Удары судьбы ничтожны перед мужеством

Ваша дорога станет комфортней

Реальные истории человеческих судеб.

Люблю людей неординарных. Прошедших огонь, воду и медные трубы. У них есть закалка, опыт, свое суждение. У них все взвешенно: и слово, и дело, и мысль. Ведь за поступки и проступки надо отвечать перед своей совестью и перед людьми. Вот эта глубина их взглядов на жизнь и тебя заставляет к жизни относиться серьезнее. С чувством, с толком, с расстановкой, как говорят в народе. Уметь отделять зерна от плевел. А чтобы не стать кумирами рода человеческого, у них есть свои слабости. Не без этого.
Чем масштабнее личность, тем больше людей согревается вокруг нее. И на первый взгляд порой совершенно ординарная жизнь приобретает другой смысл, другое звучание. Именем Героя Советского Союза Тимофея Хрюкина названа улица, здесь живет его внучатая племянница Юлия Романюта. Совершенно разные люди. Они и родились в разные исторические эпохи нашей страны. Но их параллельные миры, вопреки законам математики, все же пересеклись.

 

Не плачь, казачка!

Несколько лет назад я познакомилась с Юлией Федоровной. Меня привлекли к ней ее человеческие качества. Она не умеет завидовать. Зато умеет радоваться успехам человека, а это качество в нашем мире достаточно редкое. Не зацикливается Юлия и на бытовых трудностях. А болезнь, которая не дает ей возможности ходить без палочки, просто не замечает. Откуда такая жизненная установка, кем привита и где произросли корни, которые так крепко держат эту женщину на земле?
…Родилась Юля в Севастополе. Папа—крымчанин. Мама—кубанская казачка. Жили большой семьей: родители, старший брат, бабушка, дедушка и дядя, кстати, заслуженный таможенник Евгений Матвеевич Мацокин. Ее детство началось необычно. В начале 70-х годов семья уехала в Египет: папу-инженера отправили строить завод. Редкий случай. Обычно семья оставалась в «заложниках» на родине во избежание желания советского гражданина остаться за рубежом.
Через несколько лет, когда завод был построен, они вернулись в страну, но поехали жить в Красноярский край, поближе к родне. Так Юля узнала уклад кубанцев—трудолюбивых, дисциплинированных, набожных людей. В один из дней после уроков за ней зашел старший брат. Забрав сестру-первоклашку со школы, почему-то отвел к соседям. Там она прожила несколько дней, но как-то не вытерпела, забежала в свою квартиру. Тогда она ничего не знала о смерти. Мама, красиво одетая, лежала на кровати без движения. Слишком нарядная, слишком… неживая. Девочку срочно увели взрослые, решили не травмировать ребенка. На похороны ее тоже не взяли. Так с мамой она и не попрощалась и не проводила в последний путь. Позже ей объяснили, что она будет жить без мамы и почему-то без папы.
—Меня очень любили бабушка и дедушка. С папой они жить не захотели,—рассказывает Юлия Федоровна.—Опеку надо мной и братом взял дядя, вернувшийся специально после смерти сестры из Москвы. Но маму никто не заменит! Думаю, что моя жизнь сложилась бы иначе, была бы жива моя мамочка. Часто вспоминаю, как мы с братом встречали ее с работы, а работала она в порту оператором в котельной. Шла домой с угощением: ванильными сырочками и теплыми рыбными котлетками, купленными в гастрономе на улице Маршала Блюхера. Тяжело жилось без мамы. Казалось, что без материнской заботы ты и одета не так, и одноклассники не хотят дружить из-за этого. Поэтому и учеба была не в радость.
Незаметно прошли школьные годы. После смерти мамы Юля особенно сдружилась со старшим братом и ватагой его друзей. Это и повлияло на выбор профессии. Она вместе с ребятами мечтала строить корабли. Поступила в ПТУ № 3. Правда, пришлось учиться на токаря, т.к. на ту специальность, о которой она мечтала, девочек не принимали. Морской завод им. С. Орджоникидзе в то время знала вся страна. Юля мечтала работать в цехе этого легендарного предприятия. Такая была романтика севастопольской девушки Юлии Романюты. После окончания училища всего два месяца проработала по специальности, уволилась.
Яркая, высокая, веселая девушка не могла быть не замечена кавалерами. В результате родился первый сын. Но растила его сама, без отца. Так сложилось. Через некоторое время повстречался новый возлюбленный. Вышла замуж. Родился еще один сынок, но случилась трагедия: у сына обнаружилась редкая болезнь, и в возрасте 1 год и 4 месяца он умер. Потом судьба подарила Юле еще двоих сыновей. Дети стали подрастать, и вдруг как гром среди ясного неба—умер муж. К тому времени всех близких родственников Юлии уже не было в живых. Надо было растить и кормить детей одной, без помощи. Вот такая ей выпала трудная женская судьба. На первый взгляд, совершенно беспросветная.

 

Семейный альбом

Юлия с гордостью показывает мне семейный альбом. Красивые молодые родители. Мама—молодая женщина с высокой модной прической, везде в элегантных нарядах, на каблучках. Много студийных портретов. Счастливый период жизни в Египте—фотографий того периода особо много. Вот папа в темных солнцезащитных очках с рабочими завода. Листая фотоальбом, мы дошли до фото далеких времен. Фотографии, датированные началом XX века, занимают особое место.
…Юлии было уже за 40, дети учились в начальной школе. И она пошла работать в школу «феей чистоты»—так с юмором Юлия Федоровна называет свою новую должность. Конечно, хотела чего-то большего. Она постоянно читала книги, писала стихи, даже размещала их на школьном сайте. Нравилось и с детьми делать домашнее задание.
Старший сын Кирюша (у него сейчас своя семья) пришел как-то из школы и объявил маме, что на завтра задали сочинение о героях Великой Отечественной войны. И оказалось, что ему есть о ком написать и кем гордиться. На следующий день мальчик принес сочинение о своем дальнем родственнике Тимофее Тимофеевиче Хрюкине, о котором ему рассказал его прадедушка. С гордостью писал Кирилл о генерал-полковнике авиации, своем родственнике, и о том, что в Севастополе есть улица в честь героя. И совершенно другое ощущение себя появилось после этого школьного сочинения у всей семьи.

 

Судьба—в событиях эпохи

Тимофей Тимофеевич Хрюкин родился 21 июня 1910 года в городе Ейске. В этом краснодарском городе, расположенном недалеко от Севастополя, есть краеведческий музей им. В.В. Самсонова. Экскурсовод Татьяна Ольховская провела обзорную экскурсию по музею. Вот мы у экспозиции советского военного деятеля генерал-полковника авиации, дважды Героя Советского Союза, уроженца города Ейска Тимофея Тимофеевича Хрюкина. Перед нами его личные вещи: военный мундир с наградами (подлинники наград хранятся в Москве), тетрадь в линию с описаниями полетов, датированная сентябрем 1937 года, телефон, планшет с напечатанным распоряжением и, конечно, фотографии. С парадного портрета на нас смотрит красивый молодой генерал-майор с поразительно серо-голубыми глазами, умным пронизывающим взглядом (1940 год, Москва). Вот он на командном пункте 8-й воздушной армии. Экскурсовод музея рассказала, что фотоателье в Ейске появилось в начале ХХ века. Но запечатлеть себя для потомков могли только богатые горожане. Если бы мы захотели посмотреть семейный альбом Тимофея Хрюкина, то не увидели бы ни одной его фотографии из детства и юности. И этому есть объяснение.
Тимофей Хрюкин родился в семье рабочего-каменщика. Отец и мать много работали, но семья была бедной. В возрасте 8 лет мама отдала сына в батраки. Отец на продолжительное время покинул семью. От несправедливости жизни мальчик взбунтовался. Бросив работу, бродяжничал. Трудно представить, но Тимофей к 15 годам не умел читать и писать, зато прошел «трудовые университеты». Кем только не пришлось ему работать: чернорабочим, грузчиком, молотобойцем в железнодорожном депо. Но желание учиться у Тимофея было всегда. Мечтал стать агрономом, поступить в сельскохозяйственный институт. Но формулировка «годен в бомбардировщики» (вердикт медицинской комиссии в Краснодаре, куда он попал по комсомольской путевке) решила его дальнейшую судьбу. Вот тогда и стали появляться его первые фотографии.
В 1935 году Тимофей Тимофеевич женился на своей землячке Полине Ткаченко. У супругов родилось 8 детей. Одна дочь в возрасте 3 месяцев умерла в Смоленске. Все дети имели разное место рождения: Баку, Москва, Крым… Полина Дмитриевна переезжала из гарнизона в гарнизон и везде старалась создать уют семейного быта. Сохранилась фотография, где Тимофей Тимофеевич с детьми. На руках отца самая младшая дочь Татьяна, ей 1 год, отцу—41. Дети аккуратно причесаны, скромно одеты. Этот снимок сделан на даче в Монино. Много фотографий, на которых запечатлены супруги вдвоем. Кстати, на сегодняшний день только прямых потомков Т.Т. Хрюкина (детей, внуков, правнуков) насчитывается 58 человек.
17 апреля 1944 года Тимофей Тимофеевич посетил детский лагерь «Артек». Корпуса были полностью уничтожены. В 8-й воздушной армии нашлись воины-умельцы, и они восстановили один из корпусов. Второй раз он приехал в «Артек» уже в мирное время, в 1947 году. По его инициативе в пионерлагере был размещен самолет для детской станции юных техников. Может быть, для кого-то эта встреча с героем стала судьбоносной в выборе профессии?
—Тимофей Тимофеевич был Летчиком с заглавной буквы. Это было определяющее слово всей его жизни,—рассказал ведущий научный сотрудник Ейского историко-краеведческого музея им. В.В. Самсонова Виктор Фойстичук.—Судьба точно определила его место в истории, и он достойно исполнил этот долг. Он знал, что «главная для летчика мечта—высота». И именно Хрюкин издал особое распоряжение о штрафниках. Провинившиеся летчики могли летать по военным приказам, а не исполнять трудовые повинности на взлетном поле. С летчиками он был корректен, справедлив, но строг. Сотни пилотов он знал в лицо и помнил всех пофамильно и поименно.
По словам Виктора Фойстичука, в 1953 году прославленный командир ехал на учения. Вдруг из-за поворота вышла группа женщин. Водитель, ехавший на большой скорости, не успел затормозить. Опытный летчик выхватил руль и отправил автомобиль в кювет. Тимофей Хрюкин остался жив, но позже от полученных травм скончался. Так оборвался полет летчика—самого молодого генерала авиации СССР.

 

Пересечение

По моему глубокому убеждению, все мы пишем историю нашей страны и играем в ней немаловажную роль. Мы не выбираем родителей, Родину, эпоху. Как-то сами собой связались истории судеб Юлии Федоровны Романюты и прославленного Тимофея Тимофеевича Хрюкина. Судьбы абсолютно разные, но объединенные крепкими родственными узами. И есть, как ни странно, в этих разных людях что-то общее: внутренний стержень, сила, которая заставляет вести себя достойно в любой ситуации.

Наша личность—результат истории нашей жизни, а в конце пути жизненная история—это все, что у нас есть.

(Клаус Фопель).

 

М. КЛИМЕНКО.

Другие статьи этого номера