оживают утюг, тарелки, самовар и другие предметы. В спектакле нашлось также место рукотворным мышатам, коту, роскошному петуху. Большая часть декораций—заслуга художницы Натальи Гайской. Вы, наверное, заметили, что в произведении классики для детей мы задействовали новых персонажей, в том числе двух сказительниц. Мало того: главная героиня у нас… запела! Не переборщили ли? По условиям фестиваля до отъезда мы отправили на предварительный просмотр его организаторами видеозапись отрывка спектакля. В нашем распоряжении оказалась запись не лучшего исполнения, так сказать, кустарная, для домашнего просмотра. Волновались зря. В ответ пришло сообщение, что наш «Саквояж» включен в список участников второго тура фестиваля-конкурса. Случай послал ряд испытаний. Так, в ответственной поездке вместе со мной на сцену предстояло выйти новой исполнительнице—Лиане Петрусенко. Каждый раз дебюту на столь высоком уровне сопутствуют переживания—как-никак, нам предоставлялась сцена, намоленная поколениями выдающихся артистов «Современника».
—Кто оценивал искусство гостей, приехавших из многих регионов страны?
—Это были коллективы различных направлений творчества. Всего около трех сотен. «Театральные коллективы»—наша номинация. Места за столом жюри заняли профессора, доценты профильных столичных вузов, организаторы театрального дела… Назову лишь художественного руководителя театра «Современник» Виктора Рыжакова—заслуженного лауреата, профессора, обладателя многих почетных званий. В редкие свободные часы мэтр пригласил нас на подготовленный его молодыми питомцами спектакль по пьесе (имя автора я сегодня не вспомню) «Оттепель». Мы в зале пришли к выводу, что Виктор Анатольевич занят осуществлением новаторского замысла, для чего и подобраны именно эти исполнители. Они, что поразительно, наделены даром драматического актера, талантом игры на различных музыкальных инструментах, чудными вокальными данными. Потрясающий получился спектакль! По его окончании мы с замечательными актерами пели вместе. Вспомнили лучшие произведения прошлых лет.
—Все это невероятно интересно. Но, Людмила Витальевна, не томите: как жюри оценило выступление балаклавского «Саквояжа»?
—Можно, начну издалека, с самой, как представляется, главной оценки? Мне уже неоднократно бросалось в глаза магическое воздействие на иногороднюю публику одного имени нашего города—Севастополь. Так было и сейчас. В одном эпизоде, например, люди, узнав, откуда мы, дружно запели «Легендарный Севастополь». На них произвело впечатление наше сообщение о том, что это выдающееся произведение Вано Мурадели стало гимном города-героя. Другая группа людей из зрительного зала призналась, что во время выступлений двух предыдущих участников их несколько разморило, кто-то даже раз-другой клюнул носом. Такое бывает, и, может, артисты тут и ни при чем. Тем не менее собеседники настаивали на своем: «Вы, севастопольцы,—такие яркие, такие запоминающиеся, вам удается передать зрителю свою энергетику…» Такие признания ставлю выше любой награды.
—Каково все-таки было относительно вас решение жюри?
—Отметить «Саквояж» дипломом первой степени.
—Очень почетная награда. Знай наших! Чем еще запомнилась состоявшаяся поездка?
—Гала-концертом по итогам фестиваля. Он проходил в театре Надежды Бабкиной, куда нас пригласили как зрителей. Это было присущее данному уникальному театру грандиозное шоу. В кулуарах фестиваля-конкурса к группе его победителей подошли корреспонденты одного из московских телеканалов. «Что для вас культура?»—спросил меня человек с микрофоном. Вопрос прост и ясен, когда ты находишься среди великолепия, похоже, нового здания Театра русской песни. «Культура—это наше все,—сказала я,—культура—это прочная связующая нить нашего прошлого, настоящего и будущего. Большая честь и ответственность—принадлежать к тем, кто призван через поколения нести лучшие традиции россиян».
—В недавнем нашем прошлом, чтобы совершить подобную поездку, предлагалось найти мецената. Как было на этот раз?
—Дорогу, проживание, питание оплатили организаторы фестиваля-конкурса. От Симферополя до Москвы мы ехали в суперудобных двухэтажных вагонах. Правда, пришлось испытать «мышечную радость» при перемещении упакованных кукол и декораций. К некоторым издержкам профессии нам не привыкать… На случай ненастья и холода мы прихватили теплую одежду, но она не потребовалась. В нашу первую десятидневку октября в столице стояла теплая, как у нас, в Балаклаве, погода—осень, которую принято называть золотой.
—Что произошло памятного за рамками фестиваля-конкурса?
—После многих лет встретила однокурсника Сергея Красноперова. Он был нашим старостой, после окончания училища, бывало, собирал нас на встречи выпускников. Не без творческих успехов выходил на сцену Пермского театра драмы. Женившись на москвичке, ушел из профессии… Сергей находился в зале, когда мы давали свой спектакль. Наблюдала, как у него загорались глаза: видимо, скучает по избранному когда-то делу. По-доброму отозвался о нашем выступлении. В прошлом году в Ялте Союз театральных деятелей устроил учебу коллег из городов юга России—было очень интересно и познавательно для нас. В Москве я не упустила возможности посетить новых знакомых, чтобы отблагодарить их скромными крымскими сувенирами. Это, например, сборы трав нашего Южнобережья. Пусть за чашкой чая вспомнят Крым… На Страстном бульваре наблюдала со стороны появившегося вдруг, как с телеэкрана, сенатора, ведущего популярной на ТВЦ передачи «Постскриптум» Алексея Пушкова. По-деловому он устремился в фирменный магазин «Аленка». Видимо, за угощениями для ребятни.
—Во что в деятельности «Саквояжа» может вылиться ваша поездка в первопрестольную?
—Я со своими единомышленниками и коллегами вынашиваю замысел создания кукольного шоу для взрослых. Полагаю, профессиональное общение с друзьями по цеху, увиденное вдали от дома приблизили нас к осуществлению зреющих планов.

А. КАЛЬКО.
На снимках: наши в Москве.
Фото из альбома «Саквояжа».

Другие статьи этого номера