Дефицит сочувствия

Правда о войне. Без прикрас

В жизни каждого человека наступает момент, когда, однажды проснувшись, он чувствует, что что-то не так: трудно наклониться, коленки с трудом разгибаются. Несколько дней он прислушивается к себе, присматривается, и вдруг его осеняет мысль: «Да это же возраст решил заявить о своих правах!» И что в этом случае делать?

 

Социальная помощь

«Да не мучайтесь вы, обратитесь в Центр социального обслуживания!—даст совет кто-то из друзей-приятелей.—Там подыщут помощницу, которая и полы помоет, и в магазин сходит…»
Да, это была замечательная подсказка: за определенную плату один раз в неделю помощница из Центра социального обслуживания приходила ко мне мыть полы и 1-2 раза в месяц покупала продукты. Но вскоре эйфория прошла. Вместо 60 минут, отведенных на уборку помещения, она стала делать это за 40, объясняя это тем, что пол нужно не мыть, а протирать влажной тряпкой, чтобы потом не поскользнуться. А плинтусы протирать «начальство не велит».
Обратилась к начальству моей помощницы—вроде бы слушали, но не услышали. Посоветовали сделать себе подарок—купить современную швабру. А качество обслуживания так и не улучшилось.
За каждую выполненную работу надо было расписываться, и я расписывалась. А потом в одном квадратике напротив слов «Помыла пол в комнате» стала дописывать «2,4 кв.м» (комната—18 кв.м, но под лежащим на полу ковром пол никто не мыл). Увидев это, соцработник сначала чуть ли из рук этот листок не вырывала, а потом успокоилась, когда поняла, что по этому поводу я никуда обращаться не буду.
А потом из Центра социального обслуживания пришла комиссия с проверкой (сказали, что она проводится раз в год). Я озвучила им все претензии, но проверяющие очень спешили. Ткнув пальцем, указали, где расписаться, и стремительно покинули квартиру, «забыв» оставить акт. Получила документ только через несколько дней. Прочитала акт оценки качества предоставления социальных услуг социальными работниками отделения социального обслуживания на дому и удивилась. Оказывается, «заказчик качеством социальных услуг удовлетворен, замечаний и предложений о работе отделения и социального работника не имеет». А внизу после подписи заключается: «Предоставлением услуг доволен».
Как я понимаю, социальная служба создана для помощи людям, в том числе пожилым, поэтому работающие там сотрудники должны быть милосердными и добрыми, чтобы хоть как-то улучшить жизнь старшего поколения. Но, к сожалению, у некоторых соцработников наблюдается явный дефицит сочувствия к обслуживаемым ими людям.

 

О чем прошу?

Пишу эти строки и думаю не о себе, а прежде всего о тех, кто не может за себя постоять. Это люди, которые не могут выйти за пределы своей квартиры, которые прикованы к постели, и даже если происходит что-то не то, боятся пожаловаться.
Недавно в «Славе Севастополя» вышла статья Ирины Катвалюк «…Единственное, о чем прошу». Полтора года Ирма Скрипниченко боролась со своим недугом. Полтора года 91-летняя женщина была прикована к постели, но помощь ей так и не была оказана. Справедливости ради надо сказать, что ситуация была нестандартной. Да, у нее есть сын Игорь, которому сейчас 66 лет. Но у него серьезное неврологическое заболевание, за ним самим нужен уход. Но за полтора года не решили и эту проблему. Неужели наш департамент социальной защиты такой беззубый? Умная, талантливая женщина, прожившая большую, достойную жизнь, так и не дождалась помощи от соцзащиты. На днях она ушла из жизни. Умирая, она думала о том, что будет с ее Игорьком. Она думала не о себе, она просила определить ее сына, инвалида 2-й группы, в неврологический диспансер в селе Соколином…
Неравнодушные плакали, читая эту статью. В ней нет вымысла, все правда. Люди пытаются как-то помочь Игорю. Но ему нужна постоянная помощь, а не временное пристанище (после смерти матери мужчину определили в медучреждение).
Сколько же Игорю придется ждать этой доброты, на которую сегодня большой дефицит?
Эта тема давно уже просится на страницы газеты. А то получается, что социальные службы подзабыли о своем главном назначении—помогать человеку. И в первую очередь это обязанность центров социальной службы.
Большого уважения заслуживает Ирина Катвалюк, поднявшая эту важную тему на страницах «Славы Севастополя»,—оказание социальной помощи семье Скрипниченко, а сейчас—Игорю, который остался совсем один.
Узнав о бедственном положении Игоря Скрипниченко, к решению проблемы подключился Анатолий Владимирович Ковалев—грамотный, квалифицированный юрист, стаж работы которого в области права исчисляется с 1970 года. У него уже есть пухлая папка с перепиской с людьми, которые, может быть, и помогут Игорю. Это губернатор Севастополя М. Развожаев, глава Республики Крым С. Аксенов, сенаторы Е. Алтабаева и О. Ковитиди…
Пока суть да дело, появились и хорошие новости. Так, из письма замдиректора департамента труда и социальной защиты населения Севастополя Е.Ю. Бардаковой от 28.09.2020 г. я узнала о том, что перечень социальных услуг расширился. Если до этого окна нам не мыли, то, оказывается, с 1 апреля 2020 года это можно было сделать. Очень жаль, что не узнала об этом раньше. Пришлось самой к праздникам с большим трудом, но помыть.
Не могу не порадовать этой новостью других пенсионеров, может, и они еще не знают, что теперь социальная услуга «Уборка жилых помещений в соответствии с новыми стандартами» предусматривает новшества: мытье окон, электрических или газовых плит, отопительных батарей, холодильников, раковин, ванны, унитаза. Это же здорово! Сколько времени у пожилых людей высвободится для души, для занятий в различных кружках, мастерских, для участия в конкурсах да и просто для любимых занятий.
И заметьте: чтобы их жизнь становилась еще интереснее, многое зависит от вас, уважаемые работники социальной службы. Скоро придет и ваше время, возраст не щадит никого. А сейчас дарите своим подопечным побольше доброты—хотя это дефицитный товар, но не скупитесь! И ваш труд станет еще более востребованным.

 

А. БУЙНОВА, член Союза журналистов России.

Другие статьи этого номера