«Я дарила вам сердце свое»

Субмаринные воды Крыма:  можно ли напоить ими полуостров?

Эта строчка—из стихотворения Этери Великой..
Ее не стало в начале ноября 2020-го. Нет, она не думала умирать, ее душа привыкла сопротивляться всем трудностям, она умела улыбаться, когда на душе кошки скребли. Она писала стихи, публикуя их в коллективных сборниках литературного объединения, где ее любили за точность созданного поэтического образа и за нестандартное мышление. На свой личный сборник стихов всегда не хватало денег. Да, так было. Ты помнишь об этом, Этери Великая, хотя тебя уже нет среди нас в твоем любимом Севастополе. Без тебя тоскуют твои родные, друзья, набережная, где ты любила смотреть за горизонт, Дом офицеров флота, который был надежным и верным пристанищем твоего таланта.

 

Более двадцати лет Этери Великая служила музыкальному драматическому театру ДОФа, где ею было написано премного стихов, песен, романсов, сценариев, сказок. В них всегда присутствовали ирония и юмор. В спектаклях и постановках она неизменно выбирала роли, чтобы зрители смеялись, радовались и были счастливы. Она любила преображение как таковое. Умела сделать себя и свое лицо неузнаваемым другими. Самым большим достижением считала момент сопереживания зрителей, которого удавалось достичь. Она владела залом, заставляя не только смеяться, но и плакать.
Еще и года не прошло с той поры, когда состоялся творческий вечер Этери Великой, «Бабы Яги всего Севастополя». С ее участием было подготовлено много музыкальных концертных программ, сыграны на сцене оперетты «Волшебная страна», «Загадка Кальмана», «Все секреты оперетты» и многие другие. Этери прекрасно пела, умела мгновенно подобрать любую мелодию на фортепиано, оформляла спектакли как художник-реквизитор, гример, художник по костюмам и парикмахер. В Севастополе многие помнят Этери в качестве ведущей концертных и театральных программ, эту работу она выполняла душевно и торжественно, непременно находя место доброй шутке и веселой улыбке.
Еще в конце октября этого года ее подруга и коллега по работе в ДОФе Людмила Комарова звонила Этери в больницу и напоминала: «Ты ж не задерживайся, выздоравливай, скоро Новый год и нужно начинать репетировать сказку». Новой сказки от Этери, веселой и таинственной, нынче не будет. Не суждено.
Помню личный момент знакомства с Этери.
Это было 9 мая. Как всегда, в этот день Севастополь ликовал. Камеры Севастопольского телевидения установлены на главной площади Нахимова. Я, ведущая праздничный репортаж, увидела сияющее лицо молодой женщины и спросила, что для нее означает этот великий день? И она, засмеявшись, сказала: «Ну тогда вы точно обратились по адресу: я—тоже Великая (такая у меня фамилия), а 9 мая 1945 года—это день моего рождения, подарок родителям, участникам Великой Отечественной войны».
Этери Александровна и Виктор Иванович Великий встретились на фронтовых дорогах.
В.И. Великий—выпускник теперь уже легендарного Севастопольского военно-морского училища береговой обороны. После выпуска в 1940-м служил командиром роты в ЧВВМУ им. П.С. Нахимова, далее—жестокое сражение под Москвой, участие в Сталинградской битве, бои в составе Волжской, Азовской военных флотилий. За героический подвиг при форсировании Керченского пролива, высадку десантных войск и переброску техники на полуостров Виктору Великому было присвоено высокое звание Героя Советского Союза, вручена медаль «Золотая Звезда» и еще 16 боевых наград. Война для Виктора Ивановича Великого закончилась на территории Австрии.
Этери очень гордилась своими родителями и никогда не забывала, что и мама ее—участница Великой Отечественной войны, комсорг военного госпиталя. Уроженка Грузии, она ушла на фронт добровольцем, а в молодости была чемпионкой Тбилиси по художественной гимнастике. Прыгала с парашютом, участвовала во многих знаменитых парадах на Красной площади. Этери и Виктор поженились в Измаиле.
Первую дочь решили назвать грузинским именем матери—Этери. Да и родилась Этери в Тбилиси. Вторую дочь Великие нарекли Екатериной. Вот что рассказывает младшая сестра о старшей: «У меня нет больше старшей сестры… Так трудно произнести эти слова. Ни разум, ни сердце, ни душа не хотят воспринимать их смысл… Как такое может быть? Совсем недавно, 4 октября, мы вместе с ее дочкой, внуком—офицером-подводником—и его женой отмечали юбилей Этери. Сделали столько фото, на которых она—статная, молодая, яркая, красивая—смотрит на нас, не ведая, что эта встреча последняя. Теперь я единственная помню ее с детства.
Мама наша в Севастополе преподавала в музыкальной школе, очень хорошо пела и играла на пианино. Мы пели втроем романсы, народные и современные песни. В старших классах у нас дома часто собирались курсанты наших севастопольских военно-морских училищ, пели песни под гитару, а Этери могла сесть за фортепиано и подобрать мелодию абсолютно любой песни на слух и могла играть и петь часами.
Этери все любили за легкий нрав, за гостеприимство, за жизнелюбие, за умение из ничего сделать великолепно украшенный стол, за то, что она могла развеселить любую компанию, поднять настроение всем, кто в этом нуждался».
Жизнь Этери была наполнена многими событиями. Так, в восьмидесятые годы она трижды ходила в плавание в качестве лаборанта на научно-исследовательском судне «Хронометр» базы «Гидронавт». Это были трудные рейсы в Индийском и Атлантическом океанах и большое испытание для молодой женщины, с которым она справилась достойно, а потом гордилась этим всю жизнь.
Екатерина Великая помнит, что на радость экипажу Этери в дальнем океанском походе вырезала из пенопласта фигурки различных сказочных персонажей, исторических личностей, зверюшек, рядила их в тряпичные и бумажные одежды, выставляла в кают-компании. Мини-выставки пользовались успехом: говорили, что у многих «душа оттаивала».
Однажды на эту выставку обратила внимание таможенная служба Рио-де-Жанейро, и в тот же день на борт стали подниматься местные жители, чтобы увидеть игрушечную выставку. Дело кончилось тем, что всю коллекцию Этери раздарила. И была счастлива.
Все, кто знал ее в разные годы жизни, теперь повторяют почти одно и то же: она была таким многогранным алмазом, который мог бы искриться всеми гранями радости и таланта, если бы… Если бы не уходили от нас из родного города такие люди, как Этери,—забытый пласт севастопольской культуры с домашними концертами, спектаклями, стихами и романсами.
Листочки с многочисленными текстами ее стихов, сценариев, текстов песен, многочисленные фотографии, может быть, кто-то и соберет в одну книжку. Среди них, наверное, будет и вот это стихотворение на осеннюю тему:
Осенняя тема—для старости время,
Опавшие листья шуршат под ногами,
Шаги замедляя, гуляем мы с вами,
И решена наших судеб проблема.
Когда-то мы молоды были, любили,
Нас жизнь развела на года
И только теперь, на почте
За пенсией стоя, опять почему-то свела.
Взгрустнула, увидев, как смотрите вы
На отметину лет миновавших морщины,
На бывшую талию…
Ну что тут вот скажешь—
Одно только слово «увы».
И трепетно я прикасаюсь к лицу,
И безволосую глажу любимого голову.
Капают слезы на руки мои.
Осенняя тема—для старости радость.
Две жизни, у каждой—своя непростая судьба.
Нам, по сравнению с теми годами, так мало осталось,
Но есть еще время, чтобы согрелась душа,
Чтоб клин журавлей сквозь облака,
Зонт на двоих, и, тесно прижавшись,
Шли вдвоем под осенним дождем
Он и она.
Она долгие годы жила одна. Одна среди друзей, коллег и знакомых, среди зала, переполненного зрителями.
Прощай, Этери Великая! Спасибо за радость общения с тобой. Вечная память.

 

И. КАТВАЛЮК.

На снимке: поклон Этери Великой.

Другие статьи этого номера