Привет из прошлого или предостережение на будущее

Фестиваль севастопольских болельщиков

«Вопрос в лоб» на прошлой неделе звучал так: «Есть ли у вас любимые памятники? Какие?» Таким необычным способом захотелось узнать настроение и предпочтение горожан в оценке происходящих или уже имевших место событий, запечатленных определенным образом.
Еще в глубокой древности люди прекрасно осознавали влияние монументальных сооружений на сознание и психику. Считалось, что памятники своим величием дают эмоциональный заряд, внушают уважение к истории собственной страны, помогают сохранять значимое прошлое. А как удается решать эту задачу в Севастополе?

 

Статуя, бюст, плита с надписью, триумфальная арка, обелиск, колонна—самые распространенные виды памятников. Они предназначены живущим ныне людям и их потомкам. Это словно призыв, напоминание, а может быть, подсказка или укор…
Валентина Ивановна, давняя читательница «Славы Севастополя», говорит: «Для меня самый дорогой сердцу—памятник Казарскому. Нравится творческое решение самого внешнего вида памятника, впечатляет и событие, в честь которого он установлен: я восторгаюсь подвигом капитан-лейтенанта Казарского, командира брига «Меркурий». А еще этот памятник символизирует… мою молодость. Когда-то на Матросском бульваре были танцы, там назначались свидания. Помню, стояли столы, за которыми собирались шахматисты. Атмосфера была удивительная. В силу возраста я давно уже в том месте не была, но тем сильнее воспоминания.
Вообще почти все памятники Севастополя мне дороги. Панорама обороны Севастополя как архитектурное культурно-историческое наследие, памятник комсомольцам. Последний люблю за яркие, художественные образы и за надпись «Мужеству, стойкости, верности комсомольской». Мне импонирует, что сотворили его наши, севастопольские, мастера: скульптор С.А. Чиж и архитектор В.И. Фомин. Честно признаюсь, некоторое недоумение и сожаление вызывает памятник «Штык и Парус»—монумент на мысе Хрустальном. Он создавался спешно, к очередному юбилею—60-летию Великого Октября, и мне кажется, люди его так и не полюбили».
Николай Пристегин признается: «В этом году я открыл для себя удивительное место—парк на Феоленте в районе Георгиевского монастыря. Там, среди бегущих по склону скалы асфальтированных дорожек, у самого обрыва, стоит памятный знак А.С. Пушкину, словно привет из прошлого, свидетельствующий о пребывании поэта в этих местах в 1820 году. Это небольшая смотровая площадка, в центре которой находится сам памятный знак. Удивительное место! Дышится легко, свободно, перед глазами бескрайние просторы Черного моря. Стоишь и представляешь, что этой же картиной вечной красоты любовался великий поэт, вдохновлялся ею. Место стало любимым, я часто приезжаю сюда сам, причем в любую погоду, либо привожу на свидание девушку».
Тамара Георгиевна тоже поделилась своими ощущениями: «Я очень люблю памятник адмиралу П.С. Нахимову, он мне уже как родной. Люблю памятник Затопленным кораблям и иногда летом ранним утром позволяю себе возле него окунуться в море, несмотря на запреты. Здесь я купалась еще в молодости. Но есть памятник, перед которым я испытываю если не чувство стыда, то уж точно неловкость. Это монумент в виде склоненного к земле бойца на кладбище, что на улице Пожарова, он расположен среди братских могил. Там всегда тихо, безлюдно, и это понятно—кладбище ведь. Но в то же время появляется ощущение забытости этого святого места… Я тоже бываю там редко, но если прихожу, то приношу цветы. Стихи читаю про войну (сама для себя, вполголоса). И кажется мне после, что я уважила память бойцов».
Василий Петрович Осокин напомнил о несостоявшихся обещаниях: «Писали одно время, что поставят памятники адмиралу Михаилу Лазареву на территории филиала МГУ им. М.В. Ломоносова в Севастополе, а где-то в центре города—князю Потемкину. Время прошло, и разговоры затихли. А я, например, был бы не против. Пусть это будут не громоздкие, не монументальные творения (мы уже гигантоманией переболели), а нечто среднее. Главное—это ведь люди, сотворившие Севастополь! Они достойны того, чтобы память о них была увековечена. Мне вообще нравится, когда в городской пейзаж ненавязчиво, свободно вдруг вводится скульптура реальной, жившей когда-то давно неординарной личности. Как, например, прекрасно вписалась скульптурная композиция писателю Куприну на набережной в Балаклаве. Вовсе не обязательно ставить пьедесталы под громоздкие памятники, вести дорожки к нему. Во многих городах мира можно увидеть памятник, сидящий… на скамейке, такие есть в том числе и у нас. В Белгороде я видел памятник бабушке, сидящей на скамейке и вяжущей шарф, а в Калуге есть памятник ветерану—с тросточкой и верной собакой у ног он тоже сидит на городской скамье».
Но, согласитесь, все же есть некоторые различия между малыми скульптурными композициями, о которых, вероятно, и говорил наш читатель, и монументальными, общенациональными памятниками. В Севастополе скоро появится такой—памятник Примирения, приуроченный к 100-летию русского Исхода. Историки свидетельствуют, что тогда, столетие назад, на 126 судах Россию покинули 145693 человека, не считая корабельных команд.
Торжественное открытие монумента на улице Катерной на берегу Карантинной бухты запланировано на 14 ноября. Его появление вызвало острые дискуссии и даже протесты со стороны ряда ветеранских организаций. Но будем объективны.
Наш земляк Геннадий Жилин считает, что подобные памятники нужны для того, чтобы «реанимировать» генную память потомков. Гражданскую войну он воспринимает как большую национальную беду, трагедию, братоубийственную войну. «Я ничего не имею против Великой Октябрьской социалистической революции, потому что считаю, что исторически она была предопределена, уж слишком бедно жила огромная часть населения страны: в нищете, без перспектив преодолеть границы сословий. В то же время многие жили нормально: дети ходили в гимназии, люди много путешествовали, вносили свой вклад кто в науку, кто в военное дело, кто в искусство. И вдруг в один миг все перевернулось, разрушился их привычный мир. Перемены принесли смерть и слезы. Не все пережили новые времена. Считаю, памятник Примирения не только данью историческому событию, но и своеобразным предупреждением на будущее. Да, я бы так и сказал: это памятник-предупреждение… Предупреждение от возможной беды…

О. Евгеньева.

 

Мы предлагаем нашим читателям очередной «Вопрос в лоб»: «Треть россиян в пандемию перестали платить за ЖКУ. Вовремя ли вы оплачиваете коммунальные счета? Почему?»
Ответ на него можно дать сегодня, 6 ноября, с 13 до 14 часов по телефону 54-06-10 или прислать на электронный адрес редакции (slavasev@mail.ru) не позднее понедельника, 9 ноября.

Другие статьи этого номера