Месть фараона

Месть фараона

В 2019 году я впервые попала в Египет. Я очень люблю историю Древнего мира, поэтому, наверное, ожидала от этой страны чего-то совершенно удивительного и необычного. Но когда нас повезли в Гизу к пирамидам, я была разочарована. Совсем они не величественные. В учебниках истории камни пирамид описывали настолько плотно пригнанными друг к другу, что и лезвие ножа не просунуть между ними. В реальности в пазы легко входил даже палец…

Падение с пирамиды

Видя, как туристы свободно карабкаются на пирамиды и никто им этого не запрещает, я решила тоже попробовать, но не рассчитала. Нога соскользнула, и я ударилась левым локтем о камни.
Встала, отряхнулась, осмотрела пострадавший локоть: ну ссадина и ссадина с парой капелек крови. Я даже заклеивать пластырем ее не стала. В это время подошла гид, и нас повели осматривать пирамиду Хефрена.
Наконец мы дошли до самой камеры. Это было круглое помещение, в центре которого стоял саркофаг Хефрена, а сбоку—прислоненная к стене каменная крышка.
Все, включая стены и крышку, было исписано именами туристов и датами посещения пирамид. Видно, многие решили оставить свой след в истории. Причем больше всего, судя по именам, было записей российских туристов.

Кровь повсюду

Захотелось оставить автограф и мне. Достав из кармана железный ключ, я решила нацарапать свое имя на крышке саркофага. В ту минуту я как-то не задумывалась о том, что не только порчу памятник культуры, но и оставляю надпись на надгробии, хоть ему несколько тысяч лет, лучше этого все же не делать.
Пока экскурсовод рассказывала о жизни фараона Хефрена, я тихонько нацарапала на камне букву «С» и уже взялась за вторую… как вдруг буквально физически ощутила, что по моему поцарапанному локтю побежало что-то теплое, словно вода. Я взглянула и обомлела: это струилась кровь. На месте царапины вдруг образовалась рана величиной с небольшую монету. Кровь начала капать на пол камеры, залила мою белую юбку, сумку…
Тут и туристы увидели, что происходит, заохали и стали оказывать мне первую помощь: кто-то протянул пластырь, у кого-то оказалась перекись водорода. Однако не тут-то было! Кровь продолжала струиться, несмотря на прижигание перекисью, а пластырь, пропитавшись ею, тут же отвалился. Наша экскурсовод предложила мне стянуть края раны, кто-то стал искать в сумочке бинт…

 

Убирай автограф!

Мне же в голову пришло другое. «Ты пишешь свое имя на могиле фараона,—сказала я себе.—Не удивляйся теперь, что ему это не понравилось». Осознав это, я тем же ключом начала заштриховывать нацарапанную уже букву.
И тут произошло настоящее чудо: стоило мне зачеркнуть букву, как края раны сомкнулись, а кровь, которая к тому времени щедро залила одежду и накапала на пол камеры, стала вдруг дымиться, словно закипая. Миг—и она исчезла вовсе. Однако самое странное: на белой ткани юбки даже пятен впоследствии не осталось. Кровь реально испарилась!
Возвращалась я с экскурсии к пирамидам притихшая и подавленная. Туристы перешептывались за моей спиной. Все мы видели это чудо, и никто не мог найти ему объяснения. Помню, одна женщина сказала:
—Если фараон наказывает всякого, кто расписывает стены и крышку его саркофага, что стало с теми, кто оставил автограф? И правда, что же с ними стало?

Журнал «Тайны ХХ века».

Другие статьи этого номера